viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Е.А. Ошева,  (К.филол.н., ст. преподаватель, Институт иностранных языков и лингвокоммуникаций в управлении, Государственный университет управления, Москва)

С.В. Шустова,  (Д.филол.н., профессор, каф. рекламы, связей с общественностью и гуманитарных дисциплин, Пермский институт экономики и финансов)

Серия «Гуманитарные науки» # ФЕВРАЛЬ  2016

Вариантность
В статье рассматриваются вопросы вариантности в сфере функционирования паремий на материале русского и английского языков. Синонимические, лексические, грамматические замены выполняют функцию уточнения, в этом случае актуализируются определенная оценочность, вариативное понятийное наполнение. В отличие от английского, русский корпус паремий демонстрирует более широкую вариантность, что свидетельствует о функциональном богатстве паремиологических средств русского языка.

Ключевые слова: Вариантность, варьирование, синонимическая замена, лексическая замена, аддиция, функция, корпус, функциональное богатство.

 

Исследованием паремиологии занимаются многие современные лингвисты, такие как С.Н. Аверина [1], Н.Ф. Алефиренко [3], О.Н. Антонова [5], Е.Е. Бровкина [6], М.М. Копыленко, З.Д. Попова [12], Г.Л. Пермяков [14], И.А. Подюков [15], Н.Н. Семененко [18], О.Е. Фролова [19] и др. В отечественной паремиологии изучаются закономерности образования паремий, их объективные характеристики, синтаксическая структура, функциональные свойства, а также особенности их бытования в языке и речи. Исследования посвящены в большей мере национальной картине мира [13, с. 21].

Английские и американские исследователи, такие как W. Mieder [24, 25], A. Dandes [22], B.J. Whiting [26], делают акцент на сопоставительных вопросах, сравнивая паремиологию различных языков. Изучение паремиологии ведется с точки зрения психологии, литературоведения, лингвистики, истории, фольклористики и антропологии. Американские исследователи, также как и отечественные, затрагивают анализ происхождения, историю паремий, их структурные и семиотические особенности. По мнению К. Ажежа, вариативность – это и есть сама реальность, и всякие попытки редуцировать или игнорировать её приводят к построению лингвистики, лишенной социального содержания [2, с. 216].

Языковая и речевая вариативность с разных позиций становятся объектом и предметом научного анализа различных дисциплин: языкознания, философии, психолингвистики, психологии и др. В общем языкознании вариативность признается важнейшим многомерным свойством языковой системы, заслуживающим выделения в самостоятельный объект всестороннего изучения с позиций внешней и внутренней лингвистики, синхронии и диахронии [8, с. 76]. В лингвистических работах часто используются понятия «вариативность», «вариантность», «варьирование», «вариант». Чаще всего данные термины используются недифференцированно, обозначая при этом несколько различных понятий.

Г.В. Демидова отмечает, что понятие вариативность, или вариантность, не является изначально лингвистическим. Этот междисциплинарный термин, с помощью которого обычно характеризуют структуру, существование и функционирование объектов, получил распространение после опубликования работ представителей Пражского лингвистического кружка. Он двояко используется в работах, посвященных единицам языка и их функционированию. Вариантность – это характеристика языковой модификации, являющейся результатом эволюции использования разных языковых средств для обозначения сходных или идентичных явлений. Основными характеристиками вариантности являются понятия «вариант», «инвариант», «варьирование» [10, с. 494].

Варьирование является основным источником исторических изменений, а также формой реализации изменений, а вариантность представляет собой источник и форму реализации тех формальных изменений, которые претерпевают лингвистические единицы, представленные данными рядами вариантов [16, с. 53]. Варьирование языка в различных сферах и условиях его коммуникативного использования стало одной из задач сравнительно новой отрасли языкознания – социолингвистики, а относительно парадигматических и синтагматических вариантов помогала создавать адекватные описания при исследовании грамматических особенностей отдельных языков [21, с. 18].

Вариантность изучается в различных аспектах, например, Л.А. Глинкина рассматривает грамматическую вариантность как объект исторической русистики. Автор отмечает, что «узловые вопросы вариативности онтологически связаны в отечественном и зарубежном языкознании с такими глобальными проблемами, как отдельность и тождество слова, соотношение в нем лексического и грамматического, взаимодействие словообразования, словоизменения и формообразования, поуровневый анализ парадигматики и синтагматики языковых единиц, формирование нормы, специфика речевой деятельности и сферы коммуникации, механизм языковой эволюции. Такая многомерность предмета вариативности придает новому направлению в лингвистике интегративный характер [8, с. 77].

Живое употребление языковых единиц стимулирует их варьируемость. Все единицы языка представлены в виде множества вариантов, это обусловлено присущим им свойством «экземплярности». Каждая единица существует в виде множества экземпляров, оставаясь при этом собой. Само бытие отдельной единицы языка есть её варьирование, сосуществование множества ее вариантов [20, c. 81]. Варьирование фиксируется на всех языковых уровнях: фонетическом, морфологическом, лексическом, семантическом, синтаксическом.

Д.Н. Давлетбаева, рассматривая внутримодельную вариантность фразеологических единиц в русском и английском языках, предлагает выделить следующие типы структурных вариантов: грамматические, лексические, квантитативные, смешанные. На примере фразеологических единиц автор делает вывод о том, что в русском языке грамматическая вариантность представлена намного разнообразнее, чем в английском языке, что объясняется спецификой грамматического строя русского языка [9, с. 91]. Автором выделяются также лексические субституции на основе синонимических, тематических, гиперо-гипонимических рядов и др. Варианты с неодинаковым числом компонентов, образованных путем их усечения или прибавления, называются квантитативными вариантами. В смешанных вариантах сочетаются грамматические и лексические типы вариантности [9, с. 91].

Вариантность является одним из интереснейших явлений в паремиях – в нем проявляется воздействие специфических факторов, характеризующих в целом функционирование паремий в паремиологическом пространстве, то есть в окружении выражений, с которыми она связана разнообразными отношениями. Это дает основания для особого сопоставления этих единиц, для выявления общего, типического, повторяющегося – в том числе и в варьировании [17, с. 5–6]. А наблюдение за явлением вариантности способно прояснить динамику фразообразования, лингвистические факторы появления и дальнейшего развития устойчивых единиц, их речевую "гибкость" [17, с. 7].

В русском и английском паремийных фондах выделяются 4 группы различных видов вариантности (материалом для исследования послужили словари [4, 7, 11, 22, 23, 24, 25, 26]). К этим разновидностям относятся синонимические замены, лексические замены, изменения грамматической формы и аддиции.

Синонимические замены

Синонимия свойственна всем естественным языкам и является важнейшим типом парадигматических отношений. В фокусе нашего внимания находятся синонимические замены. Регулярно встречаются синонимические замены имени существительного (N1  N2): Бог (господь) терпел и нам велел; Свет (мир) не без добрых людей; Видит око (глаз), да зуб неймет; Моя хата (изба) с краю, я ничего не знаю; Первая рюмка (чарка) колом, вторая соколом, третья мелкими пташечками.

Фиксируются синонимические замены глаголов. Следует отметить, что особенностью глаголов является их способность втягивать в вариантную парадигму синонимичные формы, образованные от одной основы, от разных основ с помощью разных приставок (V1 → V2): Пошел (зашел) к куме, да засел в тюрьме; Кто старое помянет (вспомянет), тому глаз вон; Заставь дурака богу молиться, он и лоб разобьет (расшибет); Пришла беда, отворяй (растворяй, открывай) ворота; Семь раз примерь (отмерь), один раз отрежь.

В паремиям наблюдаются замены имени прилагательного (Adj1 → Adj2): Мала (невелика) птичка, да ноготок востер (остер); Нет милее дружка, как родная (родимая) матушка; Худую (дурную, сорную) траву из поля вон; Смелому горох хлебать, а несмелому (робкому) и пустых щей не видать.

В процессе анализа эмпирического материала выявлены редкие случаи местоименных замен (Pr1 → Pr2): Который (какой) палец ни укуси, все одно больно; Всякому (каждому) своя болячка больна; На всякого (каждого) мудреца довольно простоты. Редко встречается синонимия адвербиальных компонентов паремий (Adv1 → Adv2): Там (везде) хорошо, где нас нет; Раньше (прежде) смерти не умрешь.

В английском языке выделяются следующие группы синонимических замен:

Замены имени существительного (N1 → N2): The devil (Satan) rebuking sin; The beggar may sing before the thief (before a footpad); Lord (God, Heaven) helps those (them) who help themselves; If an ass (donkey) bray at you, don’t bray at him; You cannot judge a book by its cover (binding).

 Замены имени прилагательного (Adj1 → Adj2): Appearances are deceitful (deceptive); Empty vessels make the greatest (the most) sound; A good (the greatest) remedy for anger is delay.

Замены глагола (V1 → V2): Speak (talk) of the devil and he will appear; To draw (pull) in one’s horns; All that glitters (shines) is not gold.

 Встречаются замены наречий (Adv1 → Adv2): Misfortunes never comes alone (singly).

            Лексические замены

Рассматривая вопрос о лексических заменах, необходимо иметь в виду взаимозаменяемость компонентов паремий. Данные компоненты сближаются на основании представлений, входящих в значения слов (реалии окружающего мира). Применительно к вариантности паремий речь может идти о паремиологической динамике, то есть о варьировании устойчивых выражений, варьировании их компонентного состава и семантических характеристик. Для паремиологии лексическое варьирование является наиболее значимым, так как, по мнению Е.И. Селиверстовой, оно представляется обычной формой существования паремий, естественным проявлением ее языковой вариативности [17].

Анализ материала демонстрирует замены различных частей речи, например, имен существительных (N1 → N2): По платью (по одежке) встречают, по уму провожают; Выше лба уши (глаза) не растут; Седина в бороду (голову), а бес в ребро; Запас кармана (мешка) не трет.

Рекуррентными считаются также случаи замены глагола (V1 → V2): Бабушка еще надвое сказала (гадала): либо дождик, либо снег, либо будет, либо нет; Не спросясь (не зная) броду, не суйся в воду; Дело не медведь в лес не уйдет (не убежит); Нужда скачет, нужда пляшет (плачет), нужда песенки поет.

Довольно часто отмечаются случаи замен имен прилагательных (Adj1 → Adj2): Барышу наклад большой (родной) брат; Дорого яичко к великому (светлому) дню; По грибы не час, и по ягоды нет, так хоть по сосновы (еловые) шишки.

В результате анализа выявлены примеры замен наречий (Adv1 → Adv2): Пословица недаром (не мимо) молвится.

Характерными мы считаем также случаи местоименных замен (Pr1 → Pr2): Будет и на нашей (моей, твоей) улице праздник; Вашими (твоими) бы устами да мед пить; Не мой (твой, наш, ваш) воз, не мне (тебе, нам, вам) его и везти.

Единичными примерами представлены смешанные тип замен, например, замена имени прилагательного на местоимение (Adj → Pr): На чужой (на всякий) роток не накинешь платок; От домашнего (своего) вора не убережешься.

В английском языке так же, как и в русском, встречаются лексические замены. Замена имени существительного наблюдается довольно часто (N1 → N2): The face is the index (mirror) of the mind (heart); Give him an inch and he’ll take a yard (an ell); Life is not all cakes and ale (beer and skittles); The receiver (accomplice) is as bad as the thief.

Частотными являются случаи замен глаголов (V1 → V2): After dinner sit (sleep) a while after supper walk a mile; Between two stools one goes (falls) to the ground; Don’t whistle (halloo) until you are out of the wood; To make (to turn) the air blue; To put (set) the cart before the horse.

Анализ материала демонстрирует редкие случаи замен имен прилагательных (Adj1 → Adj2): Fortune favours the brave (the bold); If you want good (foolish) advice, consult an old man; His bark is louder (worse) than his bite.

Единичны случаи замены местоимений (Pr1 → Pr2): To love somebody (something) as the devil loves holy water.

Довольно редко встречаются замены предлогов (Prep1 → Prep2): When in (at) Rome, do as the Romans do; наречий (Adv1 → Adv2): Politeness costs little (nothing), but yields much; союзов (Conj1 → Conj2): The cat would eat fish and (but) wouldn’t wet her paws; артиклей (Art1 → Art2): A (the) cat may look at a (the) king.

Следует отметить наличие смешанных типов замен: а) артикль и притяжательное местоимение (Art → Pos.Pr): All is not grist that goes to the (his) mill; Don’t burn the (your) candle at both ends; б) наречие и числительное (Adv → Num): Always (three times) a bridesmaid but never a bride; в) существительное и личное местоимение (N → Pr): A friar (he) who asks alms for God’s sake begs for two; г) прилагательное и наречие (Adj → Adv): Anticipation is better (twice) than realization.

Изменение грамматической формы

В отдельную группу замен мы относим изменения грамматической формы слова. Здесь выделяются такие подгруппы, как изменение рода, частеречной принадлежности, числа, редукция формы, использование уменьшительно-ласкательных суффиксов, изменение падежа либо выбор одного из окончаний падежа: а) изменение рода: Дурак (дура) спит, а счастье у него (у ней) в головах стоит; Старый конь (старая кобыла) борозды не испортит; б) изменение частеречной принадлежности: Взял (взяв) лычко, отдай ремешок; в) изменение числа: Волков (волка) бояться – в лес не ходить; Дурака (дураков) учить, что мертвого лечить; Дуракам (дураку) закон не писан; Лбом стены (стену, стенку) не прошибешь; г) редукция формы: Не всякое (не всяко) лыко в строку; Быль молодцу не укор (не укора); Всякий (всяк) молодец на свой образец; За вкус не берусь, а горяченько (горячо) да мокренько будет; Ласковое теля (телятко, теленок) двух маток сосет; д) наличие уменьшительно-ласкательных суффиксов: И на старуху (старушку) бывает проруха (прорушка); Деньги (денежки) счет любят; Игуменья за чарку (чарочку), сестры за ковши; Не учили, покуда поперек лавки (лавочки) укладывался, а во всю вытянулся – не научишь; е) изменение падежа либо выбор одного из окончаний падежа: Для милого дружка и сережка (сережку) из ушка; Перерод хуже недороду (недорода); Колос от колоса (колосу) – не слыхать голоса; Суженого и конем (на коне) не объедешь.

Так же, как и в русском языке, в английском наблюдаются случаи изменения грамматической формы: а) изменение залога: ‘Almost’ never killed a fly (was never hanged); Never put off till tomorrow what you can do (can be done) today; б) изменение формы глагола: Once bitten (bit), twice shy; Speak of the devil and he will appear (is sure to appear); в) изменение формы притяжательного падежа: Blushing is virtue’s color (the color of virtue).

    Аддиции

На материале русского языка выявлены случаи функционирования аддиций (дополнительный компонент): а) субстантивная аддиция: Укатали сивку (бурку) крутые горки; Воду (в ступе) толочь – вода и будет; Жив (человек) смерти боится; Авось да небось – возьми да (из головы) брось; б) адьективная аддиция: В (чистом) поле четыре воли; День (летний) год кормит; Не поглядев в святцы, да и бух в (большой) колокол; в) адвербиальня аддиция: (Пока) Баба с печи летит, семьдесят семь дум передумает; Кто в море не бывал, тот (досыта) Богу не маливался; г) глагольная аддиция: Как собака на сене (лежит): сама не ест и другим не дает; Не единым хлебом (будет) жив человек; Не с чего (ходить), так с бубен; По сытому брюху хоть обухом (бей); д) местоименная аддиция: Все мы люди, все (мы) человеки; Знай (всяк) сверчок свой шесток; Золото моем, (а сами) голосом воем; е) количественная аддиция: За (одного) битого двух небитых дают; ж) союзная аддиция: Беды мучат, (да) уму учат; Без имени (и) овца баран; Без труда не вынешь (и) рыбку из пруда; Что с возу упало, то (и) пропало; з) сентенциональная аддиция: Без Троицы дом не строится (без четырех углов изба не становится); Бог напитал, никто не видал (а кто и видел, тот не обидел); Бог не без милости (казак не без счастья).

Для английского языка также характерны различного рода аддиции в структуре паремии: а) артиклевая аддиция: (A) bad tree does not yield good apples; (A) bad workman blames his tools; (The) apparel makes the man; б) сентенциональная аддиция: Christmas comes but once a year (but when it comes it brings good cheer); Absence makes the heart grow fonder (but don’t stay away too long); We are all Adam’s children (silk makes the difference); When alone, we have our thoughts to watch (when in the family, our tempers; when in society, our tongues); в) адвербиальная аддиция: The best is (oftentimes) the enemy of the good; The apparel (often) makes the man; It (always) takes two to make a bargain; г) глагольная или предложно-глагольная аддиция: No news (is) good news; Accidents (will) happen in the best of families; (Don’t) stretch (out) your arm farther than the sleeve will reach; д) предложная и предложно-артиклевая аддиция: The absent are always (in the) wrong; There are more ways of killing the dog than (by) hanging; Might as well be hanged for a sheep as (for) a lamb; The best is cheapest (in the end); е) союзная аддиция: (As) cool as cucumber; Birth is much, (but) breeding is more; ж) местоименная аддиция: No sweet without (some) sweat; з) субстантивная аддиция: Nothing goes over the (devil’s) back but that comes out under the (devil’s) belly; и) адьективная аддиция: One father is (worth) more than a hundred schoolmasters [13, c. 45].

Как в русском, так и в английском языках синонимические замены наблюдаются в области функционирования разных частей речи: имени существительного, прилагательного, глагола, наречия, местоимения. Синонимические замены глагола чаще представлены в русском языке, чем в английском. Помимо синонимических замен наша выборка демонстрирует лексические замены, которые наблюдаются при функционировании таких частей речи, как имя существительное, глагол, имя прилагательное, наречие, местоимение. Однако для английского языка характерны также замены предлогов, союзов и артиклей. В лексических заменах русского и английского языков выделяются смешанные типы. Так, в английском языке представлено большое количество смешанных типов: замена артикля на притяжательное местоимение, замена наречия на числительное, замена существительного на личное местоимение, а также прилагательного на наречие. Для русских паремий выделена одна группа: замена прилагательного на местоимение.

Синонимические и лексические замены могут выполнять функцию уточнения, так как позволяют не только отразить мысль, но и придать слову определенную оценочность. В отличие от английского, русский корпус паремий имеет от двух до трех лексических вариантов разного рода замен, что позволяет отразить функциональное богатство средств русского языка. В обоих языках представлено изменение грамматической формы. В русских паремиях отмечаются случаи изменения частеречной принадлежности, числа, падежа, редукции формы и наличие уменьшительно-ласкательных суффиксов. Для английского языка свойственно изменение залога, формы глагола и формы притяжательного падежа.

Группа аддиций, представленная в двух языках, фиксируется на морфологическом, лексическом, синтаксическом уровнях языка. Аддиции наблюдаются в области функционирования имен существительных, имен прилагательных, наречий, глаголов, союзов, числительных и местоимений. Для русских паремий характерны союзные и сентенциальные аддиции, в то время как в английском они представлены небольшим количеством примеров, однако в английском, в отличие от русского, выделяются предложно-артиклевые и предложно-глагольные аддиции. Паремический смысл представляет собой семантическую категорию, которая актуализируется посредством паремических средств (паремии) и обладает обобщенным значением. Паремии имеют относительную независимость значений от контекста употребления и способны сохранять «прозрачность» внутренней формы высказывания в условиях разных событийных фонов.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Аверина С.Н. Пословично–поговорочные паремии как аргументативные средства языка. Дис. … к. филол. н. Краснодар, 2005. 159 с.
2. Ажеж К. Человек говорящий. Вклад лингвистики в гуманитарные науки / Пер. с ф. Изд. 2-е, стереот. М.: Едиториал УРСС, 2008. 304 с.
3. Алефиренко Н.Ф., Семененко Н.Н. Фразеология и паремиология: учеб. пособие для бакалаврского уровня филол. образования. Москва: Флинта; Наука, 2009. 342 с.
4. Аникин В.П. Русские пословицы и поговорки. Москва: Художественная литература, 1988. 431 с.
5. Антонова О.Н. Функциональные свойства паремий-трансформов в англоязычном публицистическом дискурсе. Автореф. … к. филол. н. Москва, 2012. 28 с.
6. Бровкина Е.Е. Пословицы как продуктивные единицы языка и фольклора (на материале французского языка). Автореф. Дис. … к. филол. н. Курск, 2006. 23 с.
7. Васильева Л.В. Краткость-душа остроумия. Английские пословицы, поговорки, крылатые выражения. Москва: ЗАО Центрполиграф, 2004. 350 с.
8. Глинкина Л.А. Грамматическая вариантность как объект исторической русистики // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. 2012. № 2 (18). С. 76–79.
9. Давлетбаева Д.Н. Внутримодельная вариантность фразеологических единиц // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. 2012. № 2 (66). С. 90–93.
10. Демидова Г.В. Варьирование и синонимия в англоязычной терминосистеме переводоведения // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2010. Т. 12. № 5 (2). С. 494–497.
11. Жуков В.П. Словарь русских пословиц и поговорок. Москва: Изд-во «Советская энциклопедия», 1967. 536 с.
12. Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии. Фразеосочетания в системе языка. 2 изд. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. 192 с.
13. Ошева Е.А. Паремиологическое пространство: лингвокультурная специфика (на материале русского и английского языков). Монография. Пермь: НП ВПО «Прикамский социальный институт», 2013. 152 с.
14. Пермяков Г.Л. Основы структурной паремиологии. М.: Гл. ред. вост. лит., 1988. 236 с.
15. Подюков И.А. Семиотический аспект текста паремии // Лингвистические и эстетические аспекты анализа текста. Соликамск: СГПУ, 1999. С. 152–158.
16. Расторгуева Т.А. Изучение количественных показателей грамматических вариантов в английском языке // Филологические науки. 1976. № 4. С. 52–61.
17. Cеливерстова Е. И. Пространство русской пословицы : постоянство и изменчивость. СПб.: МИРС, 2009. 270 с.
18. Семененко Н.Н. Русские паремии: функции, семантика, прагматика. Белгород: Изд-во Белгородского ун-та, 2011. 342 с.
19. Фролова О.Е. Пословица и её отношение к действительности // Вестник Московского государственного университета. Серия 9. Филология. 2005. № 4. С. 125–132.
20. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. 2-е изд. М.: «Большая Российская энциклопедия». 1998. 685 с.
21. Ярцева В.Н. Проблема вариативности и взаимоотношение уровней грамматической системы языка // Вопросы языкознания. 1983. № 9. С. 17–24.
22. Dandes A. The Wisdom of Many: essays on the Proverb / Dandes A., Mieder W. New York : Garland, 1981. 326 p.
23. Guli M. A Dictionary of Anglo-American and Albanian Proverbs / M. Guli. Saarbrücken: Lambert Academic Publishing, 2010. 348p.
24. Mieder W. A Dictionary of American Proverbs. New York; Oxford: Oxford University Press, 1992. 710 p.
25. Mieder W. Proverbs are never out of fashion. Popular wisdom in the modern age. New York; Oxford, 1993. 109 p.
26. Whiting B.J. Modern proverbs and Proverbial sayings. Cambridge (Mass.): Harvard University Press, 1989. 709 p.
 



© 
Е.А. Ошева, С.В. Шустова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru