viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Чэнь Лэй,  (Аспирант, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова)

Серия «Гуманитарные науки» # НОЯБРЬ  2016

Темпоральный аспект достопримечательности
В данной статье рассматривается проблема создания образа туристической достопримечательности в китайском путеводителе. образ достопримечательности формируется во взаимодействии адресанта и адресата, т.е. носит субъективный характер. Сложность воздействия на адресата посредством туристического рекламного или информационного текста, например путеводителя, обуславливается тем, что адресат, как правило, имеет уже определенные представления о достопримечательности, которые адресант должен предугадать и, если необходимо, модифицировать.

Ключевые слова: Темпоральный аспект достопримечательности, субъективный конструкт, типы и языковые средства выражения.

 

В  современных междисциплинарных исследованиях туризма важное место занимает проблема создания образа туристической достопримечательности. Достопримечательность рассматривается как многокомпонентный и многоуровневый феномен, который формируется и посредством преобразования реальной действительности (создание инфраструктуры, археологические раскопки, природоохранные мероприятия и т.п.), и посредством преобразования образа того или иного объекта или места в сознании туристов [Crompton 1979] [Gartner 1993] [Milman, Pizam 1995] [Pike, Ryan 2004]. Огромную роль в этом процессе играет мультимедийное информационное поле, которое складывается вокруг достопримечательности.  В имеющейся литературе, посвященной изучению текстов, входящих в это информационное поле, показано, что образ достопримечательности формируется во взаимодействии адресанта и адресата, т.е. носит субъективный характер [Погодаева 2008]  [Филатова 2012].  Сложность воздействия на адресата посредством туристического рекламного или информационного текста, например путеводителя, обуславливается тем, что адресат, как правило, имеет уже определенные представления о достопримечательности, которые адресант должен предугадать и, если необходимо, модифицировать: «Before a tourist selects a destination, he/she must be aware of the destination and have the interest and desire to visit it. Often consumers have images of destinations before they receive any promotional information about the destination. These may be based upon myths, stories, legends, impressions, and images communicated by family and friends. Thus, destination marketers have the difficult job of identifying, creating, altering, changing, or completely reinventing the destination’s image. Knowing how people judge space and place, and upon which criteria they base these judgments, is extremely important for tourism marketers»  («Прежде чем турист выбирает дестинацию, он должен знать о ее существовании, иметь интерес к ней и желание ее посетить. Часто потребители имеют образы дестинаций, прежде чем они получают какую-либо рекламную информацию о них. Эти образы могут быть основаны на мифах, историях, легендах, впечатлениях и образах, полученных от членов семьи и друзей. Поэтому перед теми, кто занимается маркетингом туристических дестинаций,  стоит сложная задача определения, создания, изменения или полного переформирования образа дестинации. Знание того, как люди судят о пространстве и месте и по каким критериям они выстраивают эти суждения, крайне важно для туристического маркетинга» [Blažević, Stojić 2006: 59].

Одним из таких критериев является темпоральный аспект достопримечательности. По материалам путеводителей по Китаю для русских туристов мы выделили в этом аспекте четыре подтипа:

А. Историческая изменчивость состава национальных достопримечательностей;
Б. Нарратив достопримечательности (реальная история, миф, легенда, связанная с ней);
В. Время для посещения достопримечательности;
Г. Последовательность осмотра.

    А. Динамика состава национальных достопримечательностей во времени отражается в текстах путеводителей конструкциями с фазисными глаголами:

(1)  Колодец был случайно обнаружен при проведении работ в 1984 году и теперь стал одной из достопримечательностей [http://beijing.roadplanner.ru];
(2) Ущелье Дракона представляет собой огромный карстовый каньон, который стал знаменитой достопримечательностью Китая*. [http://vladivostok3000.ru]

* Здесь и далее примеры приводятся с сохранением всех языковых особенностей источника.

    Б. Весьма часто с достопримечательностью связана какая-то история, реальная, вымышленная или балансирующая на грани реальности и вымысла. В туристических текстах о достопримечательностях ценность имеют все виды историй, независимо от их истинностного статуса. В путеводителе сюжетное повествование с определенными героями, более или менее пространное, построенное во многом по принципам художественного сюжетного текста сопровождается разнообразными модусными рамками (знания, мнения, воображения), в том числе включающими показатели недостоверности и/или разграничения субъекта речи (автора путеводителя) и определенного или неопределенного субъекта мнения:

(3) Парк Бэйхай был построен в согласии с древней китайской легендой о 3 плавающих островах, которые, как гласит легенда, находились в море Бохай (Бохайский залив в северо-западной части Желтого моря). На них, мол, жили боги, и на одном из них по названию Пэнлай росла трава, дающая бессмертие. В 3 веке до н.э. император Цинь Шихунади, одержимый идеей бессмертия, отправил 500 юношей и 500 девушек на кораблях на поиски острова Пэнлай. Но они не смогли найти его. Император Уди из династии Хань тоже мечтал о бессмертии. Он приказал вырыть озеро позади своего дворца с тремя искусственными холмами, представляющими остров Пэнлай и другие два острова. Эти три легендарных холма были также построены в восточной столице Лоян во времена династии Суй. И при династии Тан в столице Чанъань (прежнее название Сианя). [http://kitayskiy-akcent.ru ] (4) На севере от зала посетители могут увидеть Колодец, Продлевающий Жизнь.  Говорят, что вдовствующая императрица Цыси отошла после солнечного удара, когда выпила воду из него, а затем дала ему имя. [http://beijing.roadplanner.ru ];
(5) Во дворе зала установлен огромный камень - самое большое каменное украшение какое можно найти во всех китайских садах. Интересна история происхождения этого камня. Он был найден в горах Фаншань около Пекина одним из чиновников династии Мин - Ми Ваньчжуном (Mi Wanzhong), который захотел перенести его в свой Сад Пионов (место сегодняшнего Пекинского Университета). Но он смог проделать только половину пути посколько потратил на это все свои деньги и, разорившись, оставил свою затею, бросив этот камень на обочине дороги около Лянсяна (Liangxiang) в 30 километрах к юго-западу от Пекина.

Однажды император Цяньлун возвращался из тура на юг реки Янцзы и увидел этот камень. Узнав его историю, он приказал перевезти камень в Пекин в Летний Дворец. Император дал ему имя Камень Голубого Ириса (青芝岫 - Цинчжи Сю - Qingzhi Xiu - Blue Iris Stone), хотя часто его называют Камень Разоритель (Stone of Wastrel), помятуя о несчастной истории Ми Ваньчжуна. [http://beijing.roadplanner.ru ]

Описание начинается одной предикацией репродуктивного регистра, в которой локализуется объект (камень) и отмечается его главный признак – огромный. Затем описание переходит в информативно-описательный регистр (сообщение об уникальной величине камня с использованием специально выбранного для помещения камня «на высшую строчку рейтинга» множества сопоставляемых объектов – каменные украшения в китайских садах), а затем -  в информативно-повествовательный (история камня и его имени). Эта история сюжетно раскрывает главный признак камня – его огромную величину. В ней используются предикаты совершенного вида, как называющие внешние, физические действия персонажей, так и раскрывающие их точку зрения (захотел, увидел), что еще больше сближает данный фрагмент с художественным нарративом.  Сообщается также о двух конкурирующих именах камня, имеющих разных субъектов-именователей (император и неопределенно-личный субъект) и разную основу номинации – внешний вид камня или его историю.  Почему такое описание достопримечательности представляется автору соответствующим коммуникативной задаче и, действительно, с интересом воспринимается адресатами? Здесь есть главные необходимые компоненты для создания туристической мотивации: уникальность объекта, история, символичность и национальный колорит  (экзотичность).

Поскольку китайская культура отличается высокой символичностью, в том числе в ней играет огромную роль числовая символика, нарратив, включающийся в описание достопримечательности, часто раскрывает именно символику чисел, например, количества тех или иных элементов на архитектурном сооружении:

(6) В соответствии со строительными стандартами Министерства Труда династии Цин на двойных створках дворцовых ворот в Запретном Городе количество шипов могло быть: 81 шип (9 по 9 рядов), 49 шипов (7 по 7 рядов) и 25 шипов (5 по 5 рядов). Их количество символизировало три ранга ворот, где 81 шип - высший, так как девятка - императорское число. Но есть одно исключение: створки Восточных Цветочных Ворот (Дунхуамэнь - Donghuamen - East Flowery Gate) имеют по 72 шипа (9 рядов по 8). В чем причина?  Есть два объяснения. Первое связанно с суевериями. В китайской философии Инь и Янь - две противоположности. Древние китайцы верили, что нечетные числа связаны с жизнью, то есть с Янь, а четные со смертью, то есть с Инь. Похоронные процессии императоров Шуньчжи (順治 Shunzhi), Цзяцина(嘉慶 Jiaqing) и Даогуана (道光 Daoguang) прошли через Восточные Цветочные Ворота, поэтому количество выступов - четное. Другое объяснение говорит, что изначально выступов было 81. В 1644 году, когда предводитель крестьянского восстания Ли Чжичэн (Li Zicheng) захватил Пекин, последний император династии Мин Чунчжэнь(崇禎 Chongzhen) бежал из Запретного Города через эти ворота и покончил с собой на горе Цзиншань. Когда Восточные Цветочные Ворота были восстановлены в начале династии Цин, было приказано убрать один ряд выступов в качестве наказания за то, что эти ворота не преградили императору путь и позволили ему сбежать. [http://kitayskiy-akcent.ru]

Здесь после длинного ряда чисел  даются сразу два альтернативных объяснения, связанные с разными историческими событиями. Таким образом, выстраивается характерная для путеводителя цепочка: визуальный стимул (количество шипов) – его символическое значение – история, объясняющая связь визуального стимула и символической интерпретации.

Следует отметить, что периодизация времени в китайских путеводителях национально-специфична: культурные достопримечательности обычно датируются не годами, а указанием на эпоху той или иной династии – см. примеры (3) (5), (6). Это, хотя и создает исторический колорит, не позволяет адресатам, не знакомым с последовательностью китайских династий, ориентироваться в хронологии.

    В. Третий субъективно-темпоральный аспект создания образа достопримечательности в тексте путеводителя – указание на время (года или суток), когда ее лучше осматривать:

(7) На следующий день после посещения парка Beihai стоит отправиться в Летний Дворец, и чем раньше вы туда отправитесь, тем лучше. Доехать можно на метро — позавтракать успеете на улице, пока будете идти до парка. После 10 часов сюда приезжают толпы туристов и оценить волшебство места не удастся — а Летний дворец, на мой взгляд, самый красивый объект Пекина. Ранним утром здесь танцуют и гуляют пожилые китайские пары, летают утки, солнце поднимается над озером и начинает окрашивать мосты и строения в теплые цвета. [http://vladivostok3000.ru]

Приведенный фрагмент демонстрирует два основных параметра, по которым оценивается удачное для посещения время: природный и антропогенный. В нем противопоставляются индивидуализованный непосредственный адресат путеводителя (к нему автор обращается в форме второго лица множественного числа – вы) и толпы туристов, которые могут помешать адресату (хотя он тоже турист) оценить красоту места.

    Г. Наконец, четвертый субъективно-темпоральный аспект, который проявляется в описаниях достопримечательностей, которые занимают значительное пространство и обзор которых требует времени, - порядок осмотра. Автор может предлагать единственный, наилучший маршрут (последовательность, в которой адресату путеводителя предлагается исследовать достопримечательность) или альтернативные:

(7) Виртуальная экскурсия начнется от Восточных Дворцовых Ворот. Маршрут пройдет через район Двора и прилегающие объекты, а затем по Длинному Коридору к подножью южного склона Холма Долголетия. После мы поднимемся на холм и спустимся по его северному склону к Торговой Улице Сучжоу. Далее перейдем на запад холма к Мраморной Ладье, а затем на пароме переедем на Остров Южного Озера. С острова путь пройдет по Семнадцатиарочному Мосту на восточный берег озера Куньмин, а далее по Западной Дамбе к Картинам Земледелия и Ткачества.[http://beijing.roadplanner.ru]

Таким образом, можно заключить, что любая достопримечательность в путеводителе предстает как погруженный в течение времени субъективный конструкт, полнота восприятия которого и позитивность впечатления определяется тем, насколько хорошо темпоральный план передан автором путеводителя и насколько точно адресат следует его рекомендациям.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Погодаева С. А. Языковые средства аргументации во французском туристическом дискурсе : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Иркутск, 2008
2. Филатова Н.В. Стратегии самопрезентации субъекта туристического дискурса // Вестник МГЛУ, 2012. Выпуск 22 (655). С. 56–67.
3. Blažević N., Stojić A. Pragmalinguistic elements in tourist destination image formation // Tourism and Hospitality Management, 2006.Vol. 12, No. 1. Pp. 57-66.
4. Crompton J. Motivations for Pleasure Vacation // Annals of Tourism Research, 1979. Vol. 6, № 4. Pp. 408–424.
5. Gartner W. C. Image Formation Process // Communication and Channel Systems in Tourism Marketing. New York: The Haworth Press, Inc., 1993. Pp. 191–215.
6. Milman A., Pizam A. The Role of the Awareness and Familiarity with a Destination: The Central Florida Case // Journal of Travel Research, 1995. № 33. Pp.21-27.
7. Pike S., Ryan C. Destination positioning analysis through a comparison of cognitive, affective, and conative perceptions // Journal of Travel Research, 2004. № 42(4). Pp.333-342.
 



© 
Чэнь Лэй, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru