viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Е.А. Пержу,  (Соискатель, каф. англ. филологии и лингвокультурологии, Санкт-Петербургский государственный университет)

Серия «Гуманитарные науки» # ФЕВРАЛЬ  2016

Категория состояния
Статья посвящена рассмотрению лингвофилософской категории состояния и выражению этой категории на грамматическом уровне при помощи слов категории состояния. В статье приводится определение категории состояния, рассматривается семантическая и морфологическая классификация слов категории состояния, сочетаемость и употребление слов категории состояния в предложении. В статье показано, что слова категории состояния являются словами особой частью речи, выражающей состояние человека/предмета в определенный промежуток времени. Числительные, наречия времени, существительные, обозначающие дни недели, месяца, используются для ограничения длительности состояния во времени. Степень погруженности предмета/человека в определенное состояние может быть частичной или полной и выражается при помощи наречных идентификаторов. Как показал исследуемый материал, слова категории состояния чаще всего употребляются с глаголом состояния to be, реже с другими глаголами, такими как to fall, to remain, to lay, to feel, to stretch out, to sprawl, to look, to drop, to sound, to seem и другими.

Ключевые слова: Категория состояния, состояние, слова категории состояния, грамматический уровень.

 
СОКРАЩЕНИЯ:
КС – категория состояния;
СКС – слова категории состояния;
BNC – British National Corpus;
MMD – MacMillan Dictionary of the English Language.

Категория состояния (КС) была описана еще во времена античности. Аристотель [1] был первым, кто описал категорию состояния. Философ рассматривает категорию состояния не в ряду 10 категорий, а как составляющую категории качества. Всего Аристотель выделял четыре группы качеств: переходящие и устойчивые качества, врожденные способности и неспособности, претерпеваемые свойства и состояния, очертания и имеющийся у каждой вещи внешний облик. Так, например, рассматривая устойчивые и переходящие качества/свойства человека или вещи, Аристотель пишет о том, что «человек находится в том или другом состоянии и вместе с тем быстро изменяется, становясь из теплого холодным или из здорового больным, и точно так же в остальных случаях, если только какое-нибудь из этих состояний не укоренится и не окажется неустранимым, а такое состояние можно было бы, пожалуй, уже назвать устойчивым свойством» [1, с. 73], а устойчивые свойства характерны качествам, так как качества вещи или человека «более продолжительные и мало подвержены изменениям» [1, с. 73]. Рассуждая о длительности и изменчивости качеств вещи, Аристотель приходит к выводу о том, что «те явления, которые возникают от чего-то легко прекращающегося и быстро исчезающего, называют состояниями, но не качествами» [1, с. 75]. Таким образом, Аристотель показывает, что качество – это не то же самое, что состояние (несмотря на то, что он рассматривает состояние как часть категории качества), так как качество – это более устойчивое свойство вещи, чем состояние. На основе всего вышесказанного можно утверждать, что Аристотель в своих трудах заложил основы философского знания о категории состояния.

Философы XX века продолжают развивать учение Аристотеля о состоянии как свойстве бытия и рассматривают КС как отдельную категорию.

Существование КС как лингвистической категории признается многими современными лингвистами, среди которых Г.А. Золотова [6], М.В. Всеволодова [2], И. П. Матханова [8], О.А. Дубнякова [3] и другие.

Определения КС в лингвистике во многом схожи и зачастую совпадают с определениями КС в философии: современные отечественные лингвисты берут за основу при определении КС определения, разработанные современными философами.

Одно из наиболее полных определений КС, раскрывающих ее сущность как лингвистической категории, было дано И.П. Матхановой. И.П. Матханова определяет состояние как отражение в языке «специфической формы бытия человека и мира, возникающей под воздействием внешних или внутренних факторов и обладающей стабильностью в течение некоторого времени» [8, с. 10 – 11]. Из определения И.П. Матхановой видно, что КС в лингвистике, как и КС в философии, носит временной характер, то есть можно говорить о пространственно-временном и переходящем характере КС.

На грамматическом уровне КС может быть выражена словами категории состояния (СКС). Вопрос о существовании СКС в современном английском языке поднимали и поднимают многие отечественные и зарубежные грамматисты.

Как правило, зарубежные лингвисты не выделяют СКС в отдельную часть речи: слова типа alive, asleep, aware, afraid рассматриваются ими либо в системе прилагательного (как особый вид прилагательного – предикативное прилагательное), либо в системе наречия.

Так, например, H. Poutsma относит слова типа alive, asleep, aware, afraid к наречиям. Лингвист ставит их в один ряд со словами типа anew, away [17, с. 132].

George O. Curme [14], E. Kruisinga [16], Charles F. Hockett [15] относят слова типа alive, asleep, aware, afraid к прилагательным. Так, например, Charles F. Hockett пишет: «Thus English afraid is one of a dozen or so words used only as adjectives <…>, afraid and its kindred <…> constitute a special small subclass of that class» (рус. «английское слово afraid, как десяток подобных ему слов, используется как имя прилагательное <…>, afraid и другие слова, обладающие схожими характеристиками, <…> образуют небольшой подкласс класса прилагательных») [15, с. 241].

R. Quirk и S. Greenbaum предлагают разбить слова, обозначающие состояние, с префиксом a – на две группы: a-adjectives (например, asleep, afraid, alert и т.п.) и a-adverbs (например, around, away и т.п.) [18, с. 129].

В отличие от вышеприведенных лингвистов P. Roberts считает, что слова типа alive, asleep, aware, afraid не принадлежат к системе прилагательного поскольку данные слова, не употребляются с наречием very (*The boy was very asleep), не обозначают качество («it [asleep] doesn’t indicate any quality he [the boy] has» [19, с. 278]), не употребляются в атрибутивной функции. К какой части речи принадлежат слова типа alive, asleep, aware, afraid лингвист не уточняет.

В отличие от зарубежных лингвистов большинство отечественных англистов признают существование СКС как особой, независимой части речи. Тем не менее, среди отечественных лингвистов, признающих существование СКС как отдельной части речи, нет единого понимания об  «объеме», «наполненности» этой части речи.

Некоторые лингвисты рассматривают данную категорию не только по формальным, но и по семантическим признакам. Так, например, Б.М. Лейкина [7], А.В. Павлова [10] относят к СКС словосочетания типа «глагол + предлог» и «глагол + наречие»: to be in, on, up, down, over и т.п.:

Your son is down with enteric. [7, с. 240] Или I don’t really wish to talk about those things, now we are over it. [10, с. 129]

По словам А.В. Павловой, слова типа on, in, up, over являются СКС, поскольку они выражают «временное состояние субъекта» и «употребляются в предикативной, а не обстоятельственной функции» [10, с. 129].

Другие лингвисты рассматривают данную категорию более «узко», включая в нее слова, выражающие состояния, оформленные префиксом a –  (типа alive, asleep, aware) и слова, не имеющие морфологического оформления (типа glad, ill, sorry). Так, например, Л.О. Пипаст [11] предлагает делить СКС на три группы. К первой группе лингвист относит слова типа afloat, afire, asleep и др., а именно СКС, которые развились из сочетания предлога on с существительным. Вторая группа включает слова типа afraid, ashamed, aghast и др. «Большая часть слов этой группы развилась из причастия II различных переходных глаголов, которые в настоящее время в языке уже не существуют» [11, с. 5]. К третьей группе Л.О. Пипаст относит слова типа ill, glad, sorry, (un)well  и др. Слова данной группы лингвист рассматривает как грамматические омонимы прилагательных и наречий. Так, например, слово sorry как СКС выражает психическое состояние лица: «We are sorry for him» [11, с. 15]; в то время как прилагательное sorry используется в значении «плохой, жалкий»: «sorry attempts» [11, с. 15]. Учёный полагает, что СКС занимают «промежуточное положение между глаголами и прилагательными» [11, с. 3], поскольку обладают некоторыми свойствами, присущими как прилагательным, так и глаголам. Употребление СКС в составе сказуемого в качестве предикативного члена, по мнению лингвиста, сближает СКС с прилагательными и глаголами.

Наиболее «узкое» определение СКС как самостоятельной части речи было дано В.Н. Жигадло, И.П. Ивановой, Л.Л. Йофик [5]. Грамматисты рассматривают слова категории состояния как слова отдельной части речи, так как эти слова, с одной стороны, имеют свои семантические, синтаксические и морфологические особенности, а с другой стороны, слова категории состояния не обладают всеми характеристиками, присущими прилагательным. В данной работе за основу будет взят подход В.Н. Жигадло, И.П. Ивановой, Л.Л. Йофик к определению СКС как слов независимой части речи.

СКС – это слова особой части речи, «выражающие качественное состояние лица или предмета в определенный момент времени в настоящем, прошедшем и, реже, будущем» [5, c. 124]. Их внешним выразителем является префикс –a, они не имеют степеней сравнения, и не используются в препозиции к существительному.

В.Н. Жигадло и др. [5] делят все СКС на две семантические группы: устойчивые СКС (около 30) и неустойчивые СКС (более 100). К устойчивым СКС лингвисты относят СКС, выражающие психическое состояние лица (afraid, ashamed, aware и т.д.), СКС, выражающие физическое состояние лица (alive, awake asleep и т.д.), СКС, выражающие состояние движения, деятельности (afoot, astir, ahead и т.д.), физическое состояние предмета (afire, aflame, aglow и т.д.), положение предмета в пространстве (askew, aslope, asquint и т.д.). К семантической группе неустойчивых СКС лингвисты относят СКС синонимичные устойчивым СКС (agleam, ashine, aglare и т.п.) и слова, выражающие такие понятия, которые не могут быть переданы устойчивыми (atremble, ashiver, ashake и т.п.).

Учение В.Н. Жигадло и др. о СКС как словах отдельной части речи развил П.И. Шлейвис [13]. В своей работе «Слова предикативы в английском языке» лингвист предложил развернутое семантическое деление СКС. Все СКС П.И. Шлейвис делит на шесть групп. К первой группе лингвист относит слова, обозначающие психическое состояние субъекта (например, ashamed, afraid, aghast и др.). Во вторую группу лингвист включает слова, выражающие определенное состояние умственной деятельности субъекта (например, aware, alive и др.). Третья группа, согласно П.И. Шлейвсу, охватывает слова, характеризующие физическое состояние субъекта (например, alive, asleep, awake и др.). К четвёртой группе СКС лингвист относит слова, выражающие состояние движения, деятельности (например, afloat, afoot и др.). Пятая группа СКС – это слова, выражающие физическое состояние предмета (например, afire, aflame и др.). Шестая группа СКС включает все оставшиеся СКС, а именно слова, выражающие состояние предмета, характеризующие его положение в пространстве (например, ajar, askew, aslant и др.), слова-темпоративы (например, anew, afresh, awhile и др.), слова, выражающие количественные отношения (например, apart, alone, asunder и др.), слова, обозначающие признак предмета (например, alike, akin, amain и др.), а также слова, выражающие состояния заблуждения или неправильного толкования (например, amiss, astray и др.) [13, с. 68 – 111].

Помимо семантического деления СКС на группы, существует морфологическое деление СКС. По морфологической структуре СКС, по мнению М.Р. Миндиашвили [9], могут быть подразделены на три группы. К первой группе относятся морфологически членимые СКС (например, afire, afoot, awry). Это наиболее «продуктивный и многочисленный» [9, с. 15] тип СКС, в котором «выделяется префикс a- и основа существительного, глагола или прилагательного» [9, с. 15 – 16]. Ко второй группе относятся морфологически «мнимо» членимые СКС (например, aslope, alone). По мнению М.Р. Миндиашвили, в данных лексемах можно выделить префикс a-, именную и глагольную основу, однако такое членение исторически не оправдано. Современная морфологическая структура этих слов является результатом переразложения морфем. Многие из этих слов восходят ко второму причастию. Такое развитие сопровождалось, как правило, исчезновением существующего в языке глагола. К третьей группе М.Р. Миндиашвили относит морфологически не членимые СКС (например, aware, agog, aloof).

Б.С. Хаймович и Б.И. Роговская [12], как и вышеупомянутые лингвисты, придерживаются «узкого» понимания СКС и рассматривают СКС как независимую часть речи, выражающую состояние субъекта или объекта, хотя и называют эти слова иначе. Б.С. Хаймович и Б.И. Роговская для обозначения слов типа alike, asleep, aware вводят их собственный термин «adlinks». Лингвисты полагают, что «words of category of state» is hardly a felicitous appellation: it is cumbersome and the word 'category' has usually a different application» [12, c. 200]. По аналогии с термином «adverbs» грамматисты вводят термин «adlinks of state», отражающий, по их мнению, основные свойства и признаки слов типа alike, asleep, aware.

В настоящей статье за основу взят термин СКС, поскольку данный термин используется большинством отечественных лингвистов, признающих существование СКС как отдельной части речи. Использование термина adlinks, как нам думается, может привести к путанице в определениях и непониманию того, о каких словах идет речь.

Рассмотрим более подробно сочетаемость и употребление СКС в предложении на основе одного из наиболее употребительных СКС asleep.

СКС asleep, согласно англо-английскому толковому словарю MMD, имеет два значения. В первом значении MMD определяет СКС asleep как   «not awake» (рус. «спящий»), а во втором значении – как «if your foot, hand, etc. is asleep, it is numb (you can’t feel it)» (рус. «онемевший») [25, с. 96]. Всего нами было рассмотрено 352 примера употребления слова asleep в предложении. Чаще всего СКС asleep употребляется в словосочетаниях глагол + asleep и существительное + asleep.

Наиболее частотным случаем употребления сочетания глагол + asleep является случай употребления слова asleep с глаголом be. Из 352 случаев в 187 случаях asleep употреблялось с глаголом-связкой be. Словосочетание be asleep «сообщает информацию об осмыслении говорящим сна как временного состояния, в котором находится денотат подлежащего и которое противопоставляется состоянию бодрствования. Сон в этом случае репрезентирует состояние небодорствования, недействования, отключенности» [4, c. 6]:

By ten, Mr. McKee is asleep on a chair, the dog is groaning faintly, and people appearing and disappearing. [21, с. 5] Don’t you want to see baby, Soames? She is asleep.
Of course, - said Soames, - very much. [22, с. 375]

В 109 рассмотренных нами примерах слово asleep употреблялось с глаголом fall в значении «впасть в состояние сна, уснуть, заснуть». Глагол fall указывает на переход человека/животного из некого начального состояния бодрствования в некое конечное состояние, состояние сна:

Just as his magic awoke the town that first day of summer, Douglas puts the town to sleep on this last day of summer, thinking about the summer that remains in the dandelion wine as he falls asleep. [20, с. 127]

В исследованном материале также встретились примеры употребления СКС asleep c глаголом stay (2), указывающим на состояние, в котором пребывает человек/животное в какой-либо временной промежуток:

Experiments have been performed to investigate, at different times of the day and night, how easy it is to fall asleep, how likely it is to wake up spontaneously, and how long volunteers can stay asleep. [24, с. 72]

Так же были рассмотрены словосочетания remain + asleep (3). Значение словосочетания remain asleep схоже со значением словосочетания stay asleep:

If a link exists between body temperature and the sensation of fatigue, then it is reasonable to enquire if the abilities to fall asleep and remain asleep are also related to body temperature. [24, с. 73]

Кроме того, были выделены случаи употребления asleep в словосочетаниях с такими глаголами как lay (1), feel (2), stretch out (1), sprawl (2), look (2), drop (1), sound (6), seem (3).

Данные словосочетания можно разделить на 3 смысловые группы:

А)      словосочетания со значением «быть в состоянии сна»

It lay asleep on a piece of sacking the gardener had discarded from around the rose-bush he was planting. (BNC)
I was so tired, I felt asleep. (BNC)
By midnight the end-of-course party is in full swing, but most cadets, like the General, sound asleep. (BNC)

Б)      словосочетания со значением «погрузиться в состояние сна»

An elderly man sat at a table beside an open fire, a large pint of beer and a small glass of whisky on the table, an Alsatian stretched out asleep at his feet. (BNC)
On the couch under the window her husband sprawled asleep, open-mouthed, snoring out the reek of beer. (BNC)
Owen had dropped asleep in his chair. (BNC)

В)      словосочетания со значением «выглядеть спящим»

The hills themselves looked asleep, the heather glowed dust-blue in the hazy light, and the people, after a night of little sleep and hours of walking and standing, now looked stunned as they sat on the grassy banks, leaned on dykes, or lay on their backs in the hayfields, munching oatcakes and drinking the last of their water. (BNC)
Both parents seem asleep. (BNC)

В 28 из 352 рассмотренных нами словосочетаниях слово asleep употреблялось в постпозиции к существительному:

And now he was lurching about his flat with innocent children asleep in their beds, and he had lied to Helga. (BNC)

Кроме того, встретилось 2 случая употребления asleep в сравнительных конструкциях (as asleep, as though asleep) и один случай использования asleep в препозиции к существительному (the asleep robber):
<…> they missed their revenge the asleep robber. (BNC)

Для указания на погруженность человека/животного в сон сочетания глагол + asleep используются с такими наречиями, как half, practically, almost и другие:

Jolyon smiled, still half asleep. [22, с. 501] The patients had all been washed and set up in their chairs and most of them seemed to be almost asleep. (BNC)
But the police never thought to ask if there was one missing, because the lady of the house was fast asleep in bed, wasn't she? (BNC)

Границы отрезка времени, в течение которого наличествует состояние сна, часто не получают конкретного обозначения, поэтому информация о том промежутке времени, во время которого человек/животное прибывали в состоянии сна, передается специальными языковыми единицами:

Disillusionment of Ten O'Clock: The houses are haunted || By white night-gowns. <…> Only, here and there, an old sailor, || Drank and asleep in his boots, || Catches Tigers|| In red weather. [23, с. 108]

His head felt to the left, he jerked it up at once; it fell to the right. It remained there he was asleep. <…> And all the unnumbered generations of his yeoman ancestors, wont of a Sunday to stand akimbo <…> [22, с. 80]

СКС asleep также сочетается с предложными словосочетаниями в постпозиции, вводимыми, как правило, предлогами after, before, in, with и др.:

That night he boarded a small ship flying a Finnish flag and fell asleep in the deserted wheelhouse. (BNC)

СКС asleep может сочетаться с инфинитивом в постпозиции:
She fell asleep to be claimed by hot, tortured dreams. (BNC)

СКС asleep может употреблять в предложении без каких-либо распространенных элементов:
When Erika tiptoed back into the bedroom Omi was asleep. (BNC)

Помимо выше описанных примеров сочетаемости СКС asleep, данное СКС может употребляться в предложении с союзным и бессоюзным придаточным предложением в постпозиции:
I knew she wouldn't be asleep after what you've been putting her through. (BNC)

Итак, на примере СКС asleep было показано, что СКС – это слова особой части речи, выражающие состояние предмета/человека в определенный временной промежуток. Специальные языковые единицы, такие как числительные, наречия времени, существительные, обозначающие дни недели, месяца, используются для ограничения длительности состояния во времени, для указания на тот временной промежуток, в котором человек/предмет находился в том или ином состоянии. Степень погруженности предмета/человека в определенное состояние может быть разной (частичная/полная погруженность). Для указания ступени погруженности в определенное состояние чаще всего используются наречные идентификаторы. Чаще всего СКС употребляются с глаголом состояния to be, реже с другими глаголами, такими как to fall, to remain, to lay, to feel, to stretch out, to sprawl, to look, to drop, to sound, to seem. Внутри словосочетаний типа глагол + СКС выделяются отдельные семантические группы, в зависимости от семантического типа используемого глагола. Всего можно выделить три смысловые группы: словосочетания со значением «быть в состоянии сна», словосочетания со значением «погрузиться в состояние сна» и словосочетания со значением «выглядеть спящим». Помимо словосочетаний глагол + СКС, СКС могут употребляться в сравнительных конструкциях и в постпозиции к существительному.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Аристотель Категории. – Соч. в 4-х т. Т. 2. М., 1978. 286с.
2. Всеволодова М.В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса: Фрагмент прикладной (педагогической) модели языка. М., 2000. 502с.
3. Дубнякова О. А. Категория состояния в современном французском языке: на материале конструкций с фундаментальными глаголами avoir, être, faire. Автореф. дис. на соискание учен. степени канд. филол. наук. СПб., 2006. 22с.
4. Елисеева А.Г. Семантический анализ языковых единиц, противопоставляемых по признаку действие – состояние. М., 1977. 71с.
5. Жигадло В.Н., Иванова И.П., Йофик Л.Л. Современный английский язык. М., 1956. 350с.
6. Золотова Г. А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. М., 1973. 351с.
7. Лейкина М.Б. О категории состояния в современном английском языке. // Ученые записки ЛГУ. Вып. 21, № 180, Л., 1955. С. 240 – 244.
8. Матханова И.П. Высказывания с семантикой состояния в современном русском языке. Автореф. дис. на соискание учен. степени доктора филол. наук. Спб., 2002. 44с.
9. Миндиашвили М.Р. Функциональная характеристика слов-предикатов в английском языке. Автореф. дис. на соискание учен. степени канд. филол. наук. Пятигорск, 2005. 21с.
10. Павлова А.В. Синтаксические средства выражения категории состояния в английском языке. // Вестник ЧелГУ. Вып. 82, № 24 (315), 2013. С. 128 – 130.
11. Пипаст Л.О. К вопросу о категории состояния в современном английском языке. Автореф. дис. на соискание учен. степени доктора филол. наук. Л., 1951. 25с.
12. Хаймович Б.С., Б.И. Роговская Теоретическая грамматика английского языка. М., 1966. 299с.
13. Шлейвис П.И. Слова предикаты в английском языке. Ростов-на-Дону, 1985. 126с.
14. Curme O. George English Grammar. N.Y., 1953. 310p.
15. Hockett F. Charles A Course in Modern Linguistics. USA, 1970. 636p.
16. Kruisinga E. A Handbook of Present-Day English. USA, 1931. 482p.
17. Poutsma H. A Grammar of Late Modern English. The Netherlands, 1914. 728p.
18. Quirk R., Greenbaum S. A Universal Grammar of English. London, 1982. 137p.
19. Roberts P. English Syntax. N.Y., 1964. 594 p.
20. Bradbury R. Dandelion Wine. М., 2009. 318p.
21. Fitzgerald F. Scott The Beautiful and Damned. USA, 2009. 310p.
22. Galsworthy J. The Forsyte Saga. М., 2008. 724p.
23. Stevens W. Collected Poems of Wallace Stevens. N.Y., 1984. 537p.
24. Waterhouse J. M., Waterhouse M.E., Minors D.S. Your body clock: how to live with it. Oxford, 1990. 324p.
25. MacMillan Dictionary of the English Language. М., 2005. 1664p.
 



© 
Е.А. Пержу, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru