viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

О.П. Петрухина,  (К.ф.н., ФГБОУ ВО Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова)

Серия «Гуманитарные науки» # ДЕКАБРЬ  2016

Аргументация; дискурс; речевой акт; прагма-диалектическая теория; иллокуция
Рассмотрение структуры аргументации в дискурсе политика опирается на широкие исследования в области прагма-диалектической теории аргументации, речевых актов и теории дискурса. Дискурс политика оценивается не только с точки зрения его успешности в плане завоеваний симпатий у аудитории, что проявляется в использовании аргументов и различных средств воздействия на слушателей. Анализируется способность выполнить поставленную задачу политиком – устранить имеющиеся различия во мнениях аудитории. Комплексное исследование аргументативного дискурса при анализе именно его коммуникативно-прагматических свойств позволяет более детально изучить само явление аргументации и процедуры коммуникативно-прагматического анализа.

Ключевые слова: Аргументация; дискурс; речевой акт; прагма-диалектическая теория; иллокуция.

 

Аргументация, согласно Х. Перельману, образует сложный текст, обращённый к самым различным группам слушателей. Аргументы могут вступать во взаимодействие, и аудитория может их использовать как новый вид аргументации [10]. Именно этот фактор позволил развиться прагма-диалектической школе аргументации, которая основана на интеракциональном анализе текста. Основоположником прагма-диалектического подхода стал немецкий ученый А. Гюнтер [5]. Хотя, подход имел другое название – диалогическая аргументация, а исходной посылкой появления данного подхода стала неудовлетворенность двумя науками, традиционно ориентированными на высказывание. По мнению А. Гюнтера, логика является слишком абстрактной, так как концентрируется на изучении логических умозаключений, а лингвистика – слишком конкретной для этих целей, так как акцентирует свое внимание на лингвистических формах выражений, что влечет за собой ограниченность в исследовании данного явления. Объединяя обе науки, А. Гюнтер предлагает исследовать аргументацию с точки зрения теории коммуникации. Он определил двойственную специфику аргументации как процесса и как продукта, и выделил ряд характеристик аргументативного процесса:

1. аргументация возникает в межличностном общении;
2. аргументация всегда связана с использованием языка;
3. аргументация способствует изменению знаний, ценностных установок участников коммуникативного процесса;
4. аргументация осуществляется согласно определенным правилам [5, с. 176].

Эту теорию продолжили изучать ученые Ф. ван Еемерен и Р. Гроотендорст [9, с. 274], и прагма-диалектическая интерпретация аргументации голландских исследователей занимала промежуточное положение между двумя традиционными подходами: логическим и риторическим. Суть логического подхода состоит в том, что логика признается идеалом, образцом аргументации. Иными словами, чем больше связь между тезисом и аргументами похожа на отношение логического следования между посылками и заключением, тем лучше, правильнее аргументация. Кроме очевидных достоинств, у такого подхода к данной теории есть не менее явные недостатки, в первую очередь – это предпосылка, согласно которой повседневная деятельность людей всецело рациональна. Если бы это было верно, логически корректное доказательство какого-либо утверждения непременно убеждало бы другого человека в том, что это утверждение истинно. Однако на практике происходит обратное: логически некорректная аргументация или аргументация с ложными посылками (доводами) оказывается вполне убедительной, а непротиворечивая аргументация – бесплодной.

Соответственно, альтернативу логическому подходу к аргументации, основывающемуся на выводном знании, составляет риторический подход. Согласно данному подходу, целью аргументации является умение представить некоторую позицию в предпочтительном для оппонента свете, то есть убедить его в своей правоте вне зависимости от того, корректна ли сама аргументация в логическом отношении или нет. Сильная сторона риторического подхода – пренебрежение логикой в пользу прагматики – оказывается одновременно и его слабостью. С отказом от идеала логичности исчезает и нормативная основа теории аргументации, что фактически (по крайней мере, на сегодняшний день) делает невозможным построение строгой теории аргументации с опорой на риторику.

Ф. ван Еемерен и Р. Гроотендорст попытались сочетать достоинства данных подходов, развивая прагма-диалектическую концепцию аргументации. Она хорошо удовлетворяет требованиям взаимодействия речевых актов (прагматичности) и рациональности дискуссии, способствующие разрешению спора во мнениях (диалектики в изначальном, историческом смысле этого слова). Ф. ван Еемерен и Р. Гроотендорст связывают аргументацию с теорией речевых актов, поскольку общение ими видится как обмен речевыми актами разной степени сложности. Они также ориентируются на неформальные схемы аргументации, используемые в обыденной речи, на которые недостаточное внимание обращает формальная логика.

Для того чтобы представить взаимосвязь дискурс-анализа с ПДТА, необходимо дать характеристику исследовательской парадигмы в данной теории аргументации. Она основана, по мнению Еемерена, на следующих четырёх методологических принципах: экстернализации, функционализации, социализации и диалектализации [6].

Принцип экстернализации заключается в том, что аргументация реализуется всегда в дискурсе. Согласно этому принципу, исследователи аргументативного дискурса должны изучать то, что было высказано, представлено эксплицитно или имплицитно в вербальной форме, а не те идеи, мотивы и прочие ментальные состояния, которые могли лежать в основе высказываний. Логика и теория аргументации не исследуют, что в действительности думал и чувствовал человек, когда он производил свои высказывания. Поэтому данный принцип не позволяет свести аргументацию к структурированию систем ценностей и убеждений, но делает возможным реализоваться аргументации в дискурсе.

Принцип функционализации заключается в том, что он даёт возможность рассматривать фрагменты аргументированной речи в едином последовательном целом. Аргументация представляет собой комплексный речевой акт, в котором логические выводы не всегда могут выполнять аргументирующую функцию убеждения, они могут являться частью объяснения какого-либо явления. Установить роль определённых фрагментов текста, по мнению учёных, возможно только в связи с теорией речевых актов, являющиеся неотъемлемой частью контекста.

Социализация достигается рассмотрением аргументации как социальной деятельности, в которой происходит речевое взаимодействие между двумя или более участниками, один из которых пытается доказать свою точку зрения, а другой принять или отвергнуть её. В ПДТА особое значение придаётся ролям участников аргументативного дискурса: протагонисту и антагонисту. Аргументация в таком случае нацелена на достижение такого эффекта, когда носитель языка принимает определённую точку зрения говорящего и может согласиться с нею.

Принцип диалектализации означает, что спор разрешается путём последовательного преодоления сомнений разумного оппонента. Аргументация рассматривается как часть критической дискуссии, направленная на разрешение различий во мнениях коммуникантов. Данный принцип носит нормативный характер и указывает на норму протекания аргументации, которая помещается в контексте критической дискуссии и становится регламентированной процедурой для вербальной защиты выраженного мнения.

Хотя аргументация – это явление использования языка, её нельзя рассматривать только с точки зрения дескриптивной лингвистики, как нельзя её рассматривать только с позиций нормативной логики. Только при таком подходе, когда дескриптивные и нормативные аспекты систематически сочетаются, прагматика (теория речевых актов) будет отражаться в дескриптивном аспекте, а логика, соответственно, – в нормативном аспекте.

Теория речевых актов в данной теории играет большую роль в построении аргументов и разрешении спора на каждой стадии критической дискуссии. Как считают Еемерен и Гроотендорст, исходным и доминирующим речевым актом при осуществлении иллокутивно-актового комплекса аргументации с точки зрения нормативной конструкции в диалектическом смысле является ассертив, при помощи которого выражается мнение, постулируется утверждение, требующее последующего обоснования. Кроме ассертива, аргументация может включать комиссивы как принятие обязательства и участие в дискуссии, директивы как способ заставить собеседника защищать выраженное мнение и декларативы как способ разъяснения или дефиниции [7, с. 8].

Речевые акты понимаются аудиторией только в том случае, когда слушатели (читающие) будут знать, какие пропозиции в них выражаются, и какова их коммуникативная функция. Приемлемостью речевого акта для аудитории является интеракциональный эффект, к достижению которого стремится говорящий, совершающий речевой акт. Именно этот поиск принятия речевого акта делает важным аспект взаимодействия коммуникативного и интеракционального эффектов. Аргументация – это всегда комплекс или последовательность речевых актов, при совершении которых выражается конкретная иллокутивная сила, придающая акту коммуникативную функцию и направленная на интеракциональный эффект.

ПДТА является комплексной дисциплиной, которая исследует речевую деятельность языковой личности в контексте дискуссии и использует лингвистические методы дискурс-анализа. Теоретическую ценность представляет ПДТА в силу того, что Ф. ван Еемерен и Р. Гроотендорст связывают аргументацию с теорией речевых актов, поскольку общение ими видится как обмен речевыми актами разной степени сложности. Прагма-диалектичекая теория голландской школы привлекает наше внимание тем, что в ней сочетаются два подхода к исследованию аргументации – дескриптивный (по Перельману) и нормативный (формально-логический) [9], нацеленные на описание и оценку эффективности аргументов с помощью теории речевых актов и логико-семантического анализа.

Ф. ван Еемерен и Р. Гроотендорст определяют аргументацию как макроречевой акт, состоящий из совокупности утверждений, предназначенных для доказательства или опровержения выраженного мнения, и рассчитанных на употребление в регламентированной дискуссии с целью убедить рационального судью в приемлемости или неприемлемости некоторой точки зрения [7, с. 18]. Термин «макроречевой акт» был предложен Т. ван Дейком по образцу «пропозиция – макропропозиция», в ПДТА он характеризуется особой иллокутивной силой, направленной на убеждение адресата.

Рассмотрение аргументативного дискурса именно в контексте языковой области расширяет границы проблемы аргументации и выводит ее за рамки чисто логического подхода. При анализе данного дискурса возникает необходимость учета субъективного фактора, диктуемого структурой личности, ее знаниями, убеждениями, верованиями, желаниями, потребностями, волей, компетенцией, а также индивидуальными характеристиками личности как психологической данности [3]. Ф. ван Еемерен и Р. Гроотендорст определяют аргументативный дискурс как ряд высказываний (написанных или произнесенных), которые были выдвинуты в защиту одной или нескольких точек зрения [4, с. 17]. Аргументативный дискурс может также рассматриваться как часть дискуссии, реальной или воображаемой, между участниками спора, в котором один из спорящих реагирует на критику, направленную против его точки зрения. Данное определение является убедительным, но, на наш взгляд, недостаточно полным, в том плане, в каком должен рассматриваться дискурс как таковой.

Более убедительна точка зрения Т. ван Дейка, согласно которой дискурс представляет собой актуализацию формальной текстовой конструкции, рассматриваемую с точки зрения ментальных процессов и в связи с экстралингвистическими факторами (знанием о мире, мнениями, установками, целями коммуникантов), которые необходимы для понимания текста [4]. Соглашаясь с позицией автора, мы считаем необходимым учитывать междисциплинарный подход к анализу аргументативного дискурса, то есть взаимодействие между дискурсом (структура текста дискуссии), когницией (мнения, знания, оценки, идеология, и т.д.) и обществом (участники, их социальный статус).

Аргументативный дискурс трактуется нами как связный устный или письменный текст, конституирующий последовательность высказываний в определённой аргументативной по своей доминанте коммуникативной ситуации, в процессе которого языковая личность строит свои высказывания с целью достижения определённой коммуникативно-прагматической цели, а именно – убедить собеседника в истинности какого-либо суждения и заставить его принять это мнение.

В первую очередь, аргументативный дискурс представляет собой целенаправленную и последовательную структуру устных или письменных утверждений, которые были выдвинуты в защиту одной или нескольких точек зрения. В данном случае должны быть исследованы не только утверждения (предложения, пропозиции, речевые акты), но и их взаимосвязи. Соответственно, аргументация приобретает двойное значение: значение «процесса» построения утверждений с целью защиты какой-то точки зрения и значение «продукта», который является результатом этого процесса [7, с. 12].

Аргументативный дискурс является формой социальной практики в социально-культурном контексте, поскольку данная форма спроецирована на другого человека или других людей и предполагает дискуссию – сложную систему взаимодействий интенций коммуникантов, направленную на «согласование иллокутивных намерений участников» [7, с. 12]. Социокультурный контекст аргументации предполагает распределение социальных ролей на участников аргументативного дискурса и включает компоненты, «регламентирующие поведение человека в социальных контекстах различных типов и определяющие его структуру деятельности через культурно-зависимые системы ценностей» [1, c. 26].

В аргументативном дискурсе учитываются внутренние модели мира участников, включающих в качестве существенных компонентов рефлексии моделей мира друг друга, которые дают возможность адекватно воспринимать и рационально взвешивать аргументы, принимать их или оспаривать.

Признаки аргументации как макроречевого акта и, соответственно, аргументативного дискурса наиболее наглядно можно продемонстрировать в следующем выступлении британского политика бывшего премьер-министра Т. Блэра:

(1) Globalisation has brought us economic progress and material well-being. But is also brings fear in its wake.

(1.1.) Children offered drugs in the school playground; who grow up sexually at a speed I for one find frightening;
(1.2.) parents who struggle in the daily grind of earning a living, raising a family, often with both parents working, looking after elderly relatives;
(1.3.) a world where one in three marriages ends in divorce;
(1.4.) where jobs can come and go because of a decision in a boardroom thousands of miles away;
(1.5.) where ties of family, locality and country seem under constant pressure and threat.
(1.6.) Yet it is a world where our living standards rise, our opportunities for travel and communication are those our grandparents would never dream of
[11].

Это публичное выступление в Университете Германии, посвященное проблемам глобальных изменений (ценности, роль религии, взаимопонимание и т.п.) международного сообщества. Данный дискурс мы относим к институциональному типу дискурса, характерными признаками которого являются тематика (ценности, присущие обществу), участники (дискурсивное сообщество состоит из граждан Германии), стратегии (в данном случае аргументация, основанная по принципу парадокса). В выступлении присутствует последовательная структура утверждений в защиту точки зрения, состоящая из 2 тезисов и 6 самостоятельных аргументов. При анализе этого примера в терминах стандартной теории речевых актов мы имеем 8 речевых актов, следовательно, 8 пропозиций и 8 иллокутивных сил, в данном случае, это ассертивы. Мы можем интерпретировать первый и второй речевые акты как тезисы аргументации, противопоставленные друг другу. Последующие речевые акты являются прототипическими ассертивами – утверждениями.

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Баранов, А. Н. Лингво-прагматические механизмы аргументации [Текст] / А. Н. Баранов, В. М. Сергеев // Рациональность, рассуждение, коммуникация (логико-методологический анализ). – Киев : Наукова думка, 1987. – С. 22 – 41.b
2. Еемерен, Ф. Х. ван Аргументация, коммуникация и ошибки [Текст] / Х. ван Еемерен, Р. Гроотендорст. – СПб. : Васильевский остров, 1992. – 207 с.
3. Фанян, Н. Ю. Аргументация как лингвопрагматическая структура [Текст] : автореф. дис. … д-ра филол. наук / Н. Ю. Фанян. – Краснодар, 2000. – 49 с.
4. Dijk, T. A. van. The Study of Discourse [Text] / T. A. van Dijk // Discourse as Structure and Process. Discourse Studies: A Multidisciplinary Introduction. – London : Sage Publications, 1997. – Vol. 1. – P. 1 – 34.
5. Gunther, A. A. Set of Concepts for the Study of Dialogic Argumentation [Text] / A. A. Gunther // Argumentation: Approaches to Theory Formation. – Amsterdam : John Benjamins B.V., 1982. – P. 175 – 190.
6. Eemeren, F. H. van. Speech Acts in Argumentative Discussions [Text] / F. H. van Eemeren, R. Grootendorst. – Dordrecht Holland : Foris, 1984. – 215 p.
7. Eemeren, F. H. van. Argumentation, Communication and Fallacies: A Pragma-Dialectical Perspective [Text] / F. H. van Eemeren, R. Grootendorst. – Hillsdale : Lawrence Elbraum Publishers, 1992. – 236 p.
8. Eemeren, F. H. van. Speech Act Condition as Tools for Reconstructing Argumentative Discourse [Text] / F. H. van Eemeren, R. Grootendorst, S. Jackson, S. Jacobs. – Tuscaloosa : The University of Alabama Press, 1993. – 197 p.
9. Eemeren, F. H. van. Fundamentals of Argumentation Theory [Text] / F. H. van Eemeren, R. Grootendorst, F. S. Henkemans. – Mahwah, N.–Y. : Lawrence Erlbaum Associates, Publishers, 1996. – 418 p.
10. Perelman, Ch. The New Rhetoric. A Treatise on Argumentation [Text] / Ch. Perelman, L. Olbrechts-Tyteca. – Notre Dame, London : University of Notre Dame Press, 1969. – 566 p.
11. Blair, T. Values and the Power of Community. First Global Ethic Lecture [Electronic resource] / T. Blair. – http://www.weltethos.org/oo-home/ blair_e. htm. – 2000 (2015, April 25).
 



© 
О.П. Петрухина, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru