viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Б.А. Зейнали,  (К.ф.н., доцент, Тегеранский университет, Тегеран, Исламская Республика Иран)

Р.Н. Гули-заде,  (Аспирант, Тегеранский университет, Тегеран, Исламская Республика Иран)

Серия «Гуманитарные науки» # НОЯБРЬ  2016

Народ
Пушкин был более склонен и чувствителен к ощущению и особому утверждению реализма. В конце 1830 году распространение беспорядков и крестьянских бунтов на западе заставило Пушкина в связи с этой реальностью, написать историческую и психологическую повесть «Капитанская дочь». События этой повести происходят во время правления царицы Екатерины 2. В произведении Пушкин затронул наиболее важную сторону – проблему правления дворян и феодального режима, которая вызывала беспокойство высших слоев общества. В этой статье мы постарались исследовать тему и показать полнее общественную картину о воле народа, в особенности его героев, таких как Емельян Пугачев.

Ключевые слова: Народ, дворянин, крестьян, восстание, Емельян Пугачев, «Капитанская дочь».

 

Предисловие

Пушкин родился  и вырос в известной семье. Его семейное происхождение наложило отпечаток на тяге к истории, уважении к культуре, обычаям и прошлому народа и все это сделало его наследником лучщих народных достояний. Пушкин являлся основоположником романтизма в русской литературе. Утописты 19 века видели народ не таким, как он есть, а таким, каким бы хотели видеть; поэтому романтизм был противопоставлен реализму. Они, в противоположность классицизму, обращались не к сознанию, а к чувствам и для понимания целостности течения обращались к эстетике и были уверены, что сознание отделено от мировоззрения [8, c.3].

Пушкин в январе 1833 года был избран членом Русской Академии. Это избрание отразилось на мировоззрении поэта. Летом 1833 года он отправился в путешествие по восточным регионам России, где набрал материалы для написания истории Пугачевского восстания [13, c.2].

Предпочтение Пушкиным народных восстаний подтверждается связью его произведений с действительностью. Усилия и старания Пушкина в изображении реальности просматриваются в его записках, творчестве и личной биографии. Известное произведение Карамзина под названием «История правления России» отразилось не только в творчестве Пушкина, но может быть, и в произведениях современников Пушкина.

В протесте, в бунте осуществлялось воспитание человека. Мятежность делала его свободным в рабской стране, рождала веру в собственные силы, «выпрямляла» личность, вселяя в нее чувство собственного достоинства. Достижением этого обновленного реализма явился в «Капитанской дочке» показ народа, создание образа Пугачева [6, c. 24].

Темы противостояния гнету и эксплуатации были темами, которые занимали дух и мысли писателей. Герои этих произведений создавались из среды народа и для освобождения народа. Пушкин был писатель-борец. Его герой Пугачев был защитником прав народа от гнета государства.

В определенный период мастерство и произведения Пушкина приобрели национальный облик, а мысли этого писателя обращались к теме освобождения народа от угнетения правителей. Он создал героев, которые соответствовали действительности и восстали для освобождения народа.

Дискуссия

    1.Пушкин и искусство писателя

Пушкин во время южной ссылки раздумывал о причине поражения борцов за справедливость и свободу в России и на Западе. В Михайловском он также был озадачен противостоянием государства и народа. Вопрос, который Пушкин задавал себе был: почему народ в своей борьбе потерпел поражение? Почему диктаторские государства сменяют друг друга? Почему восстания Пугачева и Разина потерпели поражение? Для ответа на эти вопросы Пушкин обратился к истории России. В этих материалах он искал причины поражения народа своего времени [4, c.109].

Дух и мысли Пушкина с самого начала были симбиозом свободомыслия и свободолюбия. Тема восстания, которая поддерживалась передовыми людьми, ему импонировала. Пушкин выставил на обозрение народные и революционные идеи народа своего времени, показав мастерство народа и величайшую его энергию, хотя хорошо понимал и слабые стороны революции. Он был осведомлен о противоречии и трагедии дворянского восстания, слабость которого была в том, что декабристы восстали для народа, в то время как оно совершилось без участия народа.

Пушкин считал народ как основной элемент и движущую силу восстания, силу, которая так и не поняла своего значения и обязанностей. В своих произведениях он указал на основные проблемы и озадачил современников и последующие поколения. Проблема заключалась в противостоянии государства и народа, противостоянии характеров и правлений и это явилось причиной распада и разницей между просвещенной знатью и бедняками и революционными и народными восстаниями и привело к поражению.

В этой связи Белинский пишет: творчество Пушкина было благодарностью истории и действительности России, иногда это мастерство является отображением действительности и проявлением русского характера. Поэтому все называли Пушкина народным, национальным и русским поэтом [4, c.153-154].

В 30-х годах в произведении  Борис Годунов Пушкин, выступая как художник и мастер, тяготеет к теме бунта и народного восстания. Часть его великих произведений относится к революции и ее разновидностям. В 1836 г. он закончил одно из своих больших произведений « Капитанская дочь».

В русской литературе, работая над данною темой, равно как и над многими другими, Пушкину приходилось быть зачинателем. В ней еще ни разу не было сделано попытки изобразить широкое народное движение революционного характера. Но и для Пушкина было уже совершенно ясно, что, например, пугачевское движение отнюдь не являлось делом рук одного Пугачева. Однако, понимать — это одно, изображать — другое. Можно было бы проследить по произведениям Пушкина, как постепенно углублялась у него тема бунта, восстания и его участников, как от безмолвствующего, податливого на любое влияние шекспировского народа, он начинает переходить к изображению активно выступающей массы, уже не нуждающейся в приказаниях вождя или выдвигающей вождя из своей среды (Франц в «Сценах», — Пугачев в «Капитанской дочке»)  [1, c.1].

    2.«Капитанская дочь» и эволюция этого произведения

Роман, во-первых, должен был принять мемуарную форму рассказа от первого лица, записок непосредственного свидетеля и участника событий. А во-вторых, история личности должна была быть показана на фоне широкого народного восстания — и притом восстания классового характера, — бунта казаков, калмыков и крестьян, русского бунта, «бессмысленного и беспощадного» [1, c.2].

Вся художественная ткань «Капитанской дочки» отчетливо распадается на два идейно-стилистических пласта, подчиненных изображению двух миров: дворянского и крестьянского. Каждый из двух изображаемых Пушкиным миров имеет свой бытовой уклад, овеянный своеобразной, лишь ему присущей поэзией, свой склад мысли, свои эстетические идеалы [5, c.2].

Крестьянский уклад жизни овеян своей поэзией: песни, сказки, легенды пронизывают всю атмосферу повествования о народе. Особое место занимают пословицы, в которых выкристаллизовалось своеобразие народной мысли. Исследователи неоднократно обращали внимание на роль пословиц и загадок в характеристике Пугачева. Но пословицами говорят и другие персонажи из народа. Савельич пишет в отписке барину: «...быль молодцу не укора: конь и о четырех ногах, да спотыкается». Пушкин подчеркнул, что речь Пугачева, вобравшая все своеобразие народного языка, дворянину непонятна: «Я ничего не мог тогда понять из этого воровского разговора», — пишет Гринев. При этом показательно, что тайный «воровской» язык, которым пользуются Пугачев и хозяин «умета», — это не арго, специальная речь, доступная лишь членам шайки, а язык пословиц и загадок — сгусток национально-самобытной стихии языка. Смысл речи, непонятной Гриневу, прекрасно понятен читателю [5, c.3].

Русский исследователь Петронина с уверенностью заявляет, что в 18-ом веке восстание Пугачева и декабристов создали политическую и историческую почву, где не было места связям дворян и простого народа. Дело ведь не в том, что Пушкин не смог создать реалистический образ дворянина-идеолога, перешедшего на сторону Пугачева, «потому что материалов для создания такого образа не было в самой действительности». Думается, должен быть изменен акцент в трактовке исторической ситуации, исследованной Пушкиным, — он понял более важное: не может быть такого союза. И это было открытием Пушкина, заставившим его категорически и бескомпромиссно корректировать свои прежние взгляды, отказываться от иллюзий, искать новые решения старых проблем, чтобы заглянуть в будущее России с подлинно исторических позиций. Вот почему «Капитанская дочка» имеет такую трудную и долгую творческую историю — от замысла и первого плана до начала написания романа прошло три года. Работу над ним в 1833 г. пришлось прервать, чтобы заняться изучением архивных и печатных материалов по истории восстания Пугачева. Именно сделанные на основе такого изучения важные идеологические выводы определили дальнейшее развитие замысла романа. Творческие поиски, движение смелой мысли художника-исследователя привели к новому обогащению реализма, сделав его способным угадывать будущее [6, c.4].

В феврале 1833 г. был получен ответ на запрос Пушкина и он получил доступ к документам о восстании Пугачева в послевоенной библиотеке Чернышева. Общее знакомство с документами и материалами полностью изменили его взгляды. Он отказался от попыток поиска Пугачева среди дворян.

Изучение официальных документов, мемуарных свидетельств, манифестов Пугачева, в которых излагалась социальная и политическая программа восставших, опрос многих жителей Казанской и Оренбургской губерний, знакомство с народным восприятием Пугачева и его дела — все это помогло Пушкину понять подлинный характер социальных отношений в крепостнической России вообще и позиции дворянства в частности, объяснить причины постоянно вспыхивавших крестьянских бунтов и восстаний [6, c.6].

Каждое время и эпоха исследует роман Пушкина со своих позиций и разрешают проблемы в соответствии со временем. По этой причине, на каждом этапе исследований романа «Капитанская дочь» при изучении его, принимались во внимание предыдущие факты. При создании вождей восстания и бунтов, Пушкин прислушивался к мнению народа о свободолюбцах, которые участвовали в них. Для описания народных героев он использовал сказания, народные песни и мысли большинства народа.

В «Замечаниях о бунте», написанных после завершения работы над «Историей Пугачева», Пушкин отмечал: «Весь черный народ был за Пугачева. Духовенство ему доброжелательствовало, не только попы и монахи, но и архимандриты и архиереи. Одно дворянство было открытым образом на стороне правительства. Пугачев и его сообщники хотели сперва и дворян склонить на свою сторону, но выгоды их были слишком противоположны». Исследование истории восстания Пугачева убеждало, что интересы народа и дворянства, разделенного социальной, классовой рознью, «слишком противоположны». Этот вывод автора «Истории Пугачева» и объясняет отказ от замысла романа о дворянине-пугачевце. Но неожиданным и необъяснимым с позиций даже самой передовой исторической наукой того времени было обнаружение Пушкиным поразительного факта — восстание народа не могло победить. В общих «Замечаниях о бунте» Пушкин на основании изученных фактов констатировал: «Разбирая меры, предпринятые Пугачевым и его сообщниками, должен признаться, что мятежники избрали средства самые надежные и действительные к своей цели. Правительство с своей стороны действовало слабо, медленно, ошибочно». И, невзирая на это, победило правительство, потерпел поражение народ, восставший за правое дело, выбиравший в своей борьбе самые надежные средства [6, c.6].

Посылая Денису Давыдову „Историю пугачевского бунта“, Пушкин писал:

Вот мой Пугач. При первом взгляде
Он виден. Плут, казак прямой!
В передовом твоем отряде
Урядник был бы он лихой.

Пушкин вовсе не намерен был идеализировать своего Пугачева. „Пугачев представлен у меня Емелькою Пугачевым, а не байроновым Ларою“, подчеркивает поэт в письме к И. И. Дмитриеву от 26 апреля 1835 г. Художественная сложность, глубина созданного Пушкиным образа в том и заключается, что именно „Емелька Пугачев“, „плут, казак прямой“, персонаж в высшей степени реалистический, совсем непохожий на высокого байроновского героя, в то же время наделен огромным внутренним пафосом [2. c. 9].

В процессе работ над романом из эпохи «пугачевщины» и над историческим трудом о восстании поэт скоро убедился в недостаточности и односторонности материалов, бывших в его распоряжении. Официозная, дворянская историография либо замалчивала ненавистную, полузапрещенную правительством и проклятую церковью тему, либо заведомо искажала ее: восстание изображалось несчастной случайностью, следствием дурных страстей отдельных зачинщиков, увлекших покорную до того «толпу», его вождь — извергом, в котором нет ничего человеческого, его деятели — кровожадными разбойниками, злодеями, преступным сбродом; еще более искажали картину восстания, дополняя тенденциозно изложенные факты своей фантазией, иностранные авторы — как политики, дипломаты и историки, так и беллетристы [3. c. 2].

    3. Правление дворян и роль Пугачева в жизни крестьян.

Дворянская историография рассматривала самодержавную государственность как единственно возможную форму власти. В ее представлении народное движение может привести лишь к хаосу и гибели государства. У дворян, и у крестьян есть своя концепция законной власти и свои носители этой власти, которых каждая сторона с одинаковыми основаниями считает законными. Екатерина — законная дворянская царица, и ее управление соответствует правовым идеалам дворянства. С точки зрения героев-дворян, Пугачев — «злодей». Со своей стороны, крестьяне в повести, считают Пугачева законным властителем, а дворян — «государевыми ослушниками». Готовя материалы к «Истории Пугачева», Пушкин записал, что яицкие казаки «кричали: Не умели вы нас прежде взять, когда у нас Хозяина не было, а теперь Батюшка наш опять к нам приехал — и вам уж взять нас не можно; да и долго ли вам, дуракам, служить женщине — пора одуматься и служить государю» (IX, 766—767) [5. c. 4].

Крестьянская власть патриархальнее, прямее связана с управляемой массой, лишена чиновников и окрашена в тона семейного демократизма. Но именно эта крестьянская природа политической власти Пугачева делает его одновременно вором и самозванцем для дворян и великим государем для народа. Пугачев сам говорит Гриневу, что «кровопийцем» его называет «ваша братья», а Гринев-старший знает, как и все дворяне, что цель «гнусного бунта» была «ниспровержение престола и истребление дворянского рода» [5. c. 5].

Во время написания этого произведения и подбора материалов об историческом восстании Пугачева, Пушкин обратил внимание, что кровожадность и беспорядки с обоих сторон не всегда были показателем бунтарства с обоих сторон, но иногда были выражением расхождения взглядов и мировоззрения двух разных миров – дворян и крестьян.

Главный герой Гринев, призванный воспитанием, присягой и собственными интересами стоять на стороне дворянского государства, убежден в справедливости его законов. Он в осажденном Оренбурге узнает об опасности, грозящей Маше Мироновой. Как дворянин и офицер, он обращается к своему начальнику по службе с просьбой о помощи, но в ответ слышит лекцию о предписаниях военного устава. Гринев предпринимает совершенно неожиданный для русского дворянина и офицера XVIII в. шаг : он выходит из сферы действия дворянских законов и обращается за помощью к мужицкому царю. Однако в стане восставших действуют свои законы и нормативные политические идеи, которые столь же равнодушны к человеческой трагедии Гринева. Более того, как дворянин, Гринев враждебен народу, и законы восстания, политические интересы крестьян требуют не оказывать ему помощь, а уничтожить его. Подобное действие вытекало бы не из жестокости того или иного лица, а из автоматического применения общего закона к частному случаю. Желая остаться дворянином и получить помощь от Пугачева, Гринев явно непоследователен [5. c. 7-8].

Пугачев освобождает Машу Миронову. Он прислушивается к своему голосу нравственности и человечности, а не к законам и принципам правления общества.

В повести «Капитанской дочке» Пугачев наделен достаточной властью, чтобы самостоятельно и вопреки своим сподвижникам спасти и Гринева, и Машу Миронову. Пушкин начинает ценить в историческом деятеле способность проявить человеческую самостоятельность, не раствориться в поддерживающей его государственной бюрократии, законах, политической игре [5. c. 12].

О мятежном народе читатель «Капитанской дочки» узнает уже в главе II романа из иносказательного разговора двух казаков — вожатого и хозяина умета. События развиваются стремительно, и далекий, не очень сначала тревоживший офицеров мятеж приближается к Белогорской крепости. Гринев, впервые сообщая о восстании, называет его «неожиданным происшествием». Затем это «происшествие» получает имя «пугачевщины» [6. c. 15].

Философия жизни Пугачева, сформулированная в сказке, поэтически преодолевала драму русского бунта: он может кончиться поражением, но он не лишен смысла, ибо правда истории на стороне свободного человека, истина в свободолюбии народа, в его ненависти к рабству и угнетению.

Пугачев оттого и находится в центре внимания Пушкина, его стремления к свободе — ярко проявился национальный характер. Этим объясняется и широкое использование Пушкиным произведений народного творчества — песен, сказки, пословиц — для раскрытия взглядов и убеждений Пугачева.

Поэтичность образа Пугачева обусловлена и открытием Пушкиным-реалистом поэзии мятежа. Показывая борьбу двух враждебных лагерей расколовшейся нации, Пушкин противопоставляет образ жизни народа образу жизни дворянства [6. c. 19].

В «Историю Пугачева» Пушкин внес многозначительный ответ Пугачева на вопрос допрашивавшего его генерала Панина: «Я не ворон, я вороненок, а ворон-то еще летает». Ответ поэтический, исполненный символического значения, — в нем отразилась народная вера в неминуемость новых восстаний, которые не могут не победить. Познание характера Пугачева одновременно было для Пушкина познанием революционности народа в прошлом и будущем, познанием закономерности этой революционности и ее трагического характера [6. c. 25].

В сентябре 1773 Пугачев оглашает свой первый императорский указ, в котором призывает казаков к действию и обещает им былую свободу и вольности. В тексте обращения были также заветные слова об освобождении от подушной подати и свободе, что сыграло значительную роль в привлечении к участию в восстании крестьян[11. c. 2].

Для объяснения видимых черт Пугачева следует указать: Пугачев был темнолицым и обязательным и серьезным. Почти во всех показаниях о Пугачеве подчеркивается его неграмотность («грамоте или очень мало, или ничего не знает», «безграмотный Пугачев», «он же вовсе и грамоте не умеет»). Не может обойти эту характерную деталь и Пушкин. Но уже в «Замечаниях о бунте», представленных Николаю I в дополнение к печатному тексту «Истории», великий поэт утверждал, что эта «безграмотность» Пугачева нисколько не мешала ему в его воззваниях к народу находить именно те слова, образы и формулировки, соперничать с которыми никак не могли ни правительственные манифесты, ни «публикации» высокообразованного начальства на местах: «Первое возмутительное воззвание Пугачева к яицким казакам, — писал Пушкин, — есть удивительный образец народного красноречия, хотя и безграмотного [9. c. 2].

«Пугачев не был самовластен» и проч. Эти же установки определяют позицию исследователя в восьмой главе: «Пугачев бежал; но бегство его казалось нашествием. Никогда успехи его не были ужаснее, никогда мятеж не свирепствовал с такою силою. Возмущение переходило от одной деревни к другой, от провинции к провинции. Довольно было появления двух или трех злодеев, чтоб взбунтовать целые области. Составлялись отдельные шайки грабителей и бунтовщиков; и каждая имела у себя своего Пугачева» [9. c. 13].

Особенность великого царя проявилась в повести «Капитанская дочь»: иногда он был жестоким, иногда нежным, иногда самоуверенным, иногда мягким, иногда одиноким, иногда вместе с народом. Он не только герой исторической повести времен правления Екатерины 2, а даже герой придуманной истории и играет основную роль в повести Пушкина. На всем протяжении повести, Пушкин противопоставляет своего героя генералам, представителям простого народа и даже самой Екатерине, а самое главное, противопоставляет Петруше Гриневу. Обычный человек, который имеет отношение к великой истории страны, Пугачев не отделен от судьбы и жизни [10. c. 1].

Создавая образ самозванца, Пушкин принципиально отказывается от предваряющей события обобщающей его характеристики. Пугачев входит в роман в ореоле тайны, поэтически — из метели. Характер Пугачева строится динамически — в движении от «наружного» портрета к портрету глубоко психологическому: читатель узнавал не только о все новых и новых фактах деятельности героя, но прежде всего о его богатой духовной жизни. Узнавание Пугачева было открытием его нравственного обновления, обусловленного событиями восстания. Метаморфоза Пугачева: бродяга — «государь»; лукавый, плутоватый казак — мудрый народный вождь, деликатный, душевно богатый человек — наглядно обнаруживала творческий характер народной борьбы за свободу, еще раз на конкретном, подлинно историческом примере подтверждала важнейший принцип пушкинского реализма: только в протесте, мятеже человек может полностью реализовать себя как личность [6. c. 17].

Обозначается философия жизни Пугачева, которая на протяжении повести рассказывается Пугачевым и передает драматизм народного восстания. Это восстание могло закончиться поражением, но оно не было бесцельним и беспрограммным, так как действительность заключалась в речах и поведении простого народа, потому что их правда была в любви к свободе и освобождении от гнета дворян и правителей.

Заключение

После полного исследовании жизни и поведения Пугачева, вырисовывается его роль в освобождении простого народа и в достижении успеха народного восстании. Нужно подчеркнуть, что Пушкин не закрывает глаза на отрицательные и неясные стороны жизни и поведения Пугачева. Он даже сообщает о мелких воровствах и преступлениях соратников Пугачева и окружающих его. Соратники Пугачева могли даже его предать. Пушкин этого не скрывает, но объясняет, что злость и ненависть Пугачева и ему подобных, являются результатом угнетения, эксплуатации, обмана и ущемления прав бедняков богачами, что укрепилось в сердце и памяти бедняков. Это делает проблему борьбы за права насилием и беспощадностью и обе стороны становятся злыми и жестокими. Может эти запросы и являются тем, что Пугачев и его сторонники проивопоставляют правителям и дворянам, которые получают по заслугам. Чем больше мы знакомимся с характером народа, тем больше понимаем его стремление к достижению своих прав.

Пушкин уверен, что условия и общество могут не быть  полноценными, и человек при этом режиме может подняться на борьбу. В противном случае он превратится в раба условий, человека, который беспрекословно принимает все условия и несчастья общества и это открытие Пушкин подтверждает. Имеется слабая связь между обманутыми и обманывающими. Весомость этого различия была причиной возникновения восстания и беспорядков. В восстании и беспорядках народ воспитывался. Восстание делало его свободным человеком в большой жизни. В нем воспитывается вера в силу и человеческую энергию и вырабатывает в нем гордость и честь. Результат этих перемен в школе реализма проявляется в людях в «Капитанской дочке» и в построении характеров и героев типа Пугачева.

Повесть «Капитанская дочь» является подобием завещания Пушкина. В то время как он демонстрирует читателям угнетение и несчастье русского народа и рассказывает о восстании русского народа, знакомит всех читателей с основными фундаментальными проблемами России и освобождения народа и возможных будущих восстаний.

Политический взгляд Пушкина связан с условиями общества. Он не мог открыто подтвердить восстание народа, но его литературное наследие является отображением его политических взглядов. Пушкин – художник все глубже и глубже рисовал прошлое и будущее народа.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Белецкий, А., К истории создания "Капитанской дочки". 1930
2. Грушкин, А., Образ народного героя в творчестве Пушкина 30-х годов.
3. Измайлов. Оренбургские материалы Пушкина для "Истории Пугачева". 1975
4. Коровин, В, И., Русская литература. Москва «Просвещение». 1990
5. Лотман,Ю,М,Роман А. С. Пушкина "Евгений Онегин". 1995.
6. Макогоненко, Г, П., Исторический роман о народной войне.1854
7. Масудиниа, А., Взгляд на мнение формалистов о Пушкине. Газета «Этемад», выпуск 2697, с. 11, 1392
8. Мусави, М., Смысл скрытый за бесмыслием произведений Пушкина. Научно-повествовательно-обозревательный журнал ИРАС. 1392
9. Оксман., Пушкин в работе над "Капитанской дочкой". 1952
10. Пушкин, А, С., Образ Пугачева в повести А.С.Пушкина «Капитанская дочка».
11. Собин, В., Емельян Пугачев – бунтарь или….2012
12. Фатихи, М., Об искустве литературы и кино « Пушкин зачинатель русского повествования». 1389
13. Ханлари, З., Культура литературы мира. Изд. Харазми. 1384
 



© 
Б.А. Зейнали, Р.Н. Гули-заде, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru