viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

А.С. Кулагин,  (Аспирант Московского Государственного Педагогического Университета)

Серия «Гуманитарные науки» # ИЮЛЬ  2016

Группа генерал-лейтенанта И.В. Болдина
«В настоящей статье основное внимание будет уделено роли и военным действиям группы генерал-лейтенанта И.В. Болдина в составе 6-го и 11-го механизированных корпусов во время 24 – 26 июня 1941г.
Также в статье освещается подготовка, ход и результаты контрудара соединений конно-механизированной группы генерала И.В. Болдина под г.Гродно против 20-го и 8-го армейских корпусов противника, благодаря которому избежали немедленного уничтожения и окружения 3-я и часть соединений 10-й армии Западного фронта».

Ключевые слова: Группа генерал-лейтенанта И.В. Болдина, 6-й механизированный корпус, 11-й механизированный корпус, г.Гродно, 20-й армейский корпус, 8-й армейский корпус, 3-я армия, 10-я армия.

 

К  22.6.1941 г. в полосе ответственности 3-й армии генерал-лейтенанта В.И. Кузнецова перешел в наступление 22 июня 1941г. VIII армейский корпус 9-й немецкой армии.

Под ударами VIII и XX армейских корпусов противника целостность обороны 3-й советской армии на гродненском направлении была нарушена. 8-я и 28-я пехотные дивизии VIII армейского корпуса и 256-я пехотная дивизия XX армейского корпуса прорвались к шоссе Августов – Гродно и быстро продвигались в направлении на г. Гродно. Еще одна дивизия VIII армейского корпуса – 161-я пехотная дивизия – наступала к р. Неман. Занимавшая оборону на широком фронте 56-я стрелковая дивизия 3-й армии не смогла сдержать наступления массы немецкой пехоты, поддержанной мощным артиллерийским кулаком.

Развал обороны 56-й стрелковой дивизии под натиском противника вынудил командующего 3-й армией генерал-лейтенанта В.И. Кузнецова принять срочные меры для стабилизации фронта обороны армии. Единственным подвижным резервом в распоряжении командующего 3-й армией был 11-й механизированный корпус генерал-майора Д.К. Мостовенко. 22 июня 1941г., с момента авианалета немецкой авиации на Волковыск в 4.00, связи со штабом 3-й армии и штабом округа не было, и части 11-го механизированного корпуса выступили самостоятельно в район Гродно согласно плану прикрытия. Этот маневр вполне соответствовал идее командования по использованию 11-го механизированного корпуса для стабилизации фронта стрелковых частей. Впрочем, состояние боеготовности 11-го механизированного корпуса было не на высоте. Как писал позднее Д.К. Мостовенко, ввиду нехватки матчасти и вооружения, в поход было взято примерно 50% личного состава соединений. Остальные были отправлены в тыл. Накануне войны 11-й механизированный корпус находился во втором эшелоне 3-й армии. В докладе заместителю Наркома обороны СССР генерал-лейтенанту Я.Н. Федоренко о боевых действиях командир 11-го механизированного корпуса дает следующую оценку боевым возможностям своего механизированного соединения: «В своем состоянии мехкорпус представлял собой танковую бригаду с разделенной между трех дивизий матчастью, а отнюдь не механизированный. Танки Т-26 и БТ были получены на укомплектование из других частей с небольшим запасом моточасов, с большим износом ходовой части, особенно у БТ. Обеспеченность экипажами составляла 13 – 17% штатного количества мехводителей и командиров танков»[1.С.35]. Часть боевых машин (10 – 15%) были неисправны и их пришлось оставить в военных городках.

Так как 11-й механизированный корпус был рассредоточен на большом пространстве, он не мог одновременно всеми силами нанести контрудар по наступающим частям VIII и XX армейских корпусов 9-й армии противника.  

В связи с тем, что пограничные части, совместно с частями 4-го стрелкового корпуса, не смогли сдержать наступающего противника, всю тяжесть боев на себя приняли 29-я и 33-я танковые дивизии.

В боевом донесении штаба 3-й армии №3/оп к 10.15 22 июня 1941г. о боевых действиях войск армии говорилось следующее:

«1. Противник прорвал наши войска и овладел Сопоцкин, Голынка и Липск. Налет авиации на Гродно продолжается.
2. Части 3-й армии сдерживают наступление, отходят и к 10.00 22.6.41г. занимают 9 и 10 узлы обороны 68-го укрепленного района, удерживают занимаемый к 4.00 22.6.41г. рубеж.
213-й стрелковый полк ведет бой на высоте северо-восточнее Солоцкин. Из Солоцкин и Липск наши части отходят на Гродно.
3. 29-й танковой дивизии отдано приказание совместно с 56-й стрелковой дивизией атаковать прорвавшиеся части противника в направлении Солоцкин и Голынка…» [2.Л.397].

После получения боевого приказа, соединения 11-го механизированного корпуса из-за отсутствия времени без всякой подготовки, приступили к его выполнению. Они сходу вступали в бой по мере прибытия к району боевых действий.

В 15 км западнее Гродно между частями 11-го механизированного корпуса и соединениями XX армейского корпуса противника в первой половине дня 22.6.41г. развернулся ожесточенный встречный бой. 29-я танковая дивизия, развернувшись на 6-километровом фронте западнее Гродно, атаковала противника в направлении Сопоцкин и, продвинувшись на 6 – 7 км, приостановила его наступление.

Соединения VIII армейского корпуса противника, атакованные 29-й и 33-й танковыми дивизиями, приостановили наступление и перешли к обороне, используя рельеф местности и выгодные рубежи.

Всего, по немецким данным, за 22 июня 1941г. в боях на подступах к Гродно было уничтожено 180 советских танков, из них только 8-я пехотная дивизия отчиталась о 80 единицах. Позднее заявка была откорректирована до 115 подбитых советских танков. Атакам танков 29-й и 33-й танковых дивизий также подверглись передовые части 256-й пехотной дивизии, продвинувшейся до Нового Двора. Противник отчитался о 8 танках, подбитых им на позициях в Новом Дворе.

Генерал-майор Д.К. Мостовенко в своем отчете написал: «Противник, атакованный танковыми дивизиями, приостановил наступление и перешел к обороне, используя населенные пункты и реки» [3.Л.64]. В отчете VIII армейского корпуса о танковых атаках 11-го механизированного корпуса было сказано следующее: «Они пытались смять наступающий клин VIII корпуса, вводя все новые и новые атакующие эшелоны (всего более 500 танков в 13 – 14 эшелонах). После потери более 120 танков атаки были прекращены» [4.Л.3].

Контрударом 11-го механизированного корпуса 3-й армии удалось избежать немедленного прорыва противника к Гродно вдоль шоссе. О характере сопротивления войск 3-й армии генерал-лейтенанта В.И. Кузнецова в вечернем донесении отдела разведки 9-й армии противника от 23 июня 1941г говорится следующее:

«… На участке Гродно попытки 3-й армии силами 56-й и 85-й стрелковых дивизий организовать оборону за Неманом севернее Гродно на линии Домброва, Новы-Двур, Гродно. При этом наши части контратакованы сильными танковыми группами.
…Из состава 56-й стрелковой дивизии в районе Сопоцкина держится лишь 132-й стрелковый полк.

Русские сражаются до последнего, предпочитают плену смерть. Большие потери личного состава, мало пленных» [5.Л.34].

Севернее Гродно, по северному берегу Августовского канала, к Неману вышла 161-я пехотная дивизия VIII армейского корпуса. К 12.00 через Неман был переправлен один полк, а к вечеру – построен мост. Угроза обхода Гродно с севера была воспринята командующим 3-й армией генерал-лейтенантом В.И. Кузнецовым очень серьезно. Между командующим Западным фронтом генералом армии Д.Г. Павловым и командующим 3-й армией генерал-лейтенантом В.И. Кузнецовым состоялся разговор, о котором Д.Г. Павлов  вспоминал: «На мой вопрос, каково положение на его правом фланге, Кузнецов ответил, что там положение, по его мнению, катастрофическое, так как разрозненные части в районе Козе (севернее Гродно) с трудом сдерживают натиск противника, а стрелковый полк, находящийся между Козе и Друскеники, был смят ударом с тыла очень крупных механизированных частей, но что он сейчас собирает все, что у него есть под рукой, и бросает в район Козе» [6.С.459].

Опасения командующего 3-й армии вполне понятны, ведь это был обход фланга его армии левофланговыми подразделениями LVII моторизованного корпуса противника. Поэтому генерал-лейтенант В.И. Кузнецов прямо сказал командующему Западным фронтом генералу армии Д.Г. Павлову, что Гродно придется оставить.

Решение командующего 3-й армией оставить Гродно было, по крайней мере, спорным, хотя и объяснимым. Оно существенно ухудшило условия, в которых войскам 3-й армии пришлось сражаться в дальнейшем. Кроме того, в Гродно были сосредоточены запасы боеприпасов, которые частично были розданы войскам, а частью уничтожены. В итоге 24 июня 1941г. генерал-лейтенант В.И. Кузнецов докладывал в штаб фронта: «В частях создалось чрезвычайно тяжелое положение с боеприпасами». В донесении разведотдела 9-й армии противника говорилось следующее: «… В Гродно захвачены большие трофеи оружия, боеприпасов и продовольствия» [7.Л.34].

В 23.40 22 июня 1941г. командующий Западным фронтом генерал армии Д.Г. Павлов приказал своему заместителю генерал-лейтенанту И.В. Болдину: «Организовать ударную группу в составе корпуса Хацкилевича плюс 36-я кавалерийская дивизия, части Мостовенко и нанести удар в общем направлении Белосток, Липск, южнее Гродно с задачей уничтожить противника на левом берегу р.Неман и не допустить выхода его частей в район Волковыск» [8.С.24].

КМГ выходила на исходные позиции для контрудара. В.И. Болдин вспоминал: «На КП прибыл командир 6-го механизированного корпуса генерал-майор М.Г. Хацкилевич. Он-то мне и нужен! Ставлю перед ним задачу – с наступлением темноты сдать частям 10-й армии занимаемый рубеж обороны по восточному берегу Нарева и к утру сосредоточиться в лесу в десяти километрах северо-восточнее Белостока. 29-ю механизированную дивизию ночью перебросить из Слонима в Сокулку и посадить в оборону на рубеже Кузница, Сокулка, чтобы прикрыть развертывание главных сил 6-го механизированного корпуса и 36-й кавалерийской дивизии. Затем с рассветом нанести контрудар в направлении Белосток, Гродно и, взаимодействуя с 11-м механизированным корпусом, уже вступившим в бой южнее Гродно, разгромить группировку противника, наступающего на Крынки» [9.С.95].

Однако сдать рубеж обороны по Нареву войскам 10-й армии полностью не удалось. На нем были оставлены значительные силы 6-го мехкорпуса. Командир 7-й танковой дивизии генерал-майор танковых войск Борзилов в своем отчете по итогам боев писал следующее: «Поступили новые сведения: танковая дивизия противника прорвалась между Гродно и Сокулка. В 14.00 23.6 дивизия получила новую задачу – двигаться в направлении Сокулка – Кузница, уничтожить прорвавшуюся ТД с выходом в район сбора южнее Гродно (примерно 140км). Выполняя задачу, дивизия в первой половине дня 24.6 сосредоточилась на рубеже для атаки южнее Сокулки и старое Дубровое» [10.ЛЛ.52 – 53]. К моменту получения новой задачи 7-я танковая дивизия подверглась ударам авиации противника.

Кто же входил в сувалковскую группу противника? На направление намеченного командованием Западного фронта контрудара 23.6.1941г. выдвигались части XX армейского корпуса 9-й армии противника.

Задачей XX армейского корпуса было движение уступом вправо с далеко идущими целями. Во-первых, левофланговая 256-я пехотная дивизия должна была захватить переправу через Неман у Лунны. Во-вторых,части корпуса должны были создать заградительную линию фронтом на юго-запад, перекрывая советским войскам пути отхода из Белостокского выступа на северо-восток. Одновременно этим маневром XX армейский корпус прикрывал фланг VIII армейского корпуса, давая ему свободу маневра для прорыва в тыл Западного фронта.

Задачей на 24.6.1941г. для соединений XX армейского корпуса был выход 162-й пехотной дивизии в район Сидры, а 256-й пехотной дивизии – в район Индуры. Тем самым части неприятеля выходили южнее Гродно, сужая коридор для отступления соединений 3-й и 10-й армий.

До выхода в назначенный для контрудара район группы генерал-лейтенанта И.В. Болдина район к югу и юго-западу от Гродно оставался в ведении 3-й армии генерал-лейтенанта В.И. Кузнецова. Здесь действовал 11-й механизированный корпус генерал-майора Д.К. Мостовенко, подпиравший рассыпающуюся оборону стрелковых дивизий 3-й армии. По приказу генерал-лейтенанта В.И. Кузнецова 11-й механизированный корпус должен был 23.6.1941г. отойти на рубеж р.Свислочи. Решение это было прямым следствием сдачи Гродно. К тому же приказ на отход обороняющейся под Гродно 29-й танковой дивизии был отдан командующим 3-й армией без уведомления командира 11-го механизированного корпуса генерал-майора Д.К. Мостовенко. В результате 29-я танковая дивизия начала отход, открывая фланги соседей. Генерал-майор Д.К. Мостовенко остановил отход дивизии и приказал возвращаться на исходные позиции. 29-я танковая дивизия отбила прежнюю позицию, потеряв 25 танков.

Фактически, в это время 11-й механизированный корпус удерживал позиции, с которых можно было нанести контрудар группой генерал-лейтенанта И.В. Болдина. Однако оставление Гродно существенно осложнило положение. Части противника медленно оттесняли 11-й механизированный корпус. В 2.00 ночи 24.6.1941г. части 256-й пехотной дивизии заняли Кузницу. В течение ночи в деревне скапливаются 5,5 батальона пехоты, артиллерия всех типов, два дивизиона «Штурмгешютцев». В 7.00 утра противник начал наступление дальше на юг, к  Индуре. Однако немецкая пехота была атакована к югу от Кузницы советскими танками, поэтому была вынуждена перейти к обороне.

По сравнению с запланированным командующим Западным фронтом вечером 22.6.1941г. составом группа генерал-лейтенанта И.В. Болдина была существенно ослаблена. Из нее были изъяты мотострелковый полк 7-й танковой дивизии и значительная часть 4-й танковой дивизии. Они были использованы для обороны линии Нарева западнее и юго-западнее Белостока.

Фактический состав группы Болдина, ввиду отсутствия документов советской стороны, установить затруднительно. Однако, по данным немецкой разведки, он был следующим:

  • 29-я моторизованная дивизия;
  • 7-я танковая дивизия без мотострелкового полка;
  • 6-я кавалерийская дивизия;
  • 36-я кавалерийская дивизия;
  • возможно, 8-й танковый полк 4-й танковой дивизии.

Таким образом, в распоряжении И.В. Болдина было сосредоточено для контрудара 3 – 4 танковых полка 6-го механизированного корпуса и танковые части    6-го кавкорпуса. Количество пехоты, наоборот, было незначительным – два мотострелковых полка 29-й моторизованной дивизии и кавалерийские полки 6-го кавкорпуса. Артиллерии также было мало. По немецким оценкам в бою участвовало 3 тяжелых и 2 легких артполка двухдивизионного состава каждый.

Командование VIII корпуса 24.6.1941г. собиралось продолжить движение на восток с открытыми флангами, когда разведка донесла о подходе сильных танковых сил из Индуры в направлении Гродно и о накоплении танков в районе Индуры. Это заставило оставить один полк 8-й пехотной дивизии под Гродно, усилив ее дивизионом 150-мм гаубиц и дивизионом 88-мм зениток.

Тем временем генерал И.В. Болдин выдвинул вперед 29-ю моторизованную дивизию для удержания исходных позиций для контрудара. 11-й мехкорпус отходил под нажимом противника и этот маневр оказался своевременным.

В назначенный район части 29-й дивизии вышли на широком фронте и столкнулись с обоими соединениями XX корпуса. Один отряд 29-й мд утром 24.6 вышел к деревне Сидры в 17 км к северу от Сокулки. Там он был встречен полком 162-й пехотной дивизии. После короткого боя уже в 11.00 (по немецкому времени) отряд 29-й моторизованной дивизии был отброшен назад, потеряв 7 танков, он, однако, смог закрепиться в 3км южнее Сидры. Более напряженно развивались события в полосе действий второго отряда 29-й моторизованной дивизии. Он ранним утром 24.6. столкнулся в районе Кузницы с наступающей боевой группой 256-й пехотной дивизии. Несмотря на неоднократные атаки, полностью остановить продвижение противника передовому отряду не удалось. К вечеру 24.6 фронт здесь откатился примерно на 5 км назад. По данным немецкой разведки, в этих боях участвовал 47-й танковый полк 29-й мотодивизии, вооруженный танками БТ, вследствие чего серьезный удар он нанести не мог. Тем не менее, высланным передовым отрядам удалось снизить темп наступления противника.

Прибытие соединений группы генерал-лейтенанта И.В. Болдина позволило днем 24.6 стабилизировать положение11-го мехкорпуса генерал-майора Д.К. Мостовенко. Его части участвовали в атаках на Кузницу, в районе которой сосредоточились главные силы 256-й пехотной дивизии противника. До вечера 24.6 11-й мехкорпус провел более десяти атак танковых атак, нацеленных в основном на Кузницу, но частью сил 11-й мехкорпус атаковал плацдарм 8-й пехотной дивизии южнее Гродно. Как пишет исследователь белостокского окружения Хейдорн: «Германские «Штуки» и управляемый самолетами-корректировщиками управляемый артиллерийский огонь, равно как и обстрел прямой наводкой, сорвали все эти атаки» [11.S.235]. Ввиду угрозы обхода со стороны Гродно и подвергаясь натиску с фронта, генерал-майор Д.К. Мостовенко был вынужден отдать приказ отойти с занимаемых позиций.

К этому моменту в 29-й танковой дивизии осталось, по отчету Д.К. Мостовенко, около 60 танков, включая 10 Т-34. Ударные возможности корпуса были исчерпаны.

Тем не менее противник высоко оценил действия 11-го мехкорпуса и передовых отрядов 6-го мехкорпуса. В промежуточном донесении группы армий «Центр» за 24.6 от 19.45 говорилось следующее:

«Сильный вражеский контрудар с применением танков против Кузница и Гродно с юга и юго-востока. Здесь идут тяжелые бои (по атакующим вражеским танкам действовали пикирующие бомбардировщики; отдан приказ о переброске сюда 129-го противотанкового дивизиона, одной зенитной батареи VIII AK, а также 129-й пехотной дивизии в полосу XX AK)» [12Л.65].

В итоговом донесении группы армий за день говорилось о том, что «XX AK и 8 пд VIII AK временно перешли к обороне» [13.С.140].

Наступление группы генерал-лейтенанта И.В. Болдина началось вечером 24.6.1941г. По немецким данным, первая атака последовала только в 19.00 (по берлинскому времени) и была нацелена на деревню Сидры, занимавшуюся главными силами 162-й пехотной дивизии. В итоге командир XX армейского корпуса генерал Матерна был вынужден принять решение оставить позиции и отступить на несколько километров на север.

В 1.00 ночи последовало наступление силами 36-й кавалерийской дивизии на узел дорог Даброву, пришедшейся на слабый участок фронта противника. Даброва была расположена на стыке 129-й и 162-й пехотных дивизий и занята только одной ротой. В итоге положение приобрело для противника настолько невыгодный оборот, что командование было вынуждено усиливать оборону отправкой в Дамброву пехоты и артиллерии. Только рано утром 25.6.1941г. противнику удалось вновь прочно занять позиции в этом узле дорог.

Рано утром 25.6.1941г. наступление группы генерал-лейтенанта И.В. Болдина продолжилось. Атаки последовали при артподдержке с направлением главного удара между Сидрой и Маковланами (3 км на юго-юго-запад от Сидры), в тыл частям в Кузнице. Жестокие бои в этом районе длились всю первую половину дня, но не удалось добиться даже тактического успеха. Единственным достижением стал глубокий танковый прорыв у с.Поганицы в 5 км южнее Сидры около 10.00 25.6.1941г.

Одновременно атаке подверглись позиции 256-й пехотной дивизии под Кузницей. В истории полка этого соединения записано: «Как и предполагалось, все загнанные в котел Белостока русские силы попытались прорваться в северо-восточном и восточном направлениях. Для этого особо удобной представлялась дорога через Соколку, Кузницу, Гродно. На этой дороге в течение 24 и 25 июня пришлось отбить тяжелые атаки вражеских танков» [14.S.58].

Утром и днем 25.6.1941г. наступающие советские части подверглись ударам VIII авиакорпуса Люфтваффе и в конечном итоге атаки были прекращены около 12.00.Части группы генерал-лейтенанта И.В. Болдина отступили в юго-западном направлении. Наблюдавший за контрударом со стороны командир 11-го мехкорпуса позднее писал в своем отчете: «Наступление 6 МК успеха не имело. 4 тд продвинулась до Кужница и стала отходить» [15.Л.65].

В ходе контрудара 3-й армии и группы И.В. Болдина под Гродно в построении войск неприятеля образовался разрыв. В отчете VIII армейского корпуса по итогам боев сказано: «Особенную заботу создавал для корпусного командования разрыв, зияющий у Лососны между 256-й дивизией и правым крылом 84-го пехотного полка, тем более потому, что там, на аэродроме Каролин, еще утром располагалась корпусная эскадрилья ближней разведки. Если бы русские предприняли в северо-западном направлении атаку, то здесь они не натолкнулись бы ни на какое бы сопротивление» [16.Л.9].

Использование этой бреши выводило бы любое из атакующих советских танковых подразделений прямо в тыл XX корпусу неприятеля, к штабу корпуса в Новом Дворе. Такой удар, скомбинированный с фронтальными атаками, мог бы заставить противника отступить.

11-й механизированный корпус в контрударе 25.6.1941г. не участвовал. 33-ю танковую дивизию генерал-лейтенант И.В. Болдин подчинил себе, 29-я танковая и 204-я моторизованная дивизии решали сугубо оборонительные задачи. Так, им пришлось отражать попытку неприятеля форсировать Неман с востока на запад, угрожая флангу группы генерал-лейтенанта И.В. Болдина. Командир 11-го мехкорпуса подтверждает данные об интенсивных авиаударах неприятеля днем 25.6.1941г. в своем отчете: «Особенно усиленная бомбардировка производилась в этот день авиацией, и уцелевшие от предыдущих дней тылы были уничтожены. Ни одна машина не могла показаться на открытом месте, не будучи уничтожена. Расположение частей также подвергалось беспрерывным бомбардировкам и обстрелу авиации» [17.Л.65].

Кроме авиаударов причиной вывода частей группы И.В. Болдина из боя было то, что с вечера 24.6.1941г. они вели наступательные действия, идя в бой с марша. Нужно было время на заправку машин и их техобслуживание. Командир 7-й танковой дивизии 6-го мехкорпуса писал в своем отчете: «В частях дивизии ГСМ было на исходе, заправку производить не представлялось никакой возможности из-за отсутствия тары и головных складов, правда удалось заполучить одну заправку сгоревших складов Кузница и м.Кринки (вообще ГСМ добывали кто как сумел)» [18.Л.53]

Тем не менее 6-й мехкорпус мог бы продолжить атаки спустя несколько часов. Но в 15.40 25.6.1941г. из штаба Западного фронта последовал приказ о выводе 6-го мехкорпуса из боя и сосредоточение в районе Слонима. Связано это было с прорывом танковой группы генерала Г.Гудериана.

Контрудар группы И.В. Болдина можно считать завершившимся в полдень 25.6.1941г. Каковы были его итоги? Немецкий исследователь Хейдорн писал:

 «Без сомнения, советские атаки 24 и 25 июня южнее и юго-восточнее Гродно завершились тяжелым тактическим поражением. Несмотря на использование большого числа танков, русским не удалось разгромить расположенные на не слишком удачных позициях части XX AK.

Напротив, были понесены тяжелые потери в танках. По данным XX AK, число уничтоженных советских танков было следующим:

  •          256-я пд – 87;
  •          162-я пд – 56;
  •          2-я рота 4-го полка зенитной артиллерии – 21;
  •          VIII авиакорпус – 43;
  •          Итого – 207» [19.S.235 – 236].

Вместе с тем оценивать контрудар группы генерала И.В. Болдина только отрицательно было бы ошибкой. Хейдорн пишет: «На оперативном уровне, однако, советские атаки принесли успех. Германский XX AK оказался настолько серьезно скованным, что лишь к 27 июня оказался в состоянии вновь перейти к наступлению. Таким образом он потерял 3,5 дня» [20.S.236].

Поставленные XX армейскому корпусу задачи к моменту отхода группы генерала И.В. Болдина от Гродно выполнены не были. Фактически контрудар 6-го механизированного корпуса предотвратил быстрое формирование кольца окружения в районе Волковыска силами XX и VIII армейских корпусов и уничтожения противостоящей им 3-й армии.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Смирнов А., Сурков А. 1941: Бои в Белоруссии//Фронтовая иллюстрация №2,2003.С35.
2. Боевое донесение штаба 3-й армии №3/оп к 10.15 22 июня о боевых действиях войск армии //ЦАМОРФ.Ф.208.Оп.2454.сс.Д.22.Л.397.
3. Отчет командира 11-го механизированного корпуса от 22 июня 1941г.//ЦАМО РФ.Ф.208.Оп.2511.Д.83.Л.64.
4. Отчет 8-го армейского корпуса от 22 июня 1941г.//ЦАМО РФ.Ф.500.Оп.12462.Д.320.Л.3.
5. Донесение отдела разведки 9-й армии противника от 23 июня 1941г.//ЦАМО РФ.Ф.500.Оп.12462.Д.547.Л.34.
6. 1941год. Документы. Т.2. М.: Международный фонд «Демократия»,1992.С.459.
7. Донесение отдела разведки 9-й армии противника от 23 июня 1941г.//ЦАМО РФ.Ф.500.Оп.12462.Д.547.Л.34.
8. Переговоры командующего войсками Западного фронта с заместителем командующего войсками фронта генерал-лейтенантом Болдиным о создании ударной группы под руководством генерал-лейтенанта Болдина в 23.40 от 22 июня 1941г.//Сборник боевых документов Великой Отечественной войны.Вып.№35. – М.: Воениздат,1958.С.24.
9. Болдин И.В. Страницы жизни. – М., 1965.С.95.
10. Доклад командира 7-й танковой дивизии 6-го механизированного корпуса генерал-майора танковых войск Борзилова С.М. о состоянии и действиях 7-й танковой дивизии от 4.8.1941г. //ЦАМО РФ.Ф.38.Оп.11353.Д.5.ЛЛ.52 – 53.
11. Heydorn Volker Detlef. Der sowjetische Aufmarsch im Bialostoker Balkon bis zum 22 . Juni 1941 und der Kessel von Volkowysk. Munchen, Verlag, fur Wehrwissenschaften,1989.
12. Донесение группы армий «Центр» в 19.45. от 24 июня 1941г.//ЦАМО РФ.Ф.500.Оп.12462.Д.547.Л.65.
13. Исаев А.В. Неизвестный 1941. Остановленный блицкриг. – М.: Яуза,Эксмо.2010.С.140.
14. Selz B. Das gruene Regiment. Der Weg der 256. Infanterie-Division aus der Sicht des Regiments 481. Keherer,1970.S.58.
15. Отчет командира 11-го механизированного корпуса о итогах боев от 13.08.1941г.//ЦАМО РФ.Ф.208.Оп.2511.Д.83.Л.65.
16. Отчет 8-го армейского корпуса противника по итогам боев//ЦАМО РФ.Ф.500.Оп.12462.Д.320.Л.9.
17. Отчет командира 11-го механизированного корпуса о итогах боев от 13.08.1941г.//ЦАМО РФ.Ф.208.Оп.2511.Д.83.Л.65.
18. Доклад командира 7-й танковой дивизии 6-го механизированного корпуса генерал-майора танковых войск Борзилова С.М. о состоянии и действиях 7-й танковой дивизии от 4.08.1941г.//ЦАМО РФ.Ф.38.Оп.11353.Д.5.Л.53.
19. Heydorn V.-D. Op.cit.S.235 – 236.
20. Heydorn V. D. Op.cit.236.
 



© 
А.С. Кулагин, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru