viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

П.В. Виноградов,  (Дальневосточная пожарно-спасательная академия – филиала Санкт-петербургского университета ГПС МЧС России)

Серия «Гуманитарные науки» # 4  2016

Материально-техническая помощь
В статье рассматривается вопросы материально-технической помощи союзников Российской империи в годы Первой мировой войны. Показано значение иностранных поставок в деле снабжения российской армии, основными видами вооружений - винтовками, артиллерийскими орудиями, пулеметами и боеприпасами к ним. Выявлены основные причины, влиявшие на объемы и эффективность заграничных поставок военного имущества.

Ключевые слова: Материально-техническая помощь, иностранные поставки военного имущества, механизм размещения и закупки вооружений за границей.

 

Война 1914-1918 гг. сыграла большую роль в истории мировой цивилизации. Даже более кровопролитная Вторая мировая война в Европе имела меньшие геополитические последствия, чем первая, в итоге которой рухнули четыре империи, и возникло более десяти новых государств. Первая мировая война обнажила глубокий кризис в снабжении русской армии предметами военного имущества. Армия, промышленность и правительство оказались не подготовленными к затяжной и крупномасштабной войне. Ничтожная производительность наших казенных заводов в сравнении с предъявленными войной требованиями, не давали никаких надежд на благоприятное разрешение этого вопроса, поэтому военное ведомство обратилось к частной промышленности, а главное к заказам за границей [1]. Заграничные поставки от союзников по Антанте, виделись царскому правительству одним из основных способов ликвидации кризиса вооружений.

В отличие от ленд-лиза времен Второй мировой войны, получившего широкое освещение в исторической литературе, попытки царской России преодолеть кризис вооружений при помощи заказов у союзников оказались незаслуженно обойденными вниманием историков.

Роль западных поставок в оснащении вооружением российской армии в годы Первой мировой войны традиционно оставалась на периферии советской историографии. К тому же данная тема с начала 30-х годов подвергалась сильной идеологизации. Это накладывало отпечаток на рассмотрение вопросов материально-технической помощи, размеры которой определялись как ничтожные и, следовательно, не играющие важной роли в повышении боеспособности российской армии. Так в работе признанного специалиста по экономическому развитию России в период Первой мировой войны А.Л. Сидорова отмечается что: «Поставки предметов чисто боевого снабжения (винтовки, снаряды, патроны, пулеметы) составляли сравнительно небольшой процент от внутреннего производства» [6].

Данное положение можно объяснить отсутствием современных исследований по данному вопросу и скудностью статистических данных приведенных лишь в нескольких специализированных работах вышедших в свет в первой половине ХХ века, в которых приводится статистический материал по поставкам лишь основных видов вооружения, причем в различном хронологическом порядке [2,3]. Для одних видов вооружений даются данные о поставках лишь до 1 июля 1916 г., оставляя за рамками рассмотрения вторую половину 1916 г. и 1917 г., для других на 1 июля 1917 г. что не может не сказываться на оценках объемов предоставленной союзниками помощи.

Однако подсчеты и опубликованных статистических данных о поставках только, одних, военных предметов материально-технического имущества могут показать иную картину, нежели раньше, не говоря уже об учете иностранных поставок интендантского имущества, медикаментов, а также железнодорожного транспорта, станков и.т.д.

В данной статье мы остановимся на рассмотрении заграничных поставок только основных видов вооружений - винтовок, артиллерийских орудий, пулеметов и боеприпасов к ним.

Как известно с началом войны в российской армии резко обнажилась нехватка артиллерийских орудий и боеприпасов к ним, а также стрелкового оружия. Поэтому первоочередные меры царского правительства были направлены на приобретение за границей именно этих видов вооружений.

К закупкам и размещению заказов на производство винтовок и боеприпасов к ним российское правительство обратилось уже осенью 1914 г. так что в действующей армии во время войны насчитывалось до 10 винтовок различных систем.

В Италии в течение 1914-1915 гг. были приобретены винтовки системы Веттерли. Переговоры о покупки винтовок начались еще осенью 1914 г. в количестве 1 млн. штук. Переговоры шли чрезвычайно трудно как из-за постоянно меняющихся требований итальянской стороны, которая в обмен на поставку ружей требовало поставки пшеницы. Так из-за посредничества Петроградской коммерческой группы Стахеева с одной стороны и итальянских комиссионеров Россели, Сперандео, Петричионе и др, которые еще более задерживали переговоры. В итоге переговоры затянулись почти на год и были завершены вице-адмиралом А.И. Русиным на Лондонской конференции в ноябре 1915 г. Согласно заключенному договору итальянская сторона уступала нам 500 тыс. винтовок системы Веттерли из которых в Россию поступило 400 тыс [4].     

         В Японии в 1914 -1915 гг. было куплено 600 тыс. винтовок системы Арисака и 35.400 винтовок той же системы изготовленных для Мексики[3]. В Великобритании нам непосредственно удалось приобрести в 1915 и 1916 гг. 128.000 винтовок системы Арисака [3].

В США было заключено несколько контрактов на производство винтовок с фирмами Винчестера, Ремингтона и Вестингауза, которые должны были поставить соответственно 300.000, 1.500.000 и 1.800.000 трехлинейных винтовок, со сдачей с ноября по март 1917 г. [3] К установленному в контрактах сроку полностью заказ выполнила только фирма Винчестера, предоставив 300.000 винтовок под русский патрон из которых было непосредственно доставлено в Россию 299.000 штук [3]. Компании Ремингтона и Вестингауза, свои обязательства к указанному сроку не выполнили и контракт с ними был вынужденно продлен, с уменьшением количества производства винтовок для компании Ремингтона до 1 млн. К марту 1917 г. Ремингтон произвел только 131.443 винтовки, тогда как согласно условиям контракта только в течение первых двух месяцев после подписания контракта должен был сдать 50 тыс. винтовок. Вестингаузен к установленному сроку предоставил 226.225 винтовок, хотя в контракте планировалась ежемесячно сдавать до 150 тыс. винтовок в месяц! Причины столь неудовлетворительного исполнения контрактов представители американских фирм объясняли сложностью развертывания массового производства. При этом качеством первых экземпляров винтовок произведенных двумя выше указанными заводами в начале 1916 г. Главное артиллерийское управление оказалось недовольно. Поэтому для улучшения качества производства на заводы Ремингтона и Вестингауза были командированы наши техники и специалисты в области производства 3-х линейных винтовок. В итоге контракт с этими фирмами был продлен, и к январю 1918 г. фирма Вестингаузен произвела 1.073.560 винтовок, из которых в Россию было отправлено 769.520, а остальные 304.040 русских 3-лин. винтовок остались в Англии. От фирмы, Ремингтон поступило 840.307 винтовок [3].

Всего же за рубежом в счет заключенных контрактов было получено 4.118.267 винтовок, из которых в Россию поступило 3.713.227. Учитывая, что отечественная оружейная промышленность, произвела за годы войны 3. 300. 000 винтовок то в количественном отношении поставки винтовок приобретенных у союзников составят весомый аргумент в деле вооружения царской армии [5]. Однако среди приобретенных винтовок, винтовки системы «Гра», «Гра-Кропачек», и «Веттерли» были уже устаревшими, и поступали на вооружение в запасные батальоны и тыловые подразделения, а большая часть винтовок была поставлена в Россию только 1916-1917 гг.

Союзные державы стали основным поставщиком пулеметов для российской армии. Основным поставщиком пулеметов для российской армии стали американские фирмы «Кольт», «Соваж», «Марлин», «Бирминоль», а также фирма Виккерс которой, английское правительство передало заказ на производство пулеметов «Максим». Общее количество заказанных заграницей пулеметов составляло 42.450 единиц. К концу 1917 г. в Россию было доставлено 42.438 штук, причем 79 % пулеметов были произведены в США. Если учесть что за годы войны отечественная промышленность произвела 28 тыс. пулеметов, то вклад союзников в деле оснащения российской армии автоматическим оружием следует признать очень значительным и важным. Однако необходимо отметить, что основная масса пулеметов была поставлена в Россию только в 1917 г.

Приобретались у союзников и патроны к винтовкам и пулеметам как отечественного производства (3-х линейные), так и иностранного (Веттерли, Гра –Кропачек). Наиболее крупные заказы были даны на производство патронов для 3-х линейных винтовок американским фирмам Ремингтон -500.000.000 штук, Винчестер - 300.000.000 штук, Юнайтед Картридж Комп. -200.000.000 штук [4]. В течение войны от этих трех фирм было принято 832.098.000 3-х линейных патронов, из которых 816.153.000 патронов было отправлено в Россию [4]. Кроме того, единовременно 3-х линейные патроны закупались в Англии – 611.633.400 и Японии – 7.000.000 [4]. Всего же в Россию было поставлено 1.434.786.400 3-х линейных патронов.

Закупались за границей патроны к ружьям и пулеметам зарубежного образца, боеприпасы к которым у нас не производились, либо производились в ограниченном количестве, вследствие чего в них ощущался постоянный недостаток. К примеру, в 1915 г. на одну винтовку Арисака приходилось всего 200 патронов [2].

Всего по заграничным контрактам мы получили 3.595.757.762 штук патронов, из этого количества 2.160.971.362 это патроны к стрелковому оружию иностранного производства. Патронов к 3-х линейным винтовкам было получено 1.434.786.400 тогда как за четыре года войны три отечественных завода произвели для нужд армии 4.386.478.000 патронов [3]. В итоге можно констатировать что несмотря на то что некоторые иностранные поставки патронов были выполнены не в полном объеме, как например с заказами в США, тем не менее они сыграли существенную роль в снабжении царской армии.

Велико было значение поставок артиллерийского имущества от союзников. Потребности армии в артиллерийском вооружении были очень высоки и росли в геометрической прогрессии. Летом 1915 г. Ставка требовало единовременно 500 орудий, в ноябре 1500 орудий, а в начале 1916 г. 560 орудий в месяц! При том, что орудия крупных калибров в стране не производились и закупались исключительно за границей. В 1915 г. поступление орудий крупного калибра осуществлялось только за счет приобретенных в Японии, Англии и Франции [1]. Кроме того, российское правительство приобретало за границей и гаубицы, зенитные орудия, минометы.

В течение войны у союзников было приобретено 1617 орудий крупных калибров (от 107 мм до 305 мм) получено к 1917 г. было 1046 единиц. Наибольшее количество поставленных тяжелых орудий приходиться на долю Франции – 584, Японии – 225, Англии -196, США -41 [3]. Для сравнения к началу войны в царской армии насчитывалось 795 орудий крупного калибра, а к 1917 г. 2 560 [5].

Орудий легкого и среднего калибра поставлялись в следующих количествах: США - 37 –мм пушки Мак-Лена - 18 штук; Франция – 90-мм пушки -150 штук, 75-мм пушки -1; Англия – 40-мм пушки Виккерс – 12, 75-мм пушки -5; Япония - 75-мм пушки 586 штук. Общее количество составляет 772 орудий.

Минометы и гаубицы: Англия 89-мм. – 33; 9,45-дм. - 30 штук; 114-мм. гаубицы – 400 штук. Франция - 58-мм минометы -110 штук; 240 -мм минометы -12 штук; бомбометы Азена – 928; итого 1513 штук. При этом необходимо учитывать, что некоторые виды минометов у нас производились в недостаточном количестве из-за сложности производства. Например, за весь период войны производство 89-мм минометов наладил только Путиловский завод и произвел всего 113 минометов или около 10% от установленной потребности.

Всего же за годы войны нам было поставлено 3.331 орудие различного калибра и назначения, а орудия крупного калибра 155-мм, 203-мм, 280-мм для подразделений тяжелой артиллерии особого назначения поставлялись только из-за границы. Однако необходимо признать, что больше половины поставок артиллерийских орудий приходилось на 1916-1917 гг., а основную потребность в полевых орудиях калибра 76-мм., 122-мм. гаубиц удовлетворялись за счет собственного производства.

Аналогичная ситуация складывалось и в снабжении нашей армии артиллерийскими боеприпасами к артиллерии крупного калибра. На январь 1917 г. ежемесячная потребность в боеприпасах для тяжелой артиллерии исчислялась цифрой в 33.000 снарядов, а отечественная промышленность могла произвести 17.679 снарядов ежемесячно. Поставки снарядов для артиллерии крупного калибра начали происходить с начала 1916 г. и к концу 1917 г. от союзников было получено 86.750 снарядов [3]. К орудиям среднего калибра от союзников было получено 2.649.845 снарядов, в то время как отечественная промышленность произвела около 8.500.000 артиллерийских снарядов.

Большая зависимость российской армии от заграничных поставок выявилась в деле снабжения порохом и взрывчатыми веществами. К 1915 г. годовая потребность в взрывчатых веществах исчислялась в 4.400.000 пудах, что в 15 раз превосходило общее довоенное производство взрывчатых веществ. Большинство русских заказов на порох давалось американской фирме Дюпон, но к заказам были привлечены и другие американские фирмы: «Геркулес», группа Моргана, «Провиданс», «Ноннабо», «Обаньон». Заказы пороха и взрывчатых веществ выполнялись в Америке исправно как в отношении сроков поставки, так и в отношении качества продукции. Размещались заказы на производство взрывчатых веществ и в Англии, Италии, Японии, Франции. Всего для русской армии в период войны 1914–1917 гг. было заготовлено 6 млн. пудов взрывчатых веществ из которых 3.228.000 пудов, или 62%, получено из-за границы [3].

В итоге можно констатировать, что заграничные поставки военного имущества играли значительную роль в деле снабжения царской армии. Однако их организация сталкивалась с рядом трудностей, которые не позволяли повысить их эффективность и значимость для вооружения российской армии.

На размеры и масштабы заграничных поставок, особенно в 1914-1915 гг. негативное влияние оказывало отсутствие четкой схемы их размещения и специализированных межгосударственных органов. Фактически каждое царское ведомство самостоятельно занималось размещением заказов за рубежом, используя услуги посредников, что вело к удорожанию контрактов. Подобная система организации закупок оружия создавала вокруг заграничных заказов весьма нервозную обстановку, поскольку среди них часто встречались аферисты, желающие нажиться на выгодной продаже товаров военного назначения. В итоге, нередко получалось, что фирмы, с которыми правительственные ведомства при посредничестве комиссионеров заключали договора, оказывались дутыми, либо их производственные мощности были настолько малы, что не позволяли выполнять заказы в полном объеме. В таком случае, контракт объявлялся расторгнутым, и нашим заказчикам приходилось искать новых исполнителей, а в некоторых случаях комиссионеры, получив задаток, попросту исчезали. Военное ведомство имело несколько случаев, когда произведенные за границей переговоры никаких реальных результатов не давали, так было с предложением американских винтовок неким Гинни, с поставкой ружей Краг-Юргенсона и с винтовками Веттерли [1].

Пресечь подобную практику и создать централизованный механизм размещения и закупки вооружений заграницей удалось только в конце 1915 г. путем создания особых межгосударственных закупочных комиссий в США, Великобритании. Совет министров вначале 1916 г. постановил, - «что все заказы правительственных учреждений и лиц должны идти через соответствующие правительственные, а не общественные организации» [1].

На масштабы заграничных поставок так же существенное влияние оказывали финансовые возможности царского правительства. Начиная с середины 1915 г. оплата заграничных заказов производилось за счет кредитов предоставленных союзниками, главным образом Великобританией. Председатель Русского заготовительного комитета в Англии в телеграмме министру финансов отмечал: «Отсутствие свободного кредита самым пагубным образом отражается на размещении заказов. Не только новые заказы трудно провести, но и некоторые заказы уже окончательно решенные фактически не размещаются за отсутствием кредитов» [1]. Выявилась жесткая зависимость объемов российских заграничных поставок вооружений от размеров кредитов, предоставляемых Великобританией.

Еще одним фактором, влиявшим на военно-техническое сотрудничество, являлись промышленные возможности союзников. Все воюющие стороны столкнулись с проблемой перевода экономики на военный лад, массового развертывания военного производства, которые требовали значительного времени. Иностранные заводы, не приспособленные для быстрого и массового выпуска военной продукции, были не в состоянии быстро выполнить российские военные заказы, что неизбежно вело к отсрочки выполнения контрактов, значительным задержкам в производстве оружия, а также в некоторых случаях низкому качеству произведенной продукции. Военный министр А.А. Поливанов в докладной записке отмечал: «Некоторые заграничные заводы в виду перегруженности принятыми для исполнения заказами крайне не аккуратны в отношении сроков поставки, что конечно в свою очередь отзывается и на ходе дела снабжения» [1].

Немаловажным фактором в несвоевременных поставках оружия в Россию являлась и нехватка транспортных судов, что привело к серьезному кризису в доставке грузов в конце 1915 г. Этим в частности объясняется и несовпадение количества принятого за рубежом военного имущества с фактическим количеством доставленного непосредственно в Россию.

Все эти факторы в конечном итоге оказывали значительное влияние, как на размеры союзной помощи, так и на ее эффективность. В итоге стройную систему организации заграничных заказов удалось наладить лишь к концу 1915 г., поэтому основной поток союзной помощи пришелся на 1916 – 1917 гг., когда пик кризиса вооружений царской армии уже прошел.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА) Ф. 2000. (Переписка Главного управления Генерального Штаба с военными агентами в Англии, США, Франции). Оп. 1.
2. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА) Ф. 2003. (Документы полевого управления войск при верховном главнокомандующем). Оп. 1.
3. Барсуков Е. Артиллерия русской армии 1900-1917. - М.: Воениздат, 1948-1949. Т.2.
4. Залюбовский А. П. Снабжение русской армии в Великую войну винтовками, пулеметами, револьверами и патронами к ним. - Белград, Центральное правление общества офицеров артиллеристов за рубежом, 1936.
5. Мировая война в цифрах - М-Л.: Госвоениздат, 1934.
6. Сидоров А.Л. Экономическое положение России в Первой мировой войне - М.: Наука,1975.
 



© 
П.В. Виноградов, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru