levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Н.А. Тажназарова,  (АО “Мангистаумунайгаз”)

Журнал «Геология Нефти и Газа» # 2008-5

 

Южный Мангышлак – один из важнейших регионов нефтедобычи Западного Казахстана. Здесь в юрско-меловых отложениях открыты и разрабатываются такие месторождения, как Узень, Жетыбай, Тенге, Тасбулат, Дунга и др.

Если отложения платформенного чехла достаточно хорошо изучены и надеяться на открытие новых значительных по запасам месторождений в них практически не приходится, то мощный доюрский триас-палеозойский комплекс изучен еще недостаточно, особенно это касается палеозойских отложений, представленных различными литотипами осадочных и изверженных пород. До настоящего времени нет единого мнения об источнике УВ в юрско-меловых отложениях: являются ли они сингенетичными вмещающим породам или вторичными за счет вертикальной миграции из доюрского комплекса.

Для уточнения этой дискуссионной, но практически важной проблемы было проведено изучение микроорганических остатков нефтей в широком стратиграфическом диапазоне нефтегазоносности: в меловых, юрских, триасовых, палеозойских отложениях Южного Мангышлака (К.В.Виноградова, А.М.Медведева, Л.Л.Багдасарян) в комплексе с геолого-геохимическими исследованиями (К.Р.Чепиков, В.А.Чахмахчев, С.А.Пунанова, В.И.Кордус).

За основу было принято методическое руководство по определению литологических и палинологических критериев миграции нефти, разработанное в ИГиРГИ К.Р.Чепиковым и др. (1982). Применение данной методики для Волго-Уральской нефтегазоносной провинции Прикаспийской впадины, Восточного Предкавказья, Западной Сибири и других регионов показало возможность определять направления и интервалы миграции нефти, осветить проблемы формирования нефтяных месторождений, подтвердить обоснование поиска новых нефтегазоносных комплексов ниже промышленно освоенных глубин (подсолевой комплекс Прикаспия, в палеозойском комплексе Западной Сибири). Опираясь на многолетние исследования геологов-литологов, геохимиков, полинтологов ИГиРГИ (К.Р.Чепиков, Т.Т.Клубова, В.А.Чахмахчев, А.М.Медведева и др.), ВНИГРИ (Л.Л.Багдасарян, В.И.Кордус и др.), в названных регионах стало возможным выполнить комплекс литолого-палинологических и геохимических исследований на месторождениях Южного Мангышлака, где в начале 60-х гг. в юрских отложениях были открыты крупные нефтегазовые месторождения (Жетыбай, Узень и др.). Проведенные анализы микроорганизмов в юрских нефтях этих отложений показали присутствие в них разнообразных микрофоссилий, среди которых обнаружены не только сингенетичные виды из пород-коллекторов, но и наиболее транспортабельные формы различного возраста. Следует отметить, что микроорганические остатки как растительного, так и животного происхождения обладают большой устойчивостью к химическому воздействию, высокой температуре, давлению. Для них нефть является хорошей консервирующей средой, благоприятной для сохранения форменной органики. Микрофоссилии небольшого размера и малой массы обладают хорошими флотационными свойствами и могут легко переноситься с нефтью, водой, природным газом. Это обстоятельство и побудило использовать их для решения вопросов о путях и направлениях миграции УВ, механизма переноса и аккумуляции нефти.

В юрских нефтях месторождений Узень и Жетыбай обнаружены как “местные” юрские микрофоссилии, так и миграционные, более древние из подстилающих триас-палеозойских отложений, содержание которых увеличивается в зоне повышенной трещиноватости. На месторождении Узень в нефти из скважины, расположенной в зоне тектонического нарушения, отмечено большое количество “миграционных” микрофоссилий, представленных наиболее легкими и миграционно-способными колониальными формами палеозойских акритарх. Чем дальше от тектонического нарушения расположены скважины, тем меньше в нефтях миграционных микрофоссилий и больше число “местных” сингенетичных форм. Подобные закономерности отмечены на ряде месторождений Урало-Поволжья, Прикаспийской впадины, Западной Сибири и др. [2]. В составе микрофоссилий месторождений Узень и Жетыбай определены как юрские (сингенетичные) формы, которые иногда преобладают, так и “миграционные” триас-палеозойские.

Основную роль в формировании залежей в юрском комплексе играло ОВ из пород резервуара при активной миграции из доюрских отложений. Заметим, что во вмещающих нефть породах-коллекторах определены только микрофоссилии юрского возраста. Ни более древних, ни более молодых форм не обнаружено. Комплекс микрофоссилий из нефтей и вмещающих пород обнаруживает явное несоответствие. Если в нефтях, помимо сингенетичных видов, постоянно присутствуют древние, палеозойские, то в породе-коллекторе – только сингенетичные “местные” виды микрофоссилий, что и является одним из критериев наличия миграционных процессов при формировании юрских месторождений Мангышлака [2].

Геохимические исследования юрских нефтей Мангышлака [1] показали, что для них характерны высокая степень химической превращенности и несоответствие УВ-состава нефтей физико-химическим свойствам (повышенная плотность – 0,84-0,87 г/см3, малый выход бензиновых фракций – 10,0-12,1), высокое содержание смолистых компонентов (до 20 %) и парафина (20-30 %). Такие геохимические показатели, как алифатический тип УВ-состава нефтей (на фракцию Н.К. 500 оС приходится в среднем 60-70 % алканов), высокое содержание алканов нормального строения (20-40 %), низкая цикличность УВ-фракции (1,1-1,2), преобладание среди нафтеновых УВ циклогексановых моноциклических структур, низкие отношения изопреноидных УВ к н-алканам (0,17-0,34 %), являются достаточно убедительным доказательством глубокой превращенности ОВ, продуцировавшего нефти Мангышлака.

По мнению В.И.Кордуса [1], на степень катагенетической преобразованности юрских нефтей Мангышлака не влияет ни возраст вмещающих пород (мел – триас), ни глубина залегания (800-4000 м), ни значительные различия в температурных условиях их залегания. Например, юрская нефть месторождения Тенге (1900 м) близка по УВ-составу нефти из триасовых отложений месторождения Южный Жетыбай (3585 м). Юрская нефть площади Курганбай, где современная температура достигает 182 оС, близка по УВ-составу к меловой нефти месторождения Дунга, где температура не превышает 92 оС.

На генетическое единство мезозойских нефтей указывает их “нафтеновый” паспорт, т.е. близкое распределение нафтеновых структур УВ. Это, по мнению В.И.Кордуса, дает основание полагать, что нефти Мангышлака имели единый источник образования, а ОВ, продуцирующее нефть, подверглось жесткому термобарическому воздействию. Нефти, будучи глубокопревращенными, поступали в юрские и меловые коллекторы из доюрского комплекса отложений, что вполне согласуется с данными изучения микрофоссилий. Близкий УВ-состав мезозойских нефтей характерен также и для Устюрта, что позволяет предположить их образование из ОВ единого седиментационного бассейна [4].

Региональная нефтегазоносность доюрских и, в первую очередь, триасовых отложений была доказана в конце 60-70 гг. открытием месторождений Южный Жетыбай, Тасбулат, Северо-Ракушечное, Алатюбе и др. Основные разведанные запасы УВ связываются с вулканогенно-карбонатным комплексом среднего триаса. В 80-х гг. промышленная нефтегазоносность была доказана для верхнетриасового вулканогенно-терригенного комплекса (месторождения Северное Карагие, Каменистое и др.). Детальное изучение микрофоссилий из триасовых нефтей и вмещающих пород на месторождениях Северо-Ракушечное и Северное Карагие показало, что они представлены как сингенетичными, триасовыми видами, так и миграционными каменноугольными формами.

Породы-коллекторы содержали только триасовые виды, ни более молодых, ни более древних, палеозойских, не обнаружено. Намечена зависимость состава микрофоссилий от структурного положения скважин. В пробах нефти из сводовых частей структуры обычно преобладают миоспоры, на периклиналях и вблизи тектонических нарушений – акритархи, среди которых доминируют палеозойские виды. Однако миграция нефти не всегда контролируется крупными разломами, роль которых во времени может меняться – ранее проводящий разлом может стать экраном, что имеет место на месторождении Северное Карагие, где миграция, возможно, идет по нефиксированным узким каналам или проницаемым зонам. Это подтверждается находками большого количества микрофоссилий в зонах, достаточно удаленных от тектонических разломов.

Наличие во всех триасовых нефтях верхнепалеозойских, каменноугольных микрофоссилий свидетельствует о значительной роли вертикальной миграции УВ из верхнепалеозойских отложений, что расширяет стратиграфический объем нефтеносности, включая в него верхнепалезойские отложения – новый объект поисково-разведочных работ на Мангышлаке. Эти предположения подтвердились открытием в 1982 г. месторождения Оймаша, где ниже известных залежей в триасовых коллекторах была получена нефть из разуплотненных палеозойских гранитов [3].

Результаты лабораторных исследований по флюидодинамике микрофоссилий на месторождении Оймаша позволили установить, что наиболее миграционными формами являются акритархи, которые доминируют в палеозойской нефти. Высокая пластовая энергия флюида способствовала активному переносу (с газовой фазой) акритарх по зонам трещиноватости.

Постдиагенетические изменения в палеозойских породах оказали отрицательное влияние на коллекторские свойства, что выразилось в утере первичной пористости и проницаемости пород. В этих условиях фильтрационно-емкостные свойства определяются вторичными процессами – трещиноватостью, выщелачиванием, выветриванием, растворением и др.

Открытие промышленных залежей нефти в гранитах на площади Оймаша обусловило повышенный интерес к проблеме поисков скоплений УВ в палеозойском фундаменте. Тщательный анализ фактического материала по этому месторождению имеет большое значение для выработки критериев по оценке новых нетрадиционных объектов поисков УВ как на Мангышлаке, так и в других нефтегазоносных регионах [3].

Приведенные результаты аналитических исследований по геохимии и микроорганическим остаткам в нефтях Мангышлака позволяют сделать следующие выводы.

Выявлена четкая закономерность: чем выше стратиграфический уровень залегания нефти, тем шире стратиграфический спектр микрофоссилий. В палеозойских нефтях (месторождение Оймаша) определены только палеозойские формы, триасовые нефти (месторождения Северо-Ракушечное, Алатюбе, Северное Карагие и др.) содержат триасовые и палеозойские микрофоссилии, в юрских (месторождения Узень, Жетыбай) и меловых (месторождение Дунга) нефтях добавляются юрские и меловые формы. Палеозойские (каменноугольные) микрофоссилии присутствуют в нефтях любой стратиграфической приуроченности. В то же время в породах-коллекторах определены только сингенетичные комплексы микрофоссилий.

Итак, чем выше по разрезу залегают нефти, тем шире статиграфический спектр содержащихся в них микрофоссилий, сортируемых флюидами на путях миграции.

Нижним стратиграфическим интервалом, откуда идет миграция УВ, являются верхнепалеозойские, каменноугольные отложения.

Геохимические исследования [1] доказали общность УВ-состава разновозрастных нефтей Мангышлака и тем самым определили их генетическое единство и единый источник миграции УВ из доюрского комплекса, что согласуется с мнением В.А.Чахмахчева, который исследовав многочисленные нефти России и зарубежья, пришел к выводу, что если нефти многопластовых месторождений (Узень, Жетыбай) имеют близкие свойства, то выводы в таких случаях однозначны: формирование этих залежей происходило за счет вертикальной миграции УВ из погруженных зон [5].

Аналитические исследования микрофоссилий, выполненные А.М.Медведевой [2] для большой коллекции нефтей из различных регионов мира, показали отсутствие в них микрофоссилий, возраст которых был бы моложе возраста вмещающих их отложений. В связи с этим исключается миграция УВ из молодых в более древние отложения, в том числе из осадочного чехла в фундамент [4], что подтверждается массовым анализом микрофоссилий из мезозойских и палеозойских нефтей Южно-Мангышлакского прогиба.

Присутствие в триасовых, особенно в юрских нефтях значительного количества микрофоссилий из вмещающих пород заставляет предположить, что важным источником УВ при формировании месторождений является их сингенетичное ОВ на участках максимального погружения и повышения температур, а постоянное присутствие миграционных форм микрофоссилий свидетельствует о сложном механизме миграции и необходимости учитывать как генерационный потенциал вмещающих пород, так и широкое развитие процессов вертикальной миграции из доюрского комплекса.

Учитывая решающую роль миграции УВ из доюрского комплекса и образование залежей в юрско-меловых отложениях в гипсометрически приподнятых зонах, возможно прогнозировать газоконденсатные залежи на западном погружении Беке-Башкудукского и Тюбеджекского валов, в западной части Жетыбай-Узеньской ступени, на восточном и южном бортах Жарагурлинской депрессии.

Таким образом, приведенные материалы свидетельствуют о достаточно широком развитии процессов вертикальной миграции из доюрского комплекса, чему способствует тектоническая нарушенность и трещиноватость осадочного чехла.

Знание условий и путей миграции УВ в осадочной толще позволит геологам-производственникам более обоснованно решать вопросы, связанные с поисками залежей в зонах тектонических нарушений нижних структурных этажей Южно-Мангышлакского региона.

 


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Кордус В.И. Геохимические аспекты миграции углеводородов в газовой фазе и формирование залежей нефти и газа / Теоретические и экспериментальные исследования механизмов миграции углеводородов. – Л.: Изд-во ВНИГРИ, 1980.
2. Медведева А.М. Палинологическое изучение нефти. – М.: Наука, 1978.
3. Попков В.И. Модель резервуара нефтяной залежи в гранитном массиве / В.И.Попков, А.А.Рабинович, Н.И.Туров // Геология нефти и газа. – 1986. – № 8.
4. Шахновский И.М. Еще раз о нефтегазоносности пород фундамента // Геология нефти и газа. – 1994. – № 9.
5. Чахмахчев В.А. Геохимия процесса миграции углеводородных систем. – М.: Недра, 1983.


©  Н.А. Тажназарова, Журнал "Геология Нефти и Газа" - 2008-5.
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� Rambler's Top100 �������@Mail.ru