viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Сунь Мэйцзы,  (Ст. преподаватель, декан факультета русского языка Хэйхэйского государственного университета КНР)

Серия «Гуманитарные науки» # 4  2016

Времена года
Известно, что разработка основополагающих тенденций и проблем соотношения национальных литератур имеет давние и уже сложившиеся традиции. Это направление филологии позволяет оптимально учитывать все многообразие формирования и развития литературного процесса в отдельно взятой национальной культуре, выявить специфические особенности эволюции творческих индивидуальностей и значительных литературных явлений в их диалектическом единстве общего и особенного, традиций и новаторства и т.д.
В этой связи данная статья, посвященная сравнительно-типологическому исследованию генезиса и функционирования образов и мотивов времен года в русской и китайской классической поэзии, продолжает и развивает уже сложившиеся традиции компаративистики. Таким образом, в этой работе актуализируется проблема системного изучения национальных литератур в аспекте мотивного анализа поэзии виднейших ее представителей – А.С.Пушкина и Ду Фу. Данное исследование вносит научный вклад в разработку теории мотива на основе авторской интерпретации образов и мотивов времен года в отдельных национальных литературах. Материалы данной работы могут быть использованы в вузовском и школьном преподавании русской литературы ХХ века, при разработке специальных курсов по истории русской и зарубежной литературы.

Ключевые слова: Времена года, образы, мотивы, русская и китайская поэзия.

 

На основании проведенного  сравнительного исследования функционирования образов и мотивов времен года в русской и китайской классической поэзии времена года в русской и китайской классической поэзии и культуре имеют много общих черт: сходится понимание влияния каждого времени года, как природного явления, что находит и одинаковое выражение в  поэтическом языке: семантике, сочетаемости ключевых слов, пословицах, метафорах и эпитетах; сходны даже некоторые словесные образы. Однако в китайской классической поэзии  временам года более свойствен философский смысл, а в русской более выражено религиозное влияние, что очевидно обусловлено  разницей культурных традиций России и Китая.

В русской поэзии осень - это «пора увядания природы», ассоциативно связываемая со старостью и приближением смерти, — не случайно у слова осень возникло переносное значение «осень жизни», что позволяет противопоставить слово осень (старость) - весне (молодости). Отличительные признаки осени выявляются из поэтического контекста, непосредственной сочетаемости слов осень, осенний. Наиболее характерными являются те, которые констатируют время наступления или ухода осени (наступила, поздняя, глубокая, первоначальная), отлёт птиц, характер погоды (тёплая, холодная, дождливая, промозглая), опадание листьев (листопад, «листья падают в саду...» и цвет увядающей листвы, приписываемый осени в целом (золотая, багряная, желтая, янтарная). Именно яркие краски осени привлекают к ней внимание, вызывают чувство восхищения, положительные эмоции. В описаниях цвета осени наиболее употребительно метафорическое определение «золотой», а устойчивое словосочетание золотая осень (как стереотипный образ, глубоко закрепленный в сознании русских).  Признаки осени вызывают у лирического героя двойственные чувства, что обусловлено самой природой («пышное природы увяданье». Отсюда и двойственность  ее психологического восприятия: позитивное (славная, прекрасная) и негативное (грустная, унылая, скучная, тоскливая). Особенно часто с поздней осенью связывают чувство неосознанной грусти, печали, тоски, которое считается неотъемлемым признаком русской души, важнейшей чертой русского национального характера.

В русской поэтической картине мира восприятие осени отражает не только общеязыковое, но и сугубо индивидуальное, авторское мировидение. В русской поэзии осень связана с такими словесными образами (окрашенными часто негативно), как сон, плен, тоска, грусть, тревога, скорбь, смерть. Позитивные словесные образы осени в поэтических текстах — пир, краса, чары, ласка, нежность, поцелуй, улыбка. Краски осени, осенней листвы в поэзии материализованы в предметных образах (ткань, флаги, сети, завеса, убор, покров, плащ, храм, терем и т.д.)

 В поэзии осень часто предстает и как одушевлённое, живое существо (обычно женского пола: волшебница, чаровница; баба, вдова, инокиня; рыжая кобыла).

 Индивидуальное (ставшее уже классическим) отношение автора к осени («Унылая пора! Очей очарованье...») раскрывается в стихотворении А.С. Пушкина «Осень», где образ осени становится не только символом вечного круговорота природы, но и жизненной активности автора, символом поэтического труда. За ним стоит и известный факт биографии поэта, названный в литературоведении «болдинскою осенью», - это выражение стало крылатым и означает пору творчества.[Лотман 1975: 120-121, 142]

Слово «осень» в китайском языке (Цю) многозначно и кроме основных компонентов значения, совпадающих с русским языком, обозначает ещё «целый год» (как «лето» в русском), а также «неприятный период»; кроме того, - осень равняется золоту (по философии Усин) и якобы происходит с Запада (символика иероглифа осени). В художественных произведениях Китая описания осени обычно отражают признаки погоды, атрибуты осени, время урожая, настроение человека и философские понятия. Как было отмечено исследователями, в китайской  классической поэзии можно встретить такое же восприятия осени (любовь), как у Пушкина (у Лю Юйси, поэта X в)[Алексеев 1978: 596]

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Алексеев В.М., Китайская литература: Избранные труды. М.: Издательский центр «Наука», 1978. 596 с.
2. Аникина Г.П. Всматриваясь в лунный свет: Классическая поэзия Китая, Кореи и Японии: Литературно-критические очерки. М.: Хабаровский государственный педагогический университет, 2002. 50 с.
3. Вахтин Б.Б. Буддизм и китайская поэзия . М.: Издательский центр «Наука»,1982. 16 – 28 с.
4. Васильев В.П. Материалы по истории китайской литературы: Даосизм . СПб.: Издательский центр «Литография Иконникова», 1887. 89 – 184 с.
5. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. М.: Издательский центр «Высшая школа», 1989. 406 с.
6. Лотман Ю.М. Тема карт и карточной игры в русской литературе начала XIX века // Ученые записки Тартуского гос. ун-та. 1975. 120 –121, 142 с.
7. Силантьев И.В. Теория мотива в отечественном литературоведении и фольклористике. Очерк историографии . Новосибирск: ИДМИ, 1999. 104с.
8. Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика . М.: Аспект Пресс, 1996. 334с.
9. Эпштейн М.Н. Природа, мир, тайник вселенной: Система пейзажных образов в русской поэзии. М.: Издательский центр «Высшая Школа», 1990. 181-183 с.
10. Ярхо Б.И. Методология точного литературоведения . М., 1984. 221–222 с .
 



© 
С. Мэйцзы, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru