viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Ду Юньша,  (Аспирант, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, г. Санкт-Петербург)

Серия «Гуманитарные науки» # ДЕКАБРЬ  2016

История
Данная статья посвящена развитию преподавания русского языка в Китае в период с 1708 года по 1949 год. На основании анализируемых исторических данных автором была создана диаграмма, отражающая динамику интереса к изучению русского языка на территории Китая. Такая диаграмма ярко иллюстрирует градацию количества изучающих русский язык в разные годы. Также анализируются первые учебные пособия и книги по русскому языку – его грамматике, фонетике и другим аспектам. Обзор истории преподавания русского языка в Китае поможет в изучении традиций преподавания русского языка в Китае и обнаружению ее преимуществ и недостатков с целью усовершенствования методики обучения русскому языку китайских студентов.

Ключевые слова: История, преподавание, русский язык как иностранный, Китай, развитие, учебные пособия.

 

Oбщение в области культуры между Россией и Китаем имеет давнюю историю. Самым началом соприкосновения культур двух стран можно считать Великий шелковый путь – караванную дорогу, связывавшую Восточную Азию со Средиземноморьем в VIII – IX веках. Однако это было лишь косвенное общение между двумя странами. Непосредственная коммуникация, как принято считать, началась в XIII веке после объединения Монгольского государства. Чингисхан осуществил экспансию в трех направлениях: юго-восточном (Китай, Корея, Япония, Индокитай, остров Ява), юго-западном (Средняя Азия, Иран, Кавказ, Арабский халифат) и северо-западном (Русь, Европа). Таким образом, монгольская и киданьская культуры проникали в культуры других народов. Именно в то время в русском языке появилось много монгольских и киданьских слов, например «колпак, кафтан, кушак, башмак» [14, с. 228]. В России также получили распространение китайская посуда, оружие и шелк. После развала Монгольской империи народы расселились в разных локациях. Вследствие смешения населения началась культурная коммуникация между Азией и Европой, в том числе общение культур Китая и России.

Первыми русскими людьми, которые общались с представителями китайской культуры, были казаки. В царствование Ивана Грозного в Пекин были посланы два казацких атамана – Б. Ялышев и И. Петров. Их целью было – исследовать Китая. Но реальное «официальное общение между двумя странами началось с XVII века, когда российский посол И. Петлин совершил первую поездку в Китай» [11, с. 9].

После объединения династией Цин китайских государств в 1644 году Китай и Россия стали поддерживать официальные отношения и начали торгово-экономическое сотрудничество. В 1654 году Москва отправила в Китай делегацию послов во главе с Ф.И. Байковым, который привез китайскому императору первую верительную грамоту на русском и татарском языках.

После заключения ряда договоров (Нерчинский договор в 1689 г., Буринский договор в 1727 г., Кяхтинский договор в 1728 г.) обе страны установили границы и продолжили развивать взаимные отношения. Из России тогда благодаря правительству в Китай были отправлены многие граждане для знакомства с иностранным языком и культурой. В дальнейшем эти люди могли стать переводчиками и дипломатами. Российские учащиеся, а также православные священники, отправленные в Китай, сыграли важную роль в укреплении культурных связей между двумя странами. Священники изучали в Китае маньчжурский, китайский, тибетский и монгольский языки, а также культуру и уклад жизни Китая. Они переводили на русский язык китайские книги по культуре, а также религиозные книги с русского на китайский. Кроме того, они работали и учителями русского и латинского языков для китайцев, знакомили их с культурой России. Согласно подписанным договорам Россия могла регулярно посылать людей в Китай изучать китайский, маньчжурский и монгольский языки.

По сравнению с активностью изучения языков в России, в Китае в тот период мало интересовались изучением иностранных языков. Только «в 1712 году китайский посол Туличэнь во время визита к Аюке-хану в аймак* Торгуд, находившийся около Царицына, совершил путешествие по Российской империи, что считается первым официальным визитом китайского посла в Россию» [6, с. 49].

* Аймак – основная административно-территориальная единица в Монголии.

С начала XVII века до середины XIX века, за двести пятьдесят лет Россия отправила восемнадцать делегаций послов в Китай, тогда как Китай послал только четыре делегации [8, с. 72]. Это подтверждает тот факт, что заимствование элементов российской культуры и ее изучение в Китае было очень ограничено.

Значительным событием в культурном общении Китая и России в 1844-1845 годах был первый официальный обмен книгами между государствами. Китай подарил России более восьмисот томов буддийских священных писаний «Тибетский канон» («Данджур» и «Ганджур»). Россия тоже подарила Китаю более семисот книг, среди которых было много популярных и классических произведений того времени [13]. Но, к сожалению, из-за нехватки переводчиков лишь малая часть книг была переведена. В 1900 году после вторжения в Китай Альянса армии восьми иностранных государств (США, Великобритании, Германии, Франции, Российской империи, Японии, Италии, Австро-Венгерской империи) бóльшая часть коллекции пропала, и осталось всего около восьмидесяти книг.

Таким образом, развитие партнерских отношений, а также политическое и экономическое сотрудничество России и Китая, в первую очередь, обусловлено географическим положением этих стран. Кроме того, данный фактор способствовал активной культурной коммуникации. Однако языковое недопонимание препятствовало развитию дипломатических, культурных и торговых отношений между Россией и Китаем. Иногда общение было возможно только на латинском языке, однако на нем говорили лишь иностранные священнослужители. С течением времени правительство Китая осознало необходимость подготовки своих переводчиков, знающих русский язык, что поспособствовало созданию учебного заведения по изучению русского языка в Китае.

Начало преподавания русского языка в Китае

Первая в китайской истории Школа* русского языка «Элуосыгуань» была открыта в 1708 году в Пекине по приказу императора Канси из династии Цин. В 1716 году школа была переименована в Элуосывэньгуань (Школа русского языка и литературы).

Ежегодно Школа выпускала двадцать четыре человека, выбранных из восьмизнаменных** [2].

* В то время школа – единственный формат учебного заведения.
** Восьмизнаменные – маньчжурские вооруженные силы, участников которых считают чистокровными маньчжурами.

Главными преподаваемыми дисциплинами в Школе были русский и латинский языки: латинскому языку обучали священники Пекинской католической ассоциации, а русскому – русские и маньчжуры. Некоторые выпускники, окончившие Школу с отличием, становились помощниками учителей.

Первым преподавателем русского языка в этой школе был «коммерсант Василий, работавший только два месяца во время решения своих дел в Китае» [11, с. 22]. После него преподавали трое русских, выросших в Китае, чья русская разговорная речь была беглой, но им было трудно обучать русской грамматике, так что на третьем году работы они подали в отставку. Затем правительство династии Цин начало нанимать учителей на северо-востоке Китая, где после войны проживало много русских.

Династия Цин обращала огромное внимание на подготовку преподавателей русского языка для обеспечения успешного обучения – правительство организовывало строгий контроль над ним. Сам император Канси был одним из первых, кто изучал русский язык. Для проверки результатов обучения проводились «контрольные работы раз в месяц, зачеты – раз в квартал, экзамены – раз в год» [12, с. 8]. На контрольных работах проверяли перевод текстов с китайского языка на русский и наоборот, а на зачетах и экзаменах – перевод и устную речь. За успехи в изучении языка вручались призы. Подобный подход позволял одновременно проверять эффективность обучения и стимулировать активность учащихся.

Обучение русскому языку в начальный период проходило весьма удачно, был подготовлен ряд переводчиков русского языка. В то время основной целью обучения русскому языку уже тогда был перевод государственных актов двух стран. Например, кяхтинский договор 1728 года был написан на русском, китайском и латинском языках.

Для повышения уровня преподавания русского языка и укрепления преподавательских кадров цинское правительство пригласило русских священников и их учеников работать учителями и переводчиками в Пекин. Среди них стоит особенно выделить личность И. Россохина, прожившего в Пекине одиннадцать лет (1730-1741 гг.) и владевшего монгольским, маньчжурским и китайским языками. Он стал одним из первых русских востоковедов, пионером русских китаеведов. В течение двадцати лет работы в Китае в качестве преподавателя и переводчика он перевел на русский язык много китайских и маньчжурских текстов. Кроме того, «в сотрудничестве с двумя маньчжурскими преподавателями русского языка (Фулахэ и Мача) на основе переведенной ими на маньчжурский язык и адаптированной к нему “Грамматики русского языка” М.Г. Смотрицкого он составил “Собрание важнейших извлечений, переведенных с русского языка”» [1, с. 154]. Это можно считать первым учебником русского языка для китайских учащихся, а также первой русской грамматикой на китайском языке. «Собрание» состоит из четырнадцати книг: первая – вводный курс, который делится на две части: знакомство с процессом создания самой школы «Элуосывэньгуань» и знакомство с русским языком (алфавит, орфография, основная лексика по религии и бытовой жизни); книги со второй по двенадцатую, а также четырнадцатая содержат курс грамматики и лексический словарь; тринадцатая книга включает замечания, касающиеся методики обучения.

После И. Россохина преподавателями и переводчиками продолжали работать русские священники А. Фрадыкин, А. Леонтьев и др. В годы работы в Китае Алексей Леонтьев «составил “Русско-маньчжурско-китайский разговорный справочник” специально для китайских учащихся» [11, с. 24].

Политическое положение, сложившееся в середине правления Династии Цин (1644-1911 гг.), негативно отразилось на культуре и образовании, в частности, положение Школы русского языка существенно ухудшилось – с 1746 года по 20-е годы XIX века в школу перестали приглашать русских священников, и учителями работали сами выпускники. Русский писатель Е.П. Ковалевский в книге «Путешествие в Китай» (1853 г.) отметил, что китайские учащиеся в Школе русского языка не понимают ни слова по-русски.

С начала 20-х годов XIX века Школа снова обратилась за помощью к русским священникам. В 1825-1862 годах там работали преподаватели В.М. Иаков, П.А. Тугаринов, П.И. Кафаров (Архимандрит Палладий) и Г.П. Карпов. Архимандрит Палладий «был главой тринадцатой Пекинской духовной миссии, создателем китайско-русского толкового словаря» [3, с. 14]. Проработав в Китае тридцать три года, он создал транскрипционную систему китайского и русского языков. Ранее перечисленные русские священники сыграли важную роль в развитии Школы русского языка. Используя знания таких языков, как русского и латинского, и опыт обучения им, они внесли огромный вклад в начало преподавания русского языка в Китае.

Во второй половине XIX века по примеру европейских стран в Китае проводилась реформа образования: открылось большое количество учебных заведений, например, школы иностранных языков, техникумы и военные училища. Преподавание иностранных языков заняло в них важное место, поскольку способствовало углубленному знакомству китайцев с западными наукой и техникой. Так, в 1862 году была создана первая Школа иностранных языков «Цзинши Тонвэньгуань» (далее «Тонвэньгуань»), где готовили китайских дипломатов и переводчиков. Странами, раньше всех подписавшими государственные договоры с Китаем, являлись Англия, Франция и Россия, поэтому английский, французский и русский языки в Школе стали изучать в первую очередь. Именно в год основания «Тонвэньгуань» в ее состав вошла Школа русского языка «Элуосывэньгуань». В ней, как и раньше, работали и китайские, и русские специалисты. С 1863 года по 1898 год штат составляли двенадцать русских учителей. Важно отметить, что в то время, как и сегодня, немногие изучали русский язык по собственному желанию – большинство выбирало английский.

По учебному плану того времени обучение русскому языку начиналось с азбуки и произношения звуков, затем – слов и предложений. Утром учащиеся изучали родной китайский язык, а после обеда – русский. Кроме занятий в школе, старшие студенты работали государственными переводчиками в разных областях повседневной жизни, что помогало им улучшить разговорную речь и качество перевода. Китайский русист Ван Сыхай отмечает, что в тот период преподавание русского языка характеризовалось следующими особенностями: от учащихся требовали отличного владения русским языком, вместе с тем обращали большое внимание на важную роль родного языка в процессе преподавания иностранных; ставились цели сформировать у учащихся умения читать и переводить иностранную литературу [4].

«Тонвэньгуань» считается первой в истории Китая государственной школой, где обучали нескольким иностранным языкам, а школа преподавания русского языка оказала существенное влияние на общество того времени: она подготовила первых китайских дипломатических переводчиков, владеющих русским языком, познакомила учащихся с историей и культурой России.

Открытие школы «Тонвэньгуань» содействовало созданию аналогичных школ иностранных языков в других районах Китая: в городах Шанхае (1863 г.), Гуанчжоу (1864 г.) и Ухань (1893 г.). Также в Синьцзяне (1887 г.) и на северо-востоке Китая (1888 г.) были открыты филиалы школы русского языка «Эвэньгуань». Там русский язык являлся одним из основных изучаемых иностранных языков, а учебные программы разрабатывались в соответствии с программами школы «Тонвэньгуань».

В 1898 году в Пекине была создана Столичная академия «Цзинши Дасюетан», которую можно считать первым государственным многопрофильным высшим учебным заведением в Китае, прообразом сегодняшнего Пекинского университета. Однако через год из-за гражданского восстания Ихэтуаней* она была закрыта. В 1902 году «Цзиншидасюетан» снова открылась, и в ее состав вошла «Тонвэньгуань».

* Гражданское восстание Ихэтуаней (Боксерское восстание) – восстание против иностранного вмешательства в экономику, внутреннюю политику и религиозную жизнь Китая с 1898 по 1901 год.

В 1904 году появилась первая китайская государственная система обучения «Учебные уставы – система обучения Гуймао», где был обозначен срок обучения в начальном (девять лет), среднем (пять лет) и высшем образовании (пять лет). Затем были приняты «Уставы высших учебных заведений» и «Уставы средних учебных заведений».

В это время появился предмет «Русский язык и литература», изучению которого посвящали семь академических часов в неделю (на два академических часа больше, чем изучению английского и японского языков). «Факультативными занятиями были история России, латинский язык, фонетика русского языка, педагогика, китайский язык и литература, история Китая, психология и др.» [11, с. 74]. По мере распространения системы обучения «Гуймао» в Китае открывалось все больше разных учебных заведений по изучению иностранных языков с обязательным преподаванием русского языка (даже в средних школах). Несколько русских дипломатов, в том числе Я.Я. Брандт*, тоже открыли школу русского языка в Ханькоу (1908 г.).

* Я.Я. Брандт (1869-1946) – русский китаевед, окончивший факультет восточных языков Санкт-Петербургского университета в 1892 году.

Таким образом, за пять лет был получен достаточный опыт для дальнейшего развития преподавания русского языка в Китае.

В октябре 1911 года Китайская феодальная монархия была свергнута, образовалась Китайская Демократическая Республика (далее КДР), а также было создано Министерство образования. Правительство КДР ввело новый стандарт системы образования (см. Схему). В новом стандарте системы образования были определены учебные нагрузки для разных видов школ и академий. Везде изучали иностранные языки, в основном английский, французский, немецкий и русский. На втором этапе малой школы и в академии на занятия по иностранному языку отводилось четыре часа в неделю, в средней школе – шесть-восемь часов в неделю [10].

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Волкова М.П. Первый учебник русского языка для китайских учащихся// журнал Краткие сообщения Института народов Азии АН СССР. М., 1963, C. 154 – 157.
2. Скачков П.Е. Очерки истории русского китаеведения. М.: Наука, 1977. 510 с.
3. Бай Сыхун. Православные миссионеры и северный путь трансмиссии китайской культуры// Вестник исследования китаеведения. 2005, №24 (1). С. 13-18. – На китайском языке.
4. Ван Сыхай. Вузовское преподавание русского языка в Китае// журнал Русский язык за рубежом. 2007, № 5. С. 81-86. – На кит. языке.
5. Ли Лянъёу, Чжан Жишэн, Лю Ли. История преподавания английского языка в Китае. Шанхай: Шанхайское издательство преподавания иностранных языков, 1988. – 630 c. – На кит. языке.
6. Ли Миньбинь. Заметки о культурной коммуникации между Китаем и Россией(Советским Союзом). Шанхай: Шанхайское народное издательство, 1998. – 390 с. – На кит. языке.
7. Ли Хайбо. История развития методики преподавания русского языка как иностранного в России// Журнал «Чицзы». 2015, №9. С. 149-150.
8. Сюе Сяньтянь. Исторический обзор отношений между Китаем и Россией. Пекин: Издательство документальной литературы социальной науки, 2000. – 159 с. – На кит. языке.
9. Фу Кэ. История преподавания иностранных языков в Китае. Шанхай: Шанхайское издательство педагогической литературы по иностранным языкам, 1986. – 328 с. – На кит. языке.
10. Хао Пин. Исторические источники основания Пекинского университета. Пекин: Издательство Пекинского университета, 1998. – 369 c. – На кит. языке.
11. Хао Шуся. История преподавания русского языка в Китае: 1708 – 1949 гг. Тяньцзинь: Тяньцзиньское народное издательство, 2007. – 306 с. – На кит. языке.
12. Чжу Ёухуань. Исторические материалы системы обучения Китая (1840-1949), вып. 1, т. 1. Шанхай: Издательство Восточно-китайского педагогического университета, 1983. – 610 с. – На кит. яз.
13. Чэн Чжэнь, Ли Цзыюань. О коллекции книг, подаренных Российской Империей правительству династии Цин, в Китайской национальной библиотеке// Вестник Национальной библиотеки. 2007, №.3 (61). C.88-92. – На кит. языке.
14. Шэнь Фувэй. История культурной коммуникации между Китаем и Западом. Шанхай: Шанхайское народное издательство, 1985. – 570 c. – На кит. языке.
15. Юй Шичэн, Чжан Шэншань. Ян Минчжай. Пекин: Издательство данных истории Компартии Китая, 1988. – 195 с. – На кит. языке.
 



© 
Ду Юньша, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru