levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

С.Г. Кузьменков, Ю.В. Беручев, А.А. Копыльцов,  (ОАО МПК “Аганнефтегазгеология”)

В.Я. Гидион,  (ОАО “Хантымансийскгеофизика”)

А.Г. Мухер,  (ГП ХМАО НАЦ РН им. В.И.Шпильмана)

Журнал «Геология Нефти и Газа» # 2007-6
 

 

Сейсмогеологические исследования, являющиеся первоосновой при подготовке запасов УВ промышленных категорий, в целом состоят из двух основных звеньев – сейсмических работ и глубокого поисково-разведочного бурения. При этом главенствующее место в этом процессе, особенно на поисковом этапе, принадлежит геофизике.

Качественно новые возможности геофизики исторически появились именно к тому моменту, когда фонд антиклинальных ловушек УВ во многих, особенно в старых нефтяных районах Среднего Приобья, был практически исчерпан, и резко возросла актуальность поиска и разведки нефтегазоперспективных объектов неантиклинального типа. Эти новые нефтегазовые объекты характеризуются, как известно, резкой неоднородностью и сложным пространственным распределением емкостных свойств коллекторов, а также существенно более сложными условиями экранирования. Именно сейсморазведка оказалась наиболее развитым геофизическим инструментом для изучения сложных типов ловушек УВ на всех стадиях геологоразведки.

Нельзя сказать, что задачи структурной сейсморазведки в Среднем Приобье к настоящему времени решены оптимально и окончательно. Это связано с тем, что и сегодня остаются достаточно острыми проблема время – глубина и соответственно вопросы изучения сейсмических скоростей для площадей с различными сейсмогеологическими условиями. Не меньшей по значимости, особенно при решении задач прогнозирования геологического разреза, остается проблема стратиграфической привязки отражающих горизонтов к данным ГИС и бурению. Анализ сейсмических материалов по разведочным районам Среднего Приобья начиная с 1966 г. по настоящее время показал (Кузьменков С.Г., 2004), что стратиграфическая привязка сейсмических горизонтов проводилась ранее и проводится сегодня с большой точностью, практически не претерпев существенных изменений. Все это свидетельствует о надежности геофизических алгоритмов, применяемых в геологии.

Очевидно, что дальнейшее повышение эффективности сейсморазведки тесно связано не только с повышением материального, технического и программного алгоритмического обеспечений, но и с решением экономических, экологических и социальных вопросов, первоочередными среди которых следует считать:

  • осуществление многоволновой сейсморазведки путем регистрации всех составляющих волнового поля;
  • автоматизацию сейсморазведочных работ с практическим исключением ручного труда;
  • перевод управления формой и спектром возбуждаемого сигнала путем регулировки давления на грунт, оказываемого транспортными средствами;
  • осуществление (в перспективе) регистрации упругих колебаний почвы в бесконтактном режиме путем регистрации электромагнитных волн, возникающих при подходе упругой волны.

Сегодня, когда вероятность существования картируемого объекта приближается к 100 %, на первый план выдвигаются не структурные задачи, а вопросы прогнозируемого геологического разреза для выделения в нем зон распространения коллекторов и ограничивающих их (литологических, стратиграфических, тектонических и/или их комбинаций) экранов. Все это ставит перед сейсморазведчиками повышенные требования при картировании нефтегазоперспективных объектов неантиклинального типа.

Использование методических приемов сейсмостратиграфии показало, что геологи-интерпретаторы сейсмических данных получили мощный программно-алгоритмический обрабатывающий и интерпретационный аппарат, позволяющий решать задачи комплексного изучения недр. Одним из наиболее существенных преимуществ сейсмостратиграфического анализа является возможность на фоне общих закономерностей по рисунку записи волновой картины выделять и анализировать на временных сейсмических разрезах многочисленные особенности и детали геологического строения территории.

Дополнительный прирост информации при комплексной интерпретации данных сейсморазведки проявляется как в увеличении точности измерения параметров сейсмических сигналов (прежде всего, динамических параметров), так и в повышении достоверности выделения и наглядности отображения в сейсмических полях геологических объектов. В области интерпретации сейсмических данных, или сейсмостратиграфии, в настоящее время широкое развитие получили следующие направления:

  • геофизической интерпретации, нацеленной на детальное определение сейсмических параметров (времен, эффективных и мгновенных скоростей, амплитуд, частот, фаз и др.), преобразуемых далее в эффективные параметры геологического разреза (жесткости, скорости, плотности, поглощения и др.), используемых непосредственно для прямого обнаружения залежей УВ (прямые поиски, “яркое пятно”, АVО-анализ и др.);
  • геологической интерпретации, основанной на изучении генезиса разреза, опережающем его прогнозирование и включающем различные виды сейсмостратиграфического, сейсмоформационного, сейсмофациального, палеотектонического и других анализов, позволяющих прогнозировать литофациальное строение разреза и оценивать его фильтрационно-емкостные свойства. Дальнейшая “геологизация” геофизических данных связана с изменением содержания традиционных процедур, например, замещением привычной сейсмической корреляции (фазовой, групповой, условной и др.) на геодинамическую, учитывающую морфоструктурные, дизъюнктивные и фациальные особенности разреза;
  • разработка объемных (трехмерных) методов анализа, которые должны прийти на смену современным схемам, где кубы данных преимущественно анализируют как последовательности вертикальных или горизонтальных двухмерных сечений.

Решение задач увеличения детальности и глубинности исследований нефтегазоносных комплексов, характеризующихся сложным геологическим строением, поиска и разведки неструктурных и малоразмерных поднятий на больших глубинах, прямых поисков залежей УВ тесно связано с повышением информативности и помехоустойчивости сейсмической разведки. Этим требованиям наиболее полно удовлетворяет объемная сейсморазведка 3D.

Обработка и интерпретация сейсморазведки 3D позволяют построить трехмерные временные и глубинные кубы, выделить отражающие горизонты, осуществить их стратиграфическую привязку, математически точно описать морфологию и особенности строения различных геологических объектов: структурные поверхности, разломы, выклинивания горизонтов, литологическую и петрофизическую модели геологического объекта, а зачастую и продуктивных интервалов внутри последнего. Модели, полученные по совокупности информации сейсморазведки 3D и ковра разведочных скважин, являются основой подсчета запасов – заключительной стадии разведки.

На этапе эксплуатации месторождений, когда фонд скважин, привлекаемых к анализу, увеличивается на порядок, существенное значение приобретает промысловая сейсморазведка. Поэтому, наряду с наземными модификациями, получает дальнейшее развитие сейсморазведка 3D в скважинном варианте (ВСП-ОГТ), а также методы около- и межскважинного просвечивания. Это, несомненно, позволит выйти на новый уровень детальности исследований разреза по вертикали и повысить достоверность прогноза фильтрационно-емкостных характеристик разреза.

Отметим, что вид окончательного сейсмического разреза сегодня следует формировать в зависимости от задач, которые решаются при его анализе. Если необходимо получить временные разрезы с максимальной прослеживаемостью отражающих горизонтов, что является важнейшей задачей при структурных построениях, то применение целенаправленных процедур (фильтрации, регулировок, коррекции и др.) позволит получить разрез необходимого вида. Если сконцентрироваться на контрастном выделении дизъюнктивных нарушений, следует выводить другой разрез. При решении задач изучения внутренней структуры исследуемого геологического объекта будет получен разрез, отличный от предыдущих. Таким образом, каждому геологическому объекту может быть поставлено в соответствие множество сейсмических образов, подчеркивающих те или иные свойства разреза: внутреннюю структуру, морфологию и взаимоотношения основных сейсмических и геологических границ и их ранговую совокупность, наличие дизъюнктивных нарушений и степень их влияния на геологическую среду, типы слоистости и др.

Использование комплексного анализа геолого-геофизических данных (бурения, сейсморазведки и СК-ВСП) при решении задач картирования неантиклинальной ловушки пласта ЮВ12 рассмотрим на примере Рославльского лицензионного участка (рис. 1).

 

Рис. 1. ОБЗОРНАЯ КАРТА РОСЛАВЛЬСКОГО ЛИЦЕНЗИОННОГО УЧАСТКА
1 – поисково-разведочные скважины; 2 – линии сейсмических профилей; 3 – изогипсы отражающего горизонта  Б, м; 4 – контуры замкнутых поднятий;
5 – границы лицензионного участка; 6 – зоны уменьшенной мощности нижнеюрских отложений

 

Объект исследований – Рославльский лицензионный участок – расположен севернее и западнее Нижневартовского свода и Александровского мегавала. В тектоническом отношении (Шпильман В.И. и др., 1998) этот участок находится в пределах Пякупурского мегапрогиба. В нефтеносном отношении рассматриваемая территория входит в состав северной и западной частей Вартовского и Александровского нефтегазоносных районов Среднеобской и Васюганской нефтегазоносных областей (НГО). В их пределах выявлено более 10 месторождений нефти, приуроченных к отложениям нижней юры и коре выветривания: Верхнеколикъеганское, Северо-Варьеганское, Северо-Поточное, Ватьеганское, Коттыгъеганское, Рославльское, Чистинное, Ярайнерское и др.

Проведенными региональными и детальными нефтепоисковыми исследованиями в НАЦ РН им. В.И.Шпильмана (2003-2006) с привлечением новых материалов площадных сейсмических работ МОГТ и данных бурения установлено, что нижнеюрский сейсмостратиграфический комплекс является весьма перспективным на поиски залежей УВ в отложениях нижней юры (пласты Ю10, Ю11, Ю12 котухтинской свиты и ее возрастных аналогов).

Для нижнеюрских отложений характерны закономерное выклинивание горизонтов юры и сокращение толщины к приподнятым частям палеорельефа. Сначала выклинивается пласт Ю12, затем Ю11 и Ю10. Граница выклинивания пластов имеет сложную, извилистую конфигурацию, что является благоприятным фактором для формирования ловушек неструктурного типа.

По особенностям геологического строения (Мухер А.Г. и др., 2006) рассматриваемый объект относится к Северной литолого-фациальной зоне, для которой характерны увеличение толщины отложений (до 300 м и более), повсеместное распространение и большой стратиграфический объем на значительной территории от синемюра до позднего тоара включительно. По сравнению с другими частями Среднего Приобья для данной зоны увеличивается доля бассейновых и прибрежно-морских фаций.

Песчано-гравийные породы пласта Ю12, залегающие в основании осадочного чехла, приурочены к наиболее погруженным участкам впадин и склонам палеоподнятий. На востоке Среднего Приобья пласт вскрыт на Большекотухтинской (скв.105), 800-Саем-Тахской (скв.800), Инольской (скв.12), Новогодней (скв.168), Восточно-Гальнадской (скв.845), Янчинской скв.14) и многих других площадях, где он представлен песчано-гравийными породами толщиной от 30 до 77 м.

В 2000 г. в НАЦ РН им. В.И.Шпильмана по заказу ОАО МПК “Аганнефтегазгеология” были проведены исследованиями по изучению перспектив нефтегазоносности Рославльского лицензионного участка. Кроме доюрских образований были рассмотрены закономерности распространения и перспективы нефтегазоносности пород-коллекторов пластов Ю12, Ю11, Ю10 нижнеюрского сейсмостратиграфического комплекса. Были построены карты общих и эффективных толщин, структурные карты, геологический разрез с прогнозными залежами нефти и схема перспектив нефтегазоносности нижнеюрских отложений (пласты Ю1012) и рекомендованы постановка сейсмических исследований повышенной плотности и кратности, а также бурение глубоких (со вскрытием палеозоя) скважин.

В 2003 г. на Рославльском месторождении были проведены сейсмические исследования 2D с плотностью сети наблюдений более 2,5 км/км2. По результатам этих работ было уточнено геологическое строение собственно Рославльского месторождения, подготовлено несколько новых нефтеперспективных объектов и рекомендовано бурение первоочередных поисковых скважин на Восточно- и Северо-Рославльской площадях. В результате сейсмостратиграфического анализа геолого-геофизических материалов было установлено, что нижнеюрский сейсмостратиграфический комплекс в объеме группы пластов ЮВ10-ЮВ11 распространен повсеместно, а пласт ЮВ12 тяготеет к межструктурным ложбинам. Представляется, что контур его распространения контролируется (см. рис. 1) изохорой 150 мс временного интервала А (подошва нижней юры) – ТЮ10 (подошва радомской пачки глин). На временных разрезах в указанном интервале наблюдается потеря корреляции волны А, связываемая с появлением в разрезе либо карбонатных пород, либо кор выветривания по отложениям палеозоя. Отметим, что подобная волновая картина на временных разрезах наблюдалась и на других участках Рославльского лицензионного участка (Северо-Рославльская структура и др.). Полученные данные позволили подтвердить высокую перспективность нижнеюрского сейсмостратиграфического комплекса и рекомендовать углубление скв.Р-34 на Восточно-Рославльской площади.

В 2005 г. в сводовой части Восточно-Рославльского поднятия для оценки перспектив нефтегазоносности нижнеюрских и палеозойских отложений была углублена скв.34 - Рославльская, которая подтвердила прогноз 2000 г. о высокой перспективности данной территории и конкретно ловушки по пласту ЮВ12.

В настоящее время в пределах Рославльского месторождения нефти установлены залежи в пластах БВ8, ЮВ11 , ЮВ2, ЮВ12 нижнего мела, верхней, средней и нижней юры.

При испытании скв.34 - Восточно-Рославльской из пласта ЮВ12 котухтинской свиты (интервал 3584-3600 м), залегающего непосредственно на доюрских образованиях, получен фонтан нефти дебитом 120 м3/сут через 8-мм штуцер.

По результатам исследования керна пласт ЮВ12 в целом характеризуется значительной неоднородностью и представлен в основном гравелитами, реже крупнозернистыми песчаниками гравийными, мелкогравийными, однородными и слабослоистыми, иногда конгломератами гравелитистыми, мелкогалечными, гравийными (рис. 2). Гравелиты, слагающие коллекторы пласта ЮВ12, довольно однородны по составу. Содержание кварца в них изменяется от 35-40 до 65 %, обломков пород – от 40 до 70 %. Основную массу гравелитов составляют мелкообломочные разности с прослоями средне- и разнообломочных. Практически весь гравийный материал (до 55 %) представлен кремнистыми осадочными породами с резким преобладанием типичных яшм с многочисленными хорошо сохранившимися остатками радиолярий, яшмоидов, в том числе кремнистых сланцев. Реже встречаются обломки спонголитов, кварцитов, иногда железистых кварцитов, окварцованных песчаников, кварцевых роговиков. Мелкообломочный материал, в основном псаммитовой размерности, на 90 % представлен кварцем. Зерна кварца обычно имеют угловатую, изометричную, реже полуокатанную форму. Кроме кварца в составе псаммитовой части присутствуют обломки кислых эффузивов, серицитокварцевых сланцев, редкие обломки базальтов, а иногда целые халцедовые миндалины.

 

Рис. 2. СТРОЕНИЕ КОЛЛЕКТОРА ПЛАСТА ЮВ12, ВОСТОЧНО-РОСЛАВЛЬСКАЯ ЗАЛЕЖЬ,
ГРАВЕЛИТ МЕЛКООБЛОМОЧНЫЙ КВАРЦЕВОПОЛИМИКТОВЫЙ
А – угловатые обломки кварца в составе гравелита; Б – микростилолитовые контакты в кристаллическом кварце,
содержащем включения кремнистых пород (скрещенные николи, увел. 50, скв. 34, образец 16157-06, интервал 3590-3596 м, место отбора 0,07 м, пласт ЮВ12 (J1+PZ)

 

По классификации А.А.Ханина породы-коллекторы пласта ЮВ12 в основном относятся ко II (31,2 %) и III (40,6 %) классам, встречаются породы I (12,5 %) и V (3,1 %) классов. Пористость изменяется от 10,2 до 14,8 %, проницаемость – от 2,8-4,2 до 717-1214 фм2. По данным ГИС пористость составляет 11,9 %, проницаемость – 203,5 фм2.

При изучении порового пространства пород-коллекторов пласта ЮВ12 в шлифах (Лашнева З.В., 2006) установлено, что наиболее проницаемые разности характеризуются лучшей отсортированностью обломочного материала и преобладанием межзерновой пористости. Поры соизмеримы с размерами обломков, обладают простой конфигурацией и прямолинейными очертаниями и практически с отсутствием цемента. В коллекторах III-IV классов встречаются три вида пористости: межзерновая, формирующая крупные поры, соизмеримые по величине с обломками; межзерновая сложной конфигурации; внутризерновая (вторичная) кавернозно-трещинная, являющаяся результатом процессов коррозии и выщелачивания. Цемент практически отсутствует, лишь в отдельных случаях поры заполнены каолинитом. В коллекторах V класса цемент порового типа (15-20 %) распределен неравномерно, по составу каолинитовый, на отдельных участках порово-пленочный, гидрослюдистый. По результатам рентгенофазового анализа глинистой составляющей в коллекторах пласта Ю12 преобладает хорошо раскристаллизованный каолинит (92-95 %). В незначительных объемах (от 1 до 2 %) выявлены хлорит, гидрослюда, монтмориллонит и смешанно-слойные образования. Сравнение литологии пласта Ю12 с вышележащими пластами ЮВ10 и ЮВ11 показало, что породы-коллекторы пласта ЮВ представлены полимиктовым составом (содержание кварца преимущественно < 50 %), менее окатанным и более крупнозернистым обломочным материалом, что свидетельствует о более близких источниках сноса.

Покрышкой продуктивного пласта ЮВ12 являются глинистые отложения толщиной 10 м, представленные углистыми аргиллитами, темно-серыми с буроватым оттенком, плитчатыми, однородными, с полураковистым изломом. В нижней части разреза наблюдается переслаивание аргиллитов алевритовых, темно-бурых, алевролитов, мелкозернистых песчаников и углей.

Коры выветривания, на которых залегают породы пласта Ю12, представлены осветленной, глинизированной, разуплотненной породой, рассыпающейся в мелкий щебень и дресву. Вниз по разрезу они замещаются щебнем миндалекаменных базальтов крупных и средних размеров зеленовато-серых, осветленных, ожелезненных.

Породы фундамента в скв.34 представлены миндалекаменными базальтами, темно-зелено-серыми до черных, и туфами базальтов. Породы разбиты трещинами субвертикального направления с раскрытостью до 5-7 мм. Трещины заполнены кальцитом. Возраст образований фундамента предположительно позднепалеозойский (Бочкарев В.С., 2006).

Бесспорно, что необходимым условием для формирования залежей нефти является наличие пластов-коллекторов и надежной покрышки. Судя по полученным геологическим материалам в скв. 34 Восточно-Рославльской площади, формирование пород-коллекторов пласта ЮВ12 обусловлено вторичными процессами, в результате выветривания и/или гидротермальной проработки пород в зонах “деструкций”, связанных с трещиноватостью, что определило формирование емкостного пространства (пор и каверн) и проводящих путей. Для выявления и картирования таких объектов необходим надежный сейсмический материал, позволяющий проводить качественный и количественный сейсмостратиграфический анализы геолого-геофизических данных.

Задача по изучению морфологии ловушки пласта Ю12 на Восточно-Рославльской площади была успешно решена с применением вертикального сейсмического профилирования ВСП и сейсмокаротажа СК. В результате обработки и интерпретации данных СК-ВСП в поисковой скв.34 с привлечением полевых сейсмических данных 2D нами были получены следующие результаты:

  • по продольным (P) и поперечным (S) волнам получены годографы, определены интервальные и средние скорости распространения волн, рассчитаны отношения скоростей Vp/Vs и коэффициент Пуассона, составлена толстослоистая геофизическая модель геологического разреза скважины;
  • проведена стратиграфическая привязка поля продольных отраженных волн МОГТ совместно с применением данных ГИС и сейсмоакустического моделирования;
  • по данным продольных отраженных волн получены стандартные временные и глубинные мигрированные разрезы ВСП, проведена увязка корреляций отражающих горизонтов с данными наземной сейсморазведки;
  • уточнено геологическое строение и стратиграфическая привязка пластов Ю10, Ю2, Ю1, БВ8 и Ач;
  • в районе скв.34-Рольславская впервые проведены структурные построения по отражающему горизонту ТЮ12, приуроченному к залежи УВ, построена карта изохор интервала А-ТЮ12 и проведен динамический анализ по пласту ТЮ12. Было установлено, что в указанном интервале залежь пласта Ю12 находит отображение в виде “яркого” пятна на разрезах амплитуд (рис. 3). В результате комплексного анализа данных наземной сейсморазведки МОГТ и СК-ВСП была закартирована предполагаемая зона распространения залежи пласта Ю12 по площади, представляющая собой сложное по морфологии тело (рис. 4). Последующим бурением разведочных скважин на критических направлениях было установлено, что прогнозируемый по данным комплексного анализа геолого-геофизических данных контур ловушки подтверждается.
 

Рис. 3. ФРАГМЕНТ ВРЕМЕННОГО РАЗРЕЗА ПО ПРОФИЛЮ 4
1
– предполагаемые разломы

 

Рис. 4. СТРУКТУРНАЯ КАРТА ПО ОТРАЖАЮЩЕМУ ГОРИЗОНТУ ТЮ12 (А)
И СХЕМА ЭНЕРГИИ ИНТЕРВАЛА А-ТЮ12 (Б)

 
В заключение можно сделать следующие выводы.
Применение сейсмостратиграфических исследований, включающих в себя результаты бурения, данных ГИС, динамического, фациального и палеогеографического анализов с привлечением геосейсмического моделирования, позволяет прогнозировать не только морфологию сложнопостроенных объектов и их фациальный состав, но и флюидонасыщенность пород-коллекторов.
Комплексная интерпретация площадных сейсмических исследований 2D, СК-ВСП и данных бурения скв.Р-34 в пределах Рославльского лицензионного узла позволила установить тип ловушки залежи в пласте ЮВ12 и наметить комплекс дальнейших исследований для уточнения ее морфологии.

©  С.Г.Кузьменков, Ю.В.Беручев, А.А.Копыльцов, В.Я.Гидион, А.Г.Мухер, Журнал "Геология Нефти и Газа" - 2007-6.
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� Rambler's Top100 �������@Mail.ru