viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Н.В. Боронникова,  (К.ф.н., доцент, Пермский государственный национальный исследовательский университет, г. Пермь )

Е.Ю. Котельникова,  (Ст. преподаватель, Пермский государственный национальный исследовательский политехнический университет)

Серия «Гуманитарные науки» # ДЕКАБРЬ  2016

Пространственный дейксис
В статье рассматривается троичная система македонских демонстративов, включающая показатели проксимальности, медиальности и дистальности, в экспериментальном аспекте. Цель эксперимента – выявить значение медиального показателя и определить тип дейктической системы в македонском языке. Материалом для эксперимента послужили лично-ориентированные и дистантно-ориентированные контексты, на основании которых информанты определяли семантику демонстративов.

Ключевые слова: Пространственный дейксис, ролевой дейксис, детерминатив, македонский язык.

 

Статья посвящена анализу пространственных дейктических показателей (демонстративов) в современном македонском литературном языке. Демонстративы в македонском имеют три формы: с корнями -в, -т, -н. Первая указывает на объект, расположенный близко к говорящему, вторая характеризуется как нейтральная, третья отсылает к удаленному от говорящего объекту. Первый член триады в работе обозначается как показатель проксимального дейксиса (Р), второй – как показатель медиального дейксиса (М), третий – как дистального (D). В ряде македонистических исследований отмечается, что форма с корнем соотносится со вторым участником речевого акта – слушающим [1].

Пространственный дейксис, являющийся одной из субкатегорией дейксиса, основан на лингвистическом выражении говорящим собственного положения в трехмерном физическом пространстве [10, c. 235]. В качестве точки отсчета выступает фигура говорящего, который воспринимает себя в пространстве в трех измерениях: высота, ширина и длина. Ч. Филлмор говорит о том, что для ориентации человека в пространстве важно прежде всего анатомическое вертикальное и фронтальное членение собственной фигуры на верх и низ, перед и зад, право и лево [10, c. 238].

Ориентиром физической организации пространства может быть и адресат [2, 10, 11]. По определению Ч. Филлмора, “spatial deixis is that aspect of deixis which involves referring to the locations in space of the communication act participant; it is that part of spatial semantics which takes the bodies of the communication act participants as significant reference objects for spatial specification” [11, с. 37].

Для описания положения предметов по отношению к дейктическому центру Ч. Филлмор ввел понятие относительной дистанции [10]. Минимальная дейктическая система состоит из двух компонентов с семантикой ‘близко от говорящего’ и ‘не близко от говорящего’. Эта система является самой распространенной в языках мира [5, c. 323; 9, c. 36]. Что касается расширенных вариантов дейктических систем, они могут включать большее число степеней близости. Распространенной является трехчленная система, коррелирующая с системой ролевого дейксиса: ‘близко от говорящего’, ‘близко от адресата’, ‘далеко от говорящего и адресата’ [4, c. 70-77; 5, c. 323-327; 9, c. 13-20]. Выделяются также более дробные системы по степени близости [5, c. 325].

По типу дейктической ориентации в языках мира принято различать лично-ориентированные и дистантно-ориентированные системы [11; 8; 9; 12]. Для лично-ориентированных систем принципиальна соотнесенность дейктика с локуторами (участниками речевого акта). Для дистантно-ориентированных систем важна дистанция между дейктическим центром и референтом.

Нами был проведен эксперимент, задача которого состояла в том, чтобы выявить, какой тип дейктической системы представлен в македонском языке. Является ли она персонально-ориентированной или же пространственно-ориентированной? Какова роль медиального компонента в его дейктической системе? Поскольку, как отмечает Х. Диссель, значения дейктиков в трехчастных системах определяется следующим образом: ближний дейктик указывает на референт, находящийся рядом с говорящим; дальний дейктик – на референт, находящийся в удалении от говорящего. Средний же компонент может использоваться при референции к предмету, находящемуся в сфере адресата, или же к объекту, находящемуся дальше объекта, маркируемого ближним дейктиком, но ближе объекта, обозначенного дальним дейктиком [9, c. 36, 39].

В качестве материала для эксперимента была использована идея рисунков из статьи А.А. Ростовцева-Попеля [6, c. 22-34], посвященной типологии средних дейктиков в трехчастных дейктических системах и их соответствий в двухчастных системах. В основе эксперимента А.А. Ростовцева-Попеля лежит теория описания дейктиков в структуре коммуникативной диады, предложенная К. Юнгблут [12, c. 13-40]. К. Юнгблут анализирует стратегии указания в зависимости от взаиморасположения трех компонентов речевого акта: локуторов: говорящего, адресата – и референта. Взаиморасположение говорящего и адресата в процессе коммуникации она рассматривает в трех аспектах: face-to-face conversation (коммуникация лицом друг к другу), face-to-back conversation (нахождение говорящего за спиной собеседника), side-by-side conversation (нахождение говорящего рядом с собеседником) [12, c. 18].

Помимо взаиморасположения локуторов, необходимо учитывать второй параметр – местонахождение референта во внутреннем/ внешнем пространстве коммуникации. Внутреннее пространство –пространство между локуторами, внешнее – за ними или перед ними. Третий параметр – нахождение референта в поле зрения локуторов или вне его.

А.А. Ростовцев-Попель увеличивает степень подробности анализа Юнгблут: испытуемым предлагалось дополнить высказывания, которые подразумевали указание и в которых был пропущен дейктик. Количество референтов варьировалось от одного до трех, они могли находиться между участниками коммуникации, а также за спиной у одного из них или у обоих. Пограничным случаем являлась ситуация, в которой референт находился в поле зрения обоих локуторов, однако адресат не видел говорящего [6, c. 26].

На используемых рис. 1–10 варьируются следующие параметры: 1) положение локуторов: говорящего, на рисунках обозначен как S, и слушающего (A) – относительно друг друга; 2) количество референтов (от одного до трех); 3) положение референтов относительно локуторов: между ними, за ними, перед ними; 4) расположение локуторов относительно референтов. Всего используется 9 контектов, рисунки 4 и 6 абсолютно идентичны, контекст 6 используется как диагностический к контексту 5. Лично-ориентированными являются контексты 1, 2, 3, 7, 8, 10. Остальные – пространственно-ориентированные.

Испытуемому предлагалось посмотреть на рисунки (1 – 10) и представить, что S – это он, а А – это его собеседник. Нужно попросить собеседника передать бутылку со стола. Под картинкой написаны фразы, в которых пропущены детерминативы, необходимо вставить соответствующий детерминатив (например, даj ми го шише (-во, -то, -но) од прва (-ва, -та, -на) маса ‘дай мне бутылку с первого стола’.

В эксперименте участвовало 68 испытуемых. Информантам в анкетах предлагалось сообщить следующие сведения о себе: место рождения, возраст, специальность. Фактор «место рождения» позволяет учитывать степень усвоенности трехэлементной дейктической системы. Фактор «возраст» позволяет учитывать «поколенческие» привычки в употреблении дейктиков. Что касается фактора «специальность», то здесь испытуемые распадаются на две группы: профессиональные филологи и студенты-гуманитарии, которых можно рассматривать как контрольную группу, владеющую стандартной нормой, и студенты-негуманитарии (технолого-металлургический факультет), представляющие собой «наивных» носителей языка. Полученные данные обработаны и сведены в таблицы (1 – 4).

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Боронникова Н.В. Статус тройного члена в македонском языке // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2014. № 10 (40). Ч. 3. С. 60-65.
2. Бюлер К. Теория языка (Репрезентативная функция языка). М.: Прогресс, 2001. 528 с.
3. Видоески Б. Диjалектите на македонскиот jазик. Т. 1. Скопjе: МАНУ, 1998. 365 с.
4. Майтинская К.Е. Местоимения в языках разных систем. М.: Наука, 1969. 309 с.
5. Плунгян В.А. Введение в грамматическую семантику: грамматические значения и грамматические системы языков мира: Учеб. пособие. М.: РГГУ, 2011. 672 с.
6. Ростовцев-Попель А.А. Типология демонстративов: средние дейктики // Вопросы языкознания. 2009. № 2. С. 22-34.
7. Успенский Б.А. Дейксис и вторичный семиозис в языке // Вопросы языкознания. 2011. № 2. С. 3–30.
8. Anderson S.R., Keenan Е. Deixis. in T. Shopen [ed.] Language Typology and Syntactic Fieldwork. Cambridge: Cambridge University Press, 1985. vol. III. Р. 259-308.
9. Diessel H. Demonstratives: Form, function and grammaticalization. Amsterdam: Benjamins, 1999.
10. Fillmore Ch. J. Santa Cruz Lectures on Deixis / Ch.Fillmore Bloomington; Indiana Univ. Linguistics Club. 1975. 87 p.
11. Fillmore Ch.J. Towards a Descriptive Framework for Spatial Deixis // Speech, place and action: Studies in deixis and related topics/ Ed. by R.J.Jarvella, W.Klein. Chichester; N.Y, Brisbane; Toronto; Singapore: John Wiley & Sons Ltd, 1982. P. 31-59.
12. Jungbluth K. Deictics in the conversation dyad: Findings in Spanish and some cross-linguistic outlines // Deictic conceptualization of Space, Time and Person / Friedrich Lenz (ed.). Amsterdam, 2003. P. 13-40.
 



© 
Н.В. Боронникова, Е.Ю. Котельникова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru