viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

С. Баоцяо,  (Шанхайский университет иностранных языков, Китай)

Серия «Гуманитарные науки» # ДЕКАБРЬ  2016

Иосиф Бродский
В статье анализируются имена прилагательные и слова других частей речи, выражающие признак, в поэтических текстах Иосифа Бродского. Отмечается насыщенность текстов данными семантическими элементами. Бродский редко выбирает из массива русских признаковых слов те лексемы, которые являются наиболее частотными. Его подход к использованию прилагательных в тексте оригинален и отражает особенности авторского мировосприятия. С помощью прилагательных поэт создаёт такие средства художественной выразительности, как гипербола, метафора, сравнение, повтор, антитеза, градация. Он внимателен к словам с семантикой цвета и звука, воздействующим на зрительное и слуховое восприятие читателя.

Ключевые слова: Иосиф Бродский, художественная литература, поэзия, художественная картина мира, имя прилагательное, семантика признака.

 

Oбозначающие различные признаки имена прилагательные создают признаковый мир произведения художественной литературы, его признаковую стихию, являющуюся важным элементом художественной картины мира. Изучению картины мира как «целостного глобального образа мира, который является итогом не какой-либо её одной стороны, а всей духовной активности человека, которая возникает у него в ходе взаимодействия с миром» [10, с. 19] в современной лингвистике уделяется значительное внимание. Для нашего исследования актуально понятие художественной картины мира, выделяемой в рамках языковой и являющейся вторичной картиной мира. Как отмечаютД.М. Дреева и Т.В. Семенова,«она возникает в сознании читателя при восприятии им художественного произведения» [4, с. 84].

Характеристика признакового мира теста – одна из задач лингвистов, изучающиххудожественную (поэтическую) картину мира и язык личности, особенно если эта личность – великий поэт, к числу которых в российской литературе, несомненно, принадлежитнобелевский лауреат Иосиф Бродский (1940-1996).

К анализу имён прилагательных в тексте художественного произведения обращаются авторы кандидатских исследований. В.В. Карнаухова (1998) рассматривает прилагательные как черту идиостиля А.С. Грина[6]. О.В. Закирова (2007) анализирует качественные прилагательные как средство создания образов персонажей романа Л.Н. Толстого «Война и мир» [5]. Имена прилагательные как элемент пейзажных описаний рассматривает в статье И.Н. Анисимова, отмечающая, что они помогают «максимально точно передать человеческое восприятие окружающей природной действительности» [1, с. 205]. Е.В.Воронец анализирует наименования цветов в лирике Ф.И. Тютчева[3]. Элементы признакового мира поэзии И. Бродского в языкознании пока не рассматривались.

    Цель статьи – провести анализ имён прилагательных и слов других частей речи с семантикой признака в лирике Иосифа Бродского с точки зрения их роли в формировании художественной картины мира поэзии автора. Материалом для анализа стал сборник стихов поэта общим объёмом более тысячи страниц [2].

Первое, что замечает исследователь, рассматривающий прилагательные и другие признаковые слова в поэтических текстах Иосифа Бродского, – это насыщенность ими текста. Невозможно найти строки, предложения, где не было бы такой лексемы:

Блестящие нити дождя переплетаются среди деревьев
и негромко шумят, и негромко шумят в белесой траве.
Слышишь ли ты голоса, видишь ли ты волосы с красными гребнями,
маленькие ладони, поднятые к мокрой листве?

(«Проплывают облака»)

Эта насыщенность может быть охарактеризована как признаковая стихия, воздействующая на зрительное восприятие читателя. Каковы же те элементы, которые создают эту стихию, наполняют поэзию Иосифа Бродского цветами, оттенками, звуками, ощущениями?

Мы посчитали необходимым сопоставить имена прилагательные, использованные Бродским в его стихах, со списком наиболее частотных прилагательных современного русского языка. Техническим средством подсчёта стала компьютерная программа «NewSlow», служащая для тотального анализа лексического материала, использованного в тексте. Согласно новому частотному словарю русской лексикиО.Н. Ляшевской, С.А.Шарова[9], наиболее употребительными сегодня (приводим первую десятку) являются имена прилагательные новый, большой, должен, последний, российский, русский, общий, высокий, хороший, главный. Частота обращение к этим лексемам в текстах Иосифа Бродского составляет: новый 168, большой 185, должен 83, последний 72, российский 3, русский 38, общий 73, высокий 13, хороший 19, главный 33. Мы видим некоторое совпадение с частотностью общеязыкового употребления только двух прилагательных: новый и большой, остальные являются недостаточно востребованными поэтом.

В частоте обращения поэта к прилагательному новый проявляется его в целом оптимистический взгляд на мир и постоянная жажда обновления:«Я хочу переждать, перегнать, пережить это время, / Новый взгляд за окно, опуская ладонь на колени…» («Посвящение Глебу Горбовскому»). Он видит это обновление в природе, ежегодной смене сезонов, каждый из которых даёт человеку возможность словно заново начать жить: «…Кружится новый снег, и козы блеют, / как будто эта жизнь тебя не минет» («Стрельнинская элегия»). Обновления природы постоянно занимают автора и заставляют возвращаться к данному мотиву. При этом не всегда в душе лирического героя обновления столь же радостны, как в природе: «…И обрываются желанья / в душе, как новая листва» («Петербургский роман»), однако эти противоречия преодолимы, хотя и оставляют после себя осадок: «Ну, звени, звени, новая жизнь, над моим плачем, / к новым, каким по счёту, любовям привыкать, к потерям…» («Июльское интермеццо»).

Прилагательное большой символизирует в стихах Бродского максимализм, стремление к большему. Иногда использование данного прилагательного словно становится самоцелью и помогает автору в создании абсурдных на первый взгляд описаний, постоянных на приёме «потока сознания»:

Это песня сверчка
в красном плинтусе тут,
словно пенье большого смычка,
ибо звуки растут,
как сверканье зрачка
сквозь большой институт
(«Новый год на Канатчиковой даче»).

Слабо выраженное внимание поэта к остальным наиболее употребительным в русском языке адъективным лексемам (должен, последний, российский, русский, общий, высокий, хороший, главный) связано как со спецификой поэтического творчества, делающей ненужными в лирике прилагательные российский, русский, так и с авторскими особенностями восприятия мира, его потребностями в трансляции читателю определённых картин, образов, мыслей, мотивов.

Рассмотрим другие прилагательные, ставшие важной частью признаковой стихии художественного мира Иосифа Бродского, ориентируясь при этом также на частоту их использования.

Это в первую очередь цветовые прилагательные, среди которых у Бродского особое положение занимают лексемы белый и чёрный. Слово белыйпоэт использовал в разных грамматических формах 136 раз, слово чёрный – 131. Кроме того, признаковая стихия поэзии Бродского насыщена разнообразными словами с корнем бел-ичёрн-и соответствующей семантикой. В первом случае это белоснежный, белокурый, белолицый, белоглазый, белизна, белеть, белёсый и многие другие, во втором – чернеть, чернила, чёрно-белый, чёрно-красный, черноголовый, чернозём, чернокнижник и т. п.

Отношение к белому цвету особенно явно видно в таких словах Иосифа Бродского: «Ночь, одержимая белизной / кожи» («Ночь, одержимая белизной…»). Действительно, иногда создаётся впечатление, что поэт и сам одержим белизной, в его стихах мы находим сочетания белое небо, белая ночь, белый свет, белёсое небо, белые камни, белая дорога и др. С белым цветом Бродский ассоциирует начало творчества, ведь бумага до того, как на ней появляются строчки, – белая:

я не буду придумывать
белые стихи о вокзале, –
белые, словно бумага для песен... («Лучше всего…»).

Белый цвет для поэта – это цвет зимы, которая и притягивает, и пугает: «Какой-то ужас в этой белизне» («Элегия»). Авторским является для Бродского восприятия белого цвета как элемента ночи, в его стихах неоднократно встречается образ белых предметов, которые видны в ночи и поэтому противопоставляются ей: «…Как будто вновь залив во мгле белеет» («Стрельнинская элегия»). В поэме «Гость», героем которой является «гость Времени»(некий отвлечённый и одновременно реальный для поэта образ, схожий с призраком), этот неведомый, страшный и притягательный гость ассоциируется для автора с белым цветом: «Ко мне приходит гость, ко мне приходит гость. <…> / Гость белой нищеты и белых сигарет…».

Прилагательное чёрный также встречается в различных синтагматических связях: чёрные сосны, чёрные леса, чёрные ветви, чёрная вода, чёрный зонт, чёрный Петроград, чёрный куст, чёрная печаль и др. Чёрный цвет символизирует ночь и противопоставляется в этом контексте свету. В таких предложениях, наряду со словом чёрный, присутствуют слова, обозначающие свет и участвующие в создании антитезы: «…Распахнутые окна между чёрнымипараднымисветят» («Августовские любовники»), «В тот вечер возле нашего огня / увидели мы чёрного коня» («Был черный небосвод светлей тех ног…»).

Средствами синтаксической выразительности, в создании которых участвует прилагательное чёрный, являются также повтор и градация:

Он чёрен был, не чувствовал теней.
Так чёрен, что не делался темней.
Так чёрен, как полуночная мгла.
Такчёрен, как внутри себя игла.
Так чёрен, как деревья впереди,
как место между ребрами в груди.
Как ямка под землею, где зерно.
Я думаю: внутри у нас черно (Там же).

Чёрный и белый цвета неразрывно связаны, не случайно в стихах Бродского обнаруживаем 9 употреблений прилагательного чёрно-белый,анитетичность в котором заложена изначально. С помощью данной лексемы поэт передаёт мысль о сложности и противоречивости мира, о сочетании зла и добра в самой природе человека:

И глядит на Восток,
закрываясь от ветра,
черно-белый цветок
двадцатого века»

(«Песенка о Феде Добровольском»).

Из цветовых прилагательных, помимо лексем белый и чёрный, автор часто обращается к словам красный(51), жёлтый (50),тёмный (43), синий (30), коричневый (28),зелёный (29), блестящий (26), золотой (25). В его колористике нередки сложные прилагательные и наречия с семантикой цвета, в том числе обозначающие смешанные цвета (чёрно-красный, красно-белый, тёмно-жёлтый, тёмно-зелёный, тёмно-серый, светло-коричневый и др.) и служащие для характеристики цвета какого-либо предмета (черноголовый, красноносый, темноволосый и т. п.). Некоторые из них используются поэтом как гапаксы и являются авторскими образованиями, оказывающими в силу двух указанных причин особенно сильное поэтическое воздействие на читателя:

Снег в сумерках кружит, кружит.
Под лампочкой дворовой тлеет.
В развилке дерева лежит.
На ветке сломанной белеет.
Не то, чтобы бело-светло («К садовой ограде»).

При необходимости поэт использует даже сложные цветовые прилагательные украинского языка: «То не зелено-квитный, траченный изотопом, – / жовто-блакытный реет над Конотопом» («За независимость Украины»).

В результате художественный мир, изображаемый Иосифом Бродским в его стихах, воспринимается читателем как многоцветный, яркий и контрастный. Несомненна правота Л.А. Качаевой, утверждающей, что «изображение цвета в литературе – не самоцель, и все тончайшие цветовые оттенки существуют не сами по себе, не вне художественного целого, а служат воплощению творческих замыслов художника слова» [7, с. 188]. Внимание автора к цветообозначениям (а это не только прилагательные, но и слова других частей речи: золотиться, обагрённый, синева и т. п.) показывает особенности восприятия им действительности, особенности его внутреннего мира, для которого характерна контрастность зрения, демонстрирует умение поэта увидеть детали общей картины мира и точно, с предельным языковым мастерством, квалифицировать эти детали.

В первую очередь автор стремится воздействовать с помощью прилагательных и других признаковых компонентов на зрительное восприятие читателя. Однако лексемы, актуализирующие слуховое восприятие, также нередки: громко, громкий, негромко, негромкий, тихо, потихоньку, стихать и др.

Для поэта важно создать слуховой образ при описании человека, как, например, в стихотворении «А.А. Ахматовой». Бродский хочет, чтобы читатель не только увидел, но и услышалгероя стихотворения:

Вы поднимете прекрасное лицо –
громкий смех, как поминальное словцо,
звук неясный на нагревшемся мосту –
на мгновенье взбудоражит пустоту.

Для создания звуковых образов поэтом используются слова разных частей речи: прилагательные, существительные, глаголы, причастия, а также средства художественной выразительности, например, сравнения. Если автору важно оказать воздействие на слуховое восприятие читателя, он способен настолько сильно насытить текст предназначенными для этого словами и оборотами, что они количественно превосходят остальные лексемы:

Еле слышный
голос
, принадлежащий Музе,
звучащий в сумерках как ничей, но
ровный, как пенье зазимовавшей мухи,
нашептывает слова, не имеющие значенья
(«Жизнь в рассеянном свете»).

Кроме того, актуальными для признакового мира поэзии Иосифа Бродского являются имена прилагательные нужный(79 употреблений), собственный(78), лучший(69), старый(63) и др. Значимыми для художественной картины мира поэта являются слова, выражающие признак силы: сильный, сильно, сильнее, сильней (в целом их 119). Его увлекает всё, что отличается этим признаком, поэтому мы встречаем в стихах сочетания сильные чувства, сильный взгляд, сильные дуновения ветра, сильная боль и т. п. Семантика данного слова, выражающего высокую степень качества, предполагает использование синтаксических фигур усиления – повтора: «Но что сильнейсильней, чем страсть и прихоть?» («Пришла зима, и все, кто мог лететь…»); антитезы: «Я сижу у окна. За окном осина. / Я любил немногих. Однако – сильно» («Л.В. Лифшицу») и др. Главное чувство, для характеристики которого автором используются слова данной семантики, – это любовь, страсть:

Гони, гони, гони коней,
богатство, смерть и власть,
но что на свете есть сильней,
но что сильней, чем страсть («Шествие»).

Лексемы с семантикой признака являются существенным строительным элементом средств художественной выразительности в поэзии Иосифа Бродского. Кроме названных выше гиперболы, антитезы, повтора, градации, с их помощью автором конструируются метафоры: «И только ветра сиплый вой / расслышишь ты, как встарь» («1 января 1965 года»); сравнения: «Камни, принимающие нашу поступь, / словно черная вода – серые камни…» («Камни на земле») и т. д. В творческом процессе, представляющем собой «постоянный поиск точного образа и совершенного языкового средства для его выражения» [8, с. 49], прилагательные и другие слова с семантикой сравнения становятся для Бродского незаменимой, значимой составляющей. Поэт стремится к парадоксальному использованию прилагательных, привлекающему внимание читателя: «…Я запускаю в проволочный космос / свой медный грош, увенчанный гербом» («Postscriptum»). Его художественный мир обогащается и уточняется, приобретает законченную форму благодаря искусному оперированию словами, выражающими признаки.

Итак, поэтические тексты Иосифа Бродского насыщены именами прилагательными и словами других частей речи с семантикой признака, являющимися значимыми элементами художественной картины мира его поэзии. Востребованность прилагательных в поэзии Бродского не совпадает с языковой, что говорит об оригинальности автора при выборе признаковых слов и отражении в этом процессе особенностей его мировосприятия и авторских способов формирования художественной картины мира. Прилагательные служат важными семантическими элементами при построении поэтом тропов (гиперболы, метафоры, сравнения) и синтаксических фигур(повтора, антитезы, градации). Иосиф Бродский создаёт в своих стихах многоцветный, яркий мир, он максимально эффективно использует выразительные возможности, семантически заложенные в цветовые прилагательные, наиболее употребительными из которых являются чёрный и белый. Благодаря словам с семантикой признака, поэт воздействует на зрительное и слуховое восприятие читателя.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Анисимова И.Н.Функционально-семантические особенности адъективных лексем в составе пейзажного описания художественного текста // Вестник Чувашского университета. – 2012. – № 1. – С. 200-206.
2. Бродский И. Стихотворения. Мрамор. Набережная неисцелимых. – М.: Азбука, 2016. – 1024 с.
3. Воронец Е.В.Место поэтической колористики Ф.И.Тютчева в русской литературе // Балтийский гуманитарный журнал. – 2015. – № 1 (10). – С. 22-25.
4. Дреева Д.М., Семенова Т.В.Поэтическая картина мира: к определению понятия // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-3. – С. 84.
5. Закирова О.В. Качественные прилагательные как средство создания образов персонажей романа Л.Н. Толстого «Война и мир»: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Казань, 2007. – 22 с.
6. Карнаухова В.В. Семантическое варьирование имен прилагательных как типологическая черта идиостиля А.С. Грина: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Белгород, 1998. – 22 с.
7. Качаева Л.А. Цветовая палитра А.И. Куприна // Писатель и жизнь. – М.: Советский писатель, 1981. – С. 187-201.
8. Крылова М.Н.Сравнительные конструкции в поэтических текстах Юрия Шевчука // Язык и культура. – 2016. – № 2 (34). – С. 45-56.
9. Ляшевская О.Н., Шаров С.А. Новый частотный словарь русской лексики[Электронный ресурс] // Словари на основе национального корпуса русского языка [Сайт]. – Режим доступа: URL: http://dict.ruslang.ru/freq.php. – 29.11.2016
10. Постовалова В.И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. – М.: Наука, 1988. – С. 8-69.
 



© 
С. Баоцяо, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru