viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Н.Н. Молитвина,  (Аспирант, фак. журналистики, каф. стилистики русского языка, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова)

Серия «Гуманитарные науки» # ФЕВРАЛЬ  2016

Автор
Статья представляет типы автора на примере современных литературных рецензий печатных и сетевых изданий. В существующих научных работах типы критиков и рецензентов выделяются по разным основаниям и отражают индивидуальный стиль, личные предпочтения, стратегии взаимодействия с литературой и действительностью. Автор предлагает обобщенные типы рецензентов, соответствующие глобальным текстовым интенциям и смене приоритетов в практике книжных обозревателей с аргументированного анализа, оценки и интерпретации до самопрезентации, рекламы и развлечения. Литературный эксперт, филолог в специализированных изданиях продолжает традицию аналитической журнальной критики в расчете на подготовленного читателя, предпочитая полемике или самопрезентации интерпретацию и оценку. Журналист, рекламщик — тип автора досуговых глянцевых изданий, совмещающих стратегии журнальной и газетной критики. Создание репутации писателя, продвижение новых имен и самопрезентация преобладают здесь над аргументированным анализом. «Оценщик» литературы, библиограф — автор списков, рейтингов, создающий короткие тексты на стыке мини-рецензии и аннотации, комментария, отзыва в новых сетевых проектах, намеренно сочетающий стратегии информирования и рекламы.

Ключевые слова: Автор, критик, рецензент, интенция.

 

C  появлением специализированных медиа, посвященных сфере досуга, в качестве новых площадок для рецензий и литературных обзоров и выходом рецензентов на массовую аудиторию неспециализированных медиа в практике книжных обозревателей меняется суть рецензирования и его форма. И хотя «толстожурнальное» и газетное, «тонкожурнальное», рецензирование всегда различались в отечественной традиции по цели, структуре, композиции, содержанию, языку, новая критика иначе представляет ситуацию на книжном рынке, отдает предпочтение коммерческим писателям, развлекательным и рекламным речевым стратегиям и малым жанрам.

Возникшие в 2000-е годы медиа наделяют литературную журналистику новыми свойствами: происходит смена приоритетов с полемики, просвещения, интерпретации, прогноза до подчеркнуто субъективной оценки, самопрезентации, развлечения. В то же время происходит универсализация, обезличивание текстов, когда каждый новый обзор или рецензия отражают формат издания вместо индивидуального стиля.

Модифицированным жанрам соответствуют типы авторов, выступающие в нетрадиционных для критиков литературно-художественных журналов амплуа. Образ, или тип рецензента, может служить убедительным основанием для типологии современных разновидностей рецензии.

Описывая автора художественного и публицистического текстов, исследователи различают образ автора и категорию автора.

Образ автора (в художественной литературе) определяется в сопоставлении с личностью писателя и фигурой повествователя. Это «концентрированное воплощение сути произведения, объединяющее всю систему речевых структур персонажей в их соотношении с повествователем, рассказчиком или рассказчиками и через них являющееся идейно-стилистическим средоточием, фокусом целого» [Виноградов, 1971, с. 118].

Категория автора (в публицистике) определяется отношением к действительности и отношением к текстам. Объективное, субъективное, оценочное или безоценочное отношение, редко встречающееся в чистом виде, позволяет говорить об авторе-«пропагандисте», «полемисте», «редакторе», «летописце», «художнике», «аналитике», «репортере» или «исследователе» [Солганик, 2001, с. 76–80].

В критике, сочетающей качества публицистики и художественной литературы, образ и категория автора исследуются с разных позиций.

Сопоставляются фигуры литературоведа, критика и журналиста (обозревателя, рецензента). За литературоведом закрепляется место в академическом издании, критика отграничивается от журналистики и делится по статусу и задачам адресанта на профессиональную и дилетантскую. При этом различаются роли критика в литературном журнале и в массовой печати [Критика: эмоции, смысл, будущее, 2011].

Рассматриваются персональные коммуникативные и интерпретационные стратегии. Практика ведущих критиков рубежа XX–XXI веков иллюстрирует разнонаправленность литературного процесса, поиск новой идентичности — «критика-патриота», «постмодерниста», «критика-семиотика», «фантомной идентичности» или «журналиста в критике» [Говорухина, 2010, с. 286–415].

Описывается набор речевых масок, связанный с тактикой самопрезентации. Основываясь на ролевых перевоплощениях авторов, выделяются речевые маски критика-«врача», «учителя», «родителя», «библиофила», «блогера», «читателя», «ребенка», «свидетеля», «простачка» и «зануды» [Морева, 2014, с. 442–447].

Галерея портретов на основе статей и рецензий выстроена в монографии «Критика — это критики» С. И. Чуприниным. Герои С. И. Чупринина — критики старого и нового поколений: автор «критической прозы», «стилист» «шестидесятник» Лев Аннинский, «университетский», «профессорский» критик Анатолий Бочаров, «ментор» Наталья Иванова, «миноритарий» Илья Кукулин, «мечтатель» Андрей Немзер, «землеустроитель» Дмитрий Бак, «мыслящая единица» Лев Данилкин и другие. Критики нового поколения («последнего призыва») делятся С. И. Чуприниным по типажам (или маскам): эстет, хам, умник, смельчак, провокатор, сплетник, ерник, пижон [Чупринин, 2015, с. 433].

Альтернативный, хотя меньший по объему, цикл портретов в журнале «Лиterraтура» предлагает А. Г. Башкатова. С опорой на саморефлексию критиков и на стратегии их взаимодействия с литературой, читателем, действительностью здесь представлены «критик-инвентаризатор» Сергей Чупринин, «мифотворец» Валерия Пустовая, «вольнодум», «публицист» Владимир Новиков, «неклассический критик-деконструктор» Евгения Вежлян, «балаганный дед», «шоумен» Василий Ширяев, «критик-текстофил» Юлия Щербинина,  «критик-блогер» Евгений Ермолин, «трансгрессор» Александр Чанцев, «движущийся филолог» Сергей Оробий, «библиофаг», «интеллектуальный журналист», «профессиональный читатель» Ольга Балла [Башкатова, 2015]. Критик, по А. Г. Башкатовой, — сотворец и собеседник, миссионер и медиатор между автором и читателем. Критика — вызов, осмысление и полемика, средство самовыражения и воздействия на читателя, способ оценить качество текста и «вырастить» собственный, авторский жанр.

Под действием экстралингвистических факторов в современном медиадискурсе происходит изменение коммуникативных характеристик жанров. Рецензия — первичный для критики жанр — адаптируется под формат массовых печатных и сетевых изданий. Ее разновидности различаются по объему, содержанию, структуре, задачам, стилю изложения, образам адресанта и адресата. В том числе отличает современные рецензии интенциональность (как «способность текста отражать авторское коммуникативное намерение» [Клушина, 2012).

Остановимся подробнее на интенциях критиков, влияющих на коммуникативные характеристики рецензий, и посмотрим, о каких типах автора можно говорить в современной практике книжных обозревателей с большим или меньшим присутствием личности рецензента в тексте.

    Литературный эксперт, филолог («НГ-Экслибрис», «Кольта» и др.)

Тип литературоведа, эксперта, филолога складывается на страницах специализированных изданий, где преобладает подчеркнуто объективное, отстраненное, преимущественно нейтральное аргументированное повествование, сближающее рецензию с научным дискурсом (теорией и историей литературы). Интерпретация и оценка — традиционные задачи литературно-художественной критики — заметно влияют здесь на коммуникативные характеристики текстов. Беспристрастный наблюдатель, автор стремится объяснить исключительность произведения в контексте текущего литературного процесса, не допуская при этом излишне категоричных высказываний. Повествование от 3 лица преобладает над личными суждениями, страдательный залог — над действительным. Унаследованные от критики предыдущих поколений задачи эстетического воспитания и просвещения сказываются на логичности и подробности рассуждений, расшифровке терминов и критических параллелей. Эксплицитно выраженная, обоснованная оценка, иллюстрации-цитаты, объективная текстовая модальность, минимум домыслов, личных впечатлений и ассоциаций, широкий контекст, выраженные интертекстуальные связи, сложившиеся правила представления авторов, научный аппарат (от внутритекстовых и затекстовых ссылок до библиографии) и вопросно-ответная форма изложения (как полемика с писателями, читателями, коллегами) подчеркивают статус критического высказывания, даже ограниченного рамками малого жанра:

Трудно назвать стихи Горалик сложными с точки зрения выбранного языка, в этом смысле они вполне демократичны (что совпадает с ее стратегией автора-«многостаночника», да простится мне эта техническая метафора), но также трудно назвать их «простыми», так как они в явной и неявной форме соотносятся с самыми разными областями знания, от фольклористики до фармакологии, и «перемалывают» множество дискурсов, вскрывая неочевидные и тупиковые связи между ними. Например, эсхатологические мотивы в этих текстах становятся более выпуклыми на фоне нарочито сниженных или объективистских пассажей... (Денис Ларионов, «Кольта», 2015, 15 июля).

    Журналист, рекламщик («Афиша-Воздух», «Коммерсант-Уикэнд» и др.)

Экспрессивность, намеренное нарушение логики повествования и свободная композиция, категоричность оценок, интрига, узнаваемый идиостиль и выраженное присутствие рецензента в тексте характерно для другого «полюса» «тонкожурнальной» критики и литературной журналистики — с автором-обозревателем, журналистом, рекламщиком или пиарщиком. Этот автор открыт по отношению к читателю, легко становится на его сторону, позиционирует себя как скептика («Врач этот великий, побольше нас с вами, скептик...» — Лев Данилкин, «Афиша-Воздух», 2015, 30 окт.), добросовестного критика («К хорошей книжке придираться не хочется, но добросовестность не позволяет хвалить без оговорок» — «Афиша-Воздух», 2015, 8 июня) и лидера мнений («Подобную ситуацию... очень смешно описывал на собственном опыте Александр Чудаков в романе “Ложится мгла на старые ступени” (который мы не устанем пропагандировать, пока он не придет в каждый дом)» — «Афиша-Воздух», 2015, 8 июня). Его «восторженность» и «всеядность» (отличный нон-фикшн, лучший триллер, бестселлер номер один) невысоко ценится в профессиональном цехе, однако оправдывается новыми функциями газетной и сетевой критики: развлечением читателей, рекламой и выбором книжных новинок.

    «Оценщик» литературы, библиограф: автор списков, рейтингов, книжных полок («Теории и практики», «Букмейт» и др.)

Авторы популярных «списков» в печатных и сетевых медиа к числу рецензентов относятся весьма условно: короткие тексты по поводу книг пишутся на стыке мини-рецензии с аннотацией, комментарием, отзывом. «Полка» и «список» полностью подчиняется концепции автора, прямо или косвенно присутствующем в каждом высказывании. Авторские интенции при этом расходятся существенно (от информирования до рекламы, настойчивой рекомендации или антирекомендации) и зависят не только от объекта рецензирования, но и от статуса рецензента.

Опубликованный в 1950-х и изданный в пяти томах, этот исторический роман, первоначально написанный на тамильском языке, рассказывает историю Раджараджы Чолы Первого — одного из королей династии Чола, правившего в X–XI веках. Создание романа заняло у Кришнамурти три года и шесть месяцев — вероятно, его чтение займет столько же (не учитывая необходимость изучения языка) («Подвиг концентрации: 10 самых длинных романов», Ксения Васильева, «Теории и практики», 2015, 17 апр.).

Литературный критик Алиса Ганиева довольно давно переквалифицировалась в прозаики. Только что вышел роман «Жених и невеста», но посоветовать хочу в первую очередь дебютную повесть «Салам тебе, Далгат!» о дагестанском пареньке, бродящем по Махачкале. Повесть может показаться невнятно написанной, но это — импрессионизм с примесью экспрессионизма. Реплики персонажей в основном косноязычны, но так в Дагестане, где чуть ли не в каждом селении свой язык, и говорят. Короче, почитайте («Новая русская проза» — книжная полка Романа Сенчина в электронной библиотеке «Букмейт», август 2015).

В условиях коммерциализации литературы тематическая подборка и книжная полка позволяют найти компромисс между информацией и анализом, выстроенной иерархией современной словесности и комментарием заметных явлений.

Существенно отличающиеся один от другого типы авторов иллюстрируют основные стратегии книжных обозревателей современных специализированных, качественных, массовых печатных и сетевых медиа, отражают взгляд на критику как на искусство, науку и журналистику.

Заимствуя «самоназвания» из профессиональных дискуссий на страницах специализированных изданий, мы можем выделить обобщенные типы рецензентов, соответствующие основным форматам современной литературной журналистики и глобальным текстовым интенциям.

Рецензент-литературовед (литературный эксперт), филолог работает в специализированных изданиях, продолжающих традицию аналитической журнальной критики в расчете на подготовленного читателя. Убедительность, объективность, проблемность, близкий к нейтральному стиль и обширный контекст сближают его тексты с академическими исследованиями. Ведущие авторские интенции — интерпретировать и оценить книгу, разобрав идею, стиль, фабулу, сюжет, особенности характеров, творческую биографию автора, художественный и социальный контекст.

Журналист, рекламщик — тип автора досуговых глянцевых, «интеллектуальных» сетевых и печатных изданий, совмещающих стратегии журнальной и газетной критики. Создание репутации писателя, продвижение новых имен и самопрезентация преобладают здесь над аргументированным анализом. Повествование строится на «особых приметах» книги, скандальности, премиальности и запоминающихся с точки зрения аудитории фактах.

«Оценщик» литературы, библиограф — автор новых сетевых проектов, близких по задачам к информационной газетной критике и рекламе. Краткие оценки, поверхностные ассоциации, развлекательные ходы ориентируют читателя на книжном рынке, привлекают внимание, позволяют отразить не только художественную литературу, традиционно являющуюся объектом рецензирования, но и документальную. Этот тип автора чаще других работает с популярными среди читателей списками и рейтингами.

Образ рецензента складывается подобно образу автора в художественном произведении, но с меньшей условностью. Из разрозненных замечаний формируется целостное представление о специализации и творческой биографии критика, помогающее ориентироваться на книжном рынке не хуже высказанных автором прямых положительных и отрицательных оценок.

Равно важными для характеристики рецензентов остаются личность автора и созданный им образ, метод работы, иерархия ценностей, отношение к писателю и читателю, идиостиль.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Башкатова А. Г. По направлению к идеалу // Лиterraтура. 2015. Часть I. № 57. [Электронный ресурс]. URL: http://literratura.org/criticism/1299-anastasiya-bashkatova-po-napravleniyu-k-idealu.html.
2. Башкатова А. Г. По направлению к идеалу // Лиterraтура. 2015. Часть II. № 65. URL: http://literratura.org/issue_ criticism/1493-anastasiya-bashkatova-po-napravleniyu-k-idealu-chast-ii.html
3. Виноградов В. В. О теории художественной речи. М., 1971.
4. Говорухина Ю. А. Русская литературная критика на рубеже XX–XXI веков: дис. ... докт. филол. наук: 10.01.01. Томск, 2010.
5. Клушина Н. И. Интенциональный метод в современной лингвистической парадигме // Медиаскоп. 2012. № 4. [Электронный ресурс]. URL: http://mediascope.ru/node/1242
6. Критика: эмоции, смысл, будущее // OpenSpace. 2011. 26 мая. [Электронный ресурс]. URL: http://os.colta.ru/literature/events/details/22635/
7. Морева А. Н. Типология речевых масок в жанре литературной рецензии (на материале «Литературной газеты») // Вестник Нижегородского ун-та. 2014. № 1(1).
8 Солганик Г. Я. Автор как стилеобразующая категория публицистического текста // Вестник Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2001. № 3.
9. Чупринин С. И. Критика — это критики. Версия 2.0. М., 2015.
 



© 
Н.Н. Молитвина, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru