viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

К.В. Средняк,  (К.и.н., доцент, Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева)

Серия «Гуманитарные науки» # АВГУСТ  2017

Лев Копелев
Статья посвящена выступлениям известного литератора и правозащитника Л. З. Копелева на европейских, преимущественно западногерманских, радиостанциях в период с 1984 по 1996 гг. В качестве основного источника автором использован архив аудиозаписей Форума Льва Копелева в Кёльне, Германия. В статье дана источниковедческая характеристика материалов архива и выделены основные группы вопросов, обсуждавшихся с западными журналистами. Автор приходит к выводу, что зарубежные радиостанции были для Л. Копелева важнейшим каналом коммуникации с западным обществом, позволявшим как популяризировать главное дело его жизни - Вуппертальский проект, так и – шире – содействовать диалогу культур между Россией и Германией.

Ключевые слова: Лев Копелев, Россия и Германия, диалог культур, Вуппертальский проект, третья волна эмиграции, интервью, западные радиостанции.

 

Лев Копелев был восстановлен в гражданстве СССР в 1990 г., однако его возвращение «домой» продолжается. Деятельность великого гуманиста в годы вынужденной эмиграции до сих пор представляет собой обширное поле для исследований. Изучение биографии Л. Копелева впервые началось за рубежом, в среде западногерманских историков и славистов, лично знавших писателя [2, 7]. Воспоминания друзей и коллег легли в основу немецкоязычных коллективных изданий памяти Л. Копелева [8, 10]. Отмечаемое в этом году 105-летие со дня рождения писателя ознаменовалось выходом полноценной биографии Л. Копелева, написанной известным журналистом Р. Мейером [9].

В России о зарубежном периоде жизни Л. Копелева знают меньше, чем в Германии, что объясняется удаленностью значительной части источников, а также языковым барьером: большинство статей и выступлений Л. Копелева в ФРГ – на немецком языке. Наибольший интерес отечественные исследователи проявляют к изучению Вуппертальского проекта – инициированного Л. Копелевым проекта по исследованию исторических связей России и Германии [3, 5]. Перспективы дальнейшего изучения творческой и общественной деятельности Л. Копелева напрямую связаны с необходимостью введения в научный оборот иностранных источников. Одним из таких источников являются аудиоматериалы архива Форума Льва Копелева в Кёльне*, рассмотренные в рамках данной статьи.

* Автор выражает искреннюю благодарность Валерии Радзейовска-Хан и Марии Классен за помощь  и предоставленную возможность работать с материалами архива.

 

Форум Льва Копелева был открыт в 1998 г., на следующий год после смерти Льва Зиновьевича. Инициаторами его создания стали друзья и соратники Л. Копелева – М. Дёнхофф, Ф. Пляйтген, К.-Х. Корн и др. Финансирование организации осуществляется за счет членских взносов и средств города Кёльна, а также земли Северный Рейн-Вестфалия. По сути создание Форума явилось логичным продолжением всей деятельности Л. Копелева. Он был задуман как место встречи культур, как пространство для свободного общения, обмена идеями, дискуссий. Таковым он остаётся и сегодня [6].

Для исследователей русско-немецких связей будет интересна как библиотека Форума, так и аудиоархив. Последний представляет собой собранные на аудиокассетах записи выступлений Л. Копелева на западноевропейских радиостанциях в период с марта 1984 по ноябрь 1996 г., а также аудиозаписи некоторых публичных выступлений (Гёте-институт, гимназия Гумбольдта и др.). Участником нескольких бесед была также жена Л. Копелева, Раиса Орлова [12, 16, 19]. Большая часть представленных в архиве интервью дана западногерманским радиостанциям: как федерального (“Deutsche Welle”, “Deutschlandfunk”), так и регионального уровня (“WDR”  “NDR”, “RIAS”, “Bayerischer Rundfunk”, “Süddeutscher Rundfunk”, “Radio Bonn”, “Radio Bremen” и др.). Отдельно следует отметить выступления Л. Копелева в эфире австрийского и швейцарского радио [11, 22]. Как показывает язык проводимых бесед, обращаться к немецкоязычной аудитории Л. Копелев предпочитал на немецком языке, которым владел в совершенстве. Однако в архиве сохранились и некоторые записи интервью Л. Копелева на русском, в частности, выступление 1993 г. в эфире радиостанции Deutsche Welle [25]. В нем он подробно рассказывает о Вуппертальском проекте, ориентируясь, вероятно, не только на немецкую, но и российскую аудиторию, которая после 1991 г. могла беспрепятственно слушать «Немецкую волну».

Содержание бесед варьировалось в зависимости от тематики и целевой аудитории программ. По вопросам немецких журналистов можно судить о том, что интересовало западного слушателя в личности и деятельности Л. Копелева. Проведенный анализ хранящихся в архиве записей позволяет говорить о наиболее часто задаваемых вопросах: это политика, война, отношение к Западу и собственной эмиграции.

Политический аспект интереса журналистов был представлен преимущественно вопросами о политических убеждениях и отношении к советскому строю. Отвечая на них, Л. Копелев не отрицал былой приверженности коммунистическим идеям. Так, выступая перед молодежью в гимназии Гумбольдта в 1985 г., он отмечал: «В вашем возрасте я был убежденным марксистом-коммунистом. Но это идеальное время позади» [14].  В другом своем интервью, датированном 1996 г., Л. Копелев признает, что с годами пришел к выводу об утопичности социализма и коммунизма [35]. Вместе с тем, ему были близки идеи конвергенции, а «фанатичный антикоммунизм», демонстрируемый многими эмигрантами из СССР, просто пугал: «Коммунизм может быть разным: пример Швеции, социал-демократы, христианские демократы... Только в отношении Маркса и Энгельса я антимарксист» [14].

В перестроечный и постперестроечный период акцент в вопросах журналистов смещается на восприятие Л. Копелевым происходивших в России изменений и его видение будущего. В интервью, данном после первой с момента лишения гражданства поездки в Москву, Л. Копелев одним из главных своих впечатлений называет публикацию ранее запрещенных произведений: «Например, произведения Набокова не имеют политического значения, но это в первый раз, когда русские это читают» [20]. В целом позитивное восприятие произошедших в стране перемен не мешает Л. Копелеву критически оценивать сложившуюся на тот момент ситуацию. В интервью К. Беднарцу в 1992 г. он с горечью отмечает, что в России сейчас «все продается и покупается, ничего не производится» [22]. Все это, однако, не повлияло на видение демократического выбора России как единственно возможного. Будучи приглашенным на обсуждение президентских выборов в 1996 г., он признается: «свой голос отдаю за Ельцина, но со страхом» [30].

Жизненный путь Л. Копелева, так тесно переплетенный с немецкой культурой и языком, его участие в войне и последовавшее затем обвинение в «буржуазной жалости к противнику», знаменитый триалог К. Беднарца, Л. Копелева и Г. Бёлля [1], равно как и вся дальнейшая научная и просветительская деятельность Л. Копелева в Германии, объясняют частоту задававшихся вопросов о войне. Анализируя свое участие в событиях Второй мировой, писатель отмечает: «Я был из тех, кто верил Сталину, кто еще кричал «За родину!», «За Сталина!». Только потом я понял, что это была наша победа» [25]. Опыт войны стал одним из идейных истоков Вуппертальского проекта. Образы стран, народов, образ «чужого» в целом оставались одной из центральных тем выступлений Л. Копелева на немецких радиостанциях [15, 21, 25, 26, 34].

Не менее интересным для западногерманской общественности был вопрос об отношении к западной культуре и характере самоидентификации в условиях вынужденной эмиграции: кем ощущаете себя? И Л. Копелев, и его жена Р. Орлова говорили о том огромном впечатлении, какое оказывало на них чтение зарубежной литературы. Несмотря на существовавшие в СССР запреты (Дж. Оруэлл и др.), те, кто хотел, по их словам, находили возможность читать [12]. Если говорить персонально, то здесь в вопросах немецких радиожурналистов чаще всего звучала фамилия друга Л. Копелева, Нобелевского лауреата Г. Бёлля. Л. Копелев рассказывает, что, еще не будучи знаком с писателем, был увлечен его книгами о войне и стал первым в СССР, кто написал статью о его творчестве, а позже – предисловие к его первому изданию на русском языке, роману «И не сказал ни единого слова» [16]. Л. Копелев с теплотой отзывается о своем друге, отмечая, что именно забота Г. Бёлля во многом помогла им с женой справиться с эмиграционным шоком [Там же]. В более позднем своем интервью он сравнивает Г. Бёлля с А. Сахаровым: «По-человечески они с Сахаровым одинаковы. Мы были как братья» [35].

На вопросы об отношении к своему новому месту жительства Л. Копелев отвечал осторожно. Вопроса выбора между Америкой и Европой для него не стояло: «Я не мог там [в Америке – К.С.] остаться, я – европеец» [Там же]. Ему нравился Кёльн, такой мультикультурный и толерантный город [29]. Однако на вопрос, стал ли он второй родиной, Л. Копелев отвечал: «Нет, я бы так не сказал. Но в Кёльне мы чувствуем себя так heimatlich [«по-домашнему» - К.С.]». Р. Орлова добавила: «Я говорю zu Hause [«дома» - К.С.], но это вызывает боль об утраченной родине» [16]. 9 лет спустя при ответе на аналогичный вопрос мы находим несколько изменившуюся формулировку: «Кёльн стал моей родиной, также как Москва, Киев, Коктебель, Харьков, Бадмюнстерайфель…» [29]. Себя же он определял как «русско-немецко-украинского европейца и еврейского гражданина мира» [35].

Если вопросы журналистов давали представление о фокусе общественного интереса на Западе, то темы, к которым обращался или на которых акцентировал внимание сам Л. Копелев, дают представление о его собственной перспективе. Свою главную миссию за рубежом Копелевы видели в наведении «больших и малых мостов между культурами», о чем не раз говорили как в своих интервью, так и книгах [4]. Наиболее грандиозным воплощением этого замысла стал Вуппертальский проект. Для его популяризации в среде немцев Л. Копелев активно использовал радио: как подробно рассказывая об идее и содержании проекта [15, 16, 21, 25], так и приводя целые отрывки из проведенных исследований [17, 34]. О том, что ожидаемый эффект был достигнут, свидетельствует тот факт, что Л. Копелева за рубежом, особенно в Германии, до сих пор ассоциируют именно с Вупперталем. Как показали беседы автора со студентами-славистами Кёльнского университета, они связывают имя Л. Копелева в первую очередь с наукой, с вкладом в исследование русско-немецких связей.

Однако Вуппертальский проект является самым масштабным, но не единственным направлением деятельности Л. Копелева по «наведению мостов». Будучи влюбленными в русскую культуру, он и Р. Орлова видели свою задачу в ее трансляции на Запад, в выстраивании взаимного культурного обмена между Россией и Германией. Именно поэтому среди выступлений Л. Копелева на радио мы видим передачи, посвященные выдающимся деятелям русской культуры. Биография и переведенные на немецкий язык стихи А. Ахматовой [19], передача о Б. Пастернаке [31], рассказ о русских бардах – Б. Окуджаве, А. Галиче, Ю. Киме, В. Высоцком [24], – вот то, с чем Л. Копелев выходил к немецкому радиослушателю. При этом подлинная ценность произведений, по мысли Л. Копелева, не определялась их политическим содержанием, а, скорее, наоборот:  «Когда литература идеологизирована, это неверно, ведь имеется документальная литература» [20]. Именно поэтому написанное эмигрантами Л. Копелев оценивал довольно критически, считая, что в созданных за рубежом произведениях Г. Владимова, А. Синявского, А. Солженицына политика преобладает. Он приводит в пример своего друга  Г. Бёлля: в его романах и пьесах нет политической ангажированности, в отличие от публицистики, для которой это является нормой [Там же].

Обращаясь к немецкой аудитории, Копелевы с удовольствием рассказывали о своих книгах. Представляя немецкий перевод книги воспоминаний «Хранить вечно», Л. Копелев объяснял: «Мы не собирались публиковать свои воспоминания. Мы писали для наших детей, внуков, также для историков. Мы рассказывали о том, что пережили, что видели, это не была книга, это были хаотичные манускрипты» [16]. Однако после XX съезда написание мемуаров стало целенаправленным: «Наши дети и друзья спрашивали, как мы пережили эти времена, Сталина... Затем после процесса Синявского и Даниэля мы должны были ответить» [16].

Выступления на немецких радиостанциях давали Л. Копелеву дополнительную возможность привлекать внимание Западу к тому, что происходит за железным занавесом. «Большинство людей здесь еще не понимают, насколько они могут помочь – контактами с людьми там» [14], - объяснял Л. Копелев. Публичность, общественный резонанс на Западе являлись своего рода гарантиями безопасности для людей, преследуемых по политическим мотивам в СССР. Благодаря сохранявшимся связям с друзьями и единомышленниками, Л. Копелев своевременно получал подобную информацию и старался привлечь к ней внимание западной общественности, как, например, в случае с писателем Ф. Световым и его женой З. Крахмальниковой, историю которых он изложил на волнах западноберлинского радио  [16].

Особую тревогу у Л. Копелева вызывала судьба его друга А. Сахарова. В передачах 1984-1986 годов он часто говорил о нем, делясь с радиослушателями информацией о находившимся на тот момент в горьковской ссылке А. Сахарове [13], или, наоборот, выражая озабоченность отсутствием «вестей оттуда» [16]. Вклад А. Сахарова в правозащитное движение в СССР трудно переоценить. Рассказывая о московской атмосфере и настроениях, Р. Орлова отмечала, что в 1970-е гг. квартира А. Сахарова  на улице Чкалова была центром притяжения для всех диссидентов. Каждый вторник был днем открытых дверей и любой желающий мог прийти [12]. В более поздних интервью, уже после смерти А. Сахарова, Л. Копелев определяет его как «человека XX столетия, персонификацию российского духа, русской интеллигенции, гениального физика, Дон Кихота, который не способен врать» [35].

Таким образом, как показал проведенный анализ, аудиоархив Форума Льва Копелева обладает значительным исследовательским потенциалом и существенно дополняет представление о деятельности писателя за рубежом. Частота, темы и содержание выступлений Л. Копелева свидетельствуют о том, что он рассматривал радиостанции как важную площадку для коммуникации с немецкоязычной аудиторией и проведения в жизнь своей идеи о взаимообогащении культур.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Бёлль Г., Копелев Л. Почему мы стреляли друг в друга? // Синтаксис. 1981. № 9. С. 42-56.
2. Казак В. Лексикон русской литературы XX века. М.: Культура, 1996. 492 с.
3. Кожевникова А.М. «Вуппертальский проект» Льва Копелева: научное и общественно-политическое значение : автореф. дис. … канд. наук ; исторические науки: 07.00.03. М., 2012. 31 с.
4. Копелев Л. З., Орлова Р. Д. Мы жили в Кёльне. М.: Фортуна Лимитед, 2003. 544 с.
5. Лев Копелев и его «Вуппертальский проект / Под ред. Я.С. Драбкина. М.: Памятники исторической мысли, 2002. 224 с.
6. Форум Льва Копелева [Официальный сайт]. URL: http://www.kopelew-forum.de/ru/default.aspx (дата обращения: 04.07.2017).
7. Kasack W. Die Russische Schriftsteller-Emigration im 20. Jahrhundert. München: Verlag Otto Sagner in Kommission, 1996. 355 S.
8. Maurer B.M. Einblicke – Lew Kopelew. Köln: ICS GmbH, 2002. 83 S.
9. Meier R. Lew Kopelew: Humanist und Weltbürger. Stuttgart: Theiss, Konrad, 304 S.
10. Von Moskau an den Rhein: Der Humanist Lew Kopelew in Nordrhein-Westfalen / Lew Kopelew Forum e.V. (Hrsg.). Nümbrecht : KIRSCH-Verlag, 2008. 287 S.
11. L. Kopelew im ORF: ORF-Mittags-journal 04.05.1985 [Звукозапись] // Lew Kopelew Forum [далее – LKF]. Nr. 4.
12. L. Kopelew und C. Stern 13.03.1984 [Звукозапись] // LKF. Nr. 20.
13. L. Kopelew im Radio Bonn 25.05.1984 [Звукозапись] // LKF. Nr. 21.
14. L. Kopelew RIAS-Gespräch 04.06.1985; Humbold-Gymnasium // [Звукозапись] // LKF. Nr. 23.
15. L. Kopelew im RIAS [Звукозапись] // LKF. Nr. 24.
16. L. Kopelew im SFB 3 05.10.1985 [Звукозапись] // LKF. Nr. 25.
17. L. Kopelew im WDR [Звукозапись] // LKF. Nr. 26.
18. L. Kopelew über A. Sacharow, Februar 1986 [Звукозапись] // LKF. Nr. 28.
19. L. Kopelew, R. Orlowa [Звукозапись] // LKF. Nr. 29.
20. H.Vogler mit L. Kopelew, 31.05.1989 [Звукозапись] // LKF. Nr. 32.
21. L. Kopelew in Goethe-Institute, Oktober 1989 [Звукозапись] // LKF. Nr. 33.
22. L. Kopelew im DRS, Januar 1992 [Звукозапись] // LKF. Nr. 38.
23. L. Kopelew in DLF 17.08.1992 [Звукозапись] // LKF. Nr. 39.
24. L. Kopelew im NDR, 1993 [Звукозапись] // LKF. Nr. 40.
25. L. Kopelew im Deutsche Welle, Januar 1993 [Звукозапись] // LKF. Nr. 41.
26. L. Kopelew im DF 08.05.1994 [Звукозапись] // LKF. Nr. 42.
27. L. Kopelew im WDR 2, Juli 1994. [Звукозапись] // LKF. Nr. 43.
28. Errinnerungen an das Wirken sowjetischer Kulturoffiziere in Deutschland [Звукозапись] // LKF. Nr. 44.
29. L. Kopelew – Stundenbuch, Radio Bremen, 24.12.1994 [Звукозапись] // LKF. Nr. 45.
30. L. Kopelew im Radio NRW 16.06.1996 [Звукозапись] // LKF. Nr. 46.
31. L. Kopelew im BR, Juli 1996 [Звукозапись] // LKF. Nr. 47.
32. L. Kopelew im WDR, Oktober 1996 [Звукозапись] // LKF. Nr. 48.
33. L. Kopelew im Süddeutscher Rundfunk, October 1996. [Звукозапись] // LKF. Nr. 49.
34. L. Kopelew in Jena, Oktober 1996 [Звукозапись] // LKF. Nr. 50.
35. L. Kopelew im WDR, November 1996 [Звукозапись] // LKF. Nr. 52.


©  К.В. Средняк, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru