VIP Studio ИНФО Проблема рисков при недропользовании и их страхование в России
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Серия


    Серия "Гуманитарные
    науки"

  • Серия


    Серия
    "Экономика
    и Право"

  • Серия


    Серия
    "Естественные и
    Технические науки"

  • Серия


    Серия
    "Познание"

  • Журнал


    Журнал
    "Минеральные
    ресурсы России"

  • Журнал


    Журнал
    "Геология
    Нефти и Газа"

  • Журнал


    Журнал
    "Маркшейдерия и
    Недропользование"

  • Журнал


    Журнал
    "Земля Сибирь"

В.Ю. Зайченко,  (ГНЦ ВНИИгеосистем)

Журнал «Геология Нефти и Газа» # 2006-6
 
 

 

Риски, их учет и возмещение ущерба от последствий для российского рынка – темы новые, однако они становятся возрастающе популярны. В высокоразвитых странах они давно учитываются и широко применяются на практике.

В отечественном недропользовании, особенно при геологическом изучении недр, при плановой экономике не было необходимости изучать риски, поскольку: “Важной особенностью государственного ин­вестирования в геологоразведку было то, что высокий геолого-разведочный риск каждого из отдельно взятых проектов распределялся на множество одновременно реализуемых проектов. Определенные результаты поисков и разведки одних объектов перекрывались положительными результатами поисков и разведки других. В итоге себестоимость прироста единицы промышленных запасов полезных ископаемых получалась почти в 2 раза ниже, чем в других странах мира” (Орлов В.П. и др., 2005).

Начиная с 1992 г. ситуация кардинально изменилась, поэтому проблема учета рисков вышла на первый план и потребовала определения их видов и стоимости потерь. В связи с этим появился целый ряд научных работ, посвященных решению таких задач (Гостевских А. и др., 2001; Конопляник А.А. и др., 2001; Кофф Г.Л. и др., 1998; [1-4]). В упомянутых книгах убедительно показано, что конкретными рисками можно и нужно управлять. Осознание, что риск есть мера опасности – важнейший шаг на пути решения проблемы управления ситуацией, когда имеются потенциальные факторы, способные неблагоприятно действовать на человека и окружающую среду. Необходимо отличать меру объективной возможности проявления каких-либо событий – вероятность от формирующейся в последнее 10-летие более общей, чем вероятность, меры опасности – риска. Риск сочетает в себе вероятность неблагоприятного события и объем этого события (потери, ущерб, убытки). Эти две элементарные меры взаимосвязано фигурируют в условиях неопределенности и опасности. Строя комбинации этих элементарных мер, адекватных сложившейся ситуации, можно оценить уровень опасности и принимать те или иные решения о необходимых действиях, т.е. управлять риском.

По определению “риск” (франц. risguc) – это возможная опасность чего-либо. В недропользовании в основном возникают геологические риски, которые при отрицательных результатах могут привести к значительным финансовым потерям. Еще их называют актуарными, определяемыми при расчетах вероятных статистических рисков, покрываемых страховыми компаниями за счет уплаты определенной страховой премии или за счет взаимных страховых фондов.

Риски бывают природные, техногенные, валютные, кредитные, некоммерческие, региональные, трансфертные, ценовые и другие, которые в сфере недропользования могут появляться при геологическом изучении и использовании недр как при государственном финансировании, так и привлечении средств инвесторов. В сфере недропользования они могут быть представлены в виде следующей схемы (рисунок).

 

Рисунок. КЛАССИФИКАЦИЯ РИСКОВ ПРИ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИИ (по Чайникову В.В., Лапину Д.Г., 2006)

 

Из рисунка следует, что при недропользовании могут возникать различного рода риски, среди которых особое место занимают риски, связанные с природными геологическими процессами и геологическим изучением и использованием недр, которые следует различать между собой.

При недропользовании не так просто определить вид риска, поэтому необходимо ввести понятие “геологический риск”.

Под геологическим риском обычно принято понимать вероятность проявления и активизации природных и природно-техногенных геологических процессов и явлений в определенном районе, которые вызывают негативные изменения состояния и зон их влияния. К ним относятся землетрясения, извержение вулканов, сели, оползни, цунами и другие, последствия которых могут быть весьма значительны для окружающей среды и населения (Владимиров В.А. и др., 2000). Одна из первых работ, посвященных анализу геологических рисков подобного рода, написана И.В.Чесноковой (1998).

Любой геологический риск следует рассматривать только в сочетании с конкретными экономическими и социальными условиями. При недропользовании возникают риски, которые могут быть связаны как с неполучением ожидаемых результатов при геологическом изучении недр, так и с возможной поломкой или потерей дорогостоящей техники, что в обоих случаях приводит к нерациональным затратам финансовых и трудовых ресурсов. В связи с этим геологические риски при недропользовании можно связывать как с информационными несбывшимися ожиданиями, так и с материальными потерями. В первом случае из-за технических или технологических причин не может быть дана геологическая информация о недрах достаточной полноты и точности, необходимой для решения поставленной геологической задачи, а во втором случае не будет получен планируемый материальный объект – не выявлено месторождение полезных ископаемых; не получено в достаточном количестве искомое минеральное сырье (разведанные запасы требуемой кондиции), а также понесены другие материальные потери – разрушение используемой техники, зданий, сооружений и др.

Рассмотрим геологические риски только второго рода, не связанные с природными и природно-техногенными геологическими процессами.

Геологические риски при недропользовании можно подразделить на три большие группы:

а – чисто геологические;
б – внешние информационные;
в – прямые имущественные.

    Первая группа связана с отрицательными геологическими результатами, которые предусматриваются в контрактах или проектах геолого-разведочных работ. Это могут быть несбывшиеся информационные ожидания, вероятность открытия месторождений полезных ископаемых или определяемых приростов разведанных запасов требуемых кондиций минерального сырья.

Наглядным примером могут служить геофизические исследования по выявлению нефтегазоперспективных структур на стадии поисков. При интерпретации накопленной геолого-геофизической информации на территории поисков могут быть выявлены структуры-ловушки УВ, а могут быть и не выявлены, несмотря на наличие финансовых ресурсов для решения данной задачи. Это может быть вызвано двумя причинами: 1 – недостаточной полнотой и недостаточной разрешенностью геофизических данных, что можно назвать несбывшимся информационным ожиданием; 2 – отсутствием структурных или лито-фациальных образований в изучаемых отложениях, способных накапливать УВ, это – несбывшаяся вероятность выявления нефтегазоперспективных структур для последующей постановки поисково-оценочного бурения. Но вероятность – это возможность появления тех или иных событий, а риск – это мера опасности, которая наступает при несбывшейся вероятности. Поэтому риском в данном случае можно считать предусматриваемые затраты финансовых средств на несбывшиеся ожидания. Отрицательный результат – тоже результат, который в последующем позволит избежать нерациональных затрат на проведение поисковых работ на данной территории, поэтому к их оценке следует подходить избирательно.

Еще более убедительным примером геологического риска может служить определение наличия УВ-сырья на подготовленных геофизикой нефтегазоперспективных структурах при поисково-оценочных работах с помощью бурения скважин. По данным статистики в 1986-1990 гг. вероятность наличия промышленных скоплений УВ на подготовленных структурах составляла 0,32-0,36, а в ряде нефтегазоперспективных регионах и выше, но даже этот неплохой результат свидетельствует о возможности получения бросовых затрат при бурении поисково-оценочных скважин в 64-68 % случаев. Однако при плановой экономике и больших объемах поисковых и поисково-оценочных работ они с избытком перекрывались при подсчете затрат на получение единицы разведанных запасов промышленных категорий. В условиях рыночной экономики любой уважающий себя инвестор, особенно зарубежный, заранее определит возможные риски и неизбежные затраты, которые он может не возместить за счет будущих доходов от реализации добываемого сырья и предпримет меры для их избежания или страхования. Аналогичные риски возникают при разведке месторождений полезных ископаемых и доразведке. Все они относятся к так называемым геологическим рискам, когда проектом работ определены конкретные конечные ожидаемые результаты и вероятность их получения можно рассчитать, исходя из данных статистики решения аналогичных задач в данном регионе или на смежных площадях.

    Вторая информационная группа рисков больше связана с технологиями сбора, хранения и обработки получаемой информации, необходимой для решения поставленных задач. В этом случае необходимо анализировать более широкий спектр параметров, от которых зависит информационная безопасность. Это, прежде всего, объем данных, полнота и достоверность информации, надежность линий передачи данных в пункты сбора и, наконец, эффективность программного обеспечения, применяемого при обработке и интерпретации полученной информации. Несмотря на их значительное число, они все поддаются количественной оценке и в конечном счете можно определить интегральный показатель риска информационного обеспечения того или иного этапа геолого-разведочных работ.

    Третья группа имущественных рисков связана с сохранностью имущества, используемого при проведении геолого-разведочных работ. Это, прежде всего, дорогостоящее геофизическое и буровое оборудование, стационарные здания и сооружения, накопленные геолого-информационные ресурсы и др., которым может быть нанесен ущерб в результате природных катаклизмов – землетрясений, наводнений, цунами, пожаров или просто аварий. Кроме перечисленных трех групп рисков при недропользовании имеются и другие виды, которые могут появляться при геологическом изучении и использовании недр. Отдельные исследователи выделяют еще и такие виды рисков, как политические, экологические, социальные, правовые и другие, которые могут возникнуть при недропользовании. Все возможные риски предусмотреть нельзя, поэтому в каждом конкретном случае, исходя из вида объекта имущества, объемов прав на него, условий выполнения работ, использования и достижения конечных результатов, можно определить возможный риск или риски и их последствия как материальные, так и нематериальные.

Особый интерес представляют информационные риски, так как они охватывают все виды работ в сфере геологического изучения и использования недр. Они детально рассмотрены в работе [1]. Изложенная методология изучения рисков и предложения по их исключению могут с успехом использоваться в практике работ по геологическому изучению недр.

В сфере недропользования риски могут возникать как в части используемого имущества, так и при достижении поставленной цели, а также ожидаемого результата при геологическом изучении территорий и использовании недр.

Перечень материального движимого и недвижимого имущества, а также нематериальных активов приведен в Общероссийском классификаторе основных средств, утвержденном Госстандартом России от 26.12.1994 г. № 359. Что касается нематериальных активов недропользования, то это риски другого рода, которые связаны, прежде всего, с реализацией прав на имущество нематериальных активов и реализацию определенных видов деятельности.

Отдельные исследователи считают, что для этой группы существуют следующие виды рисков:

  • утрата прав на объекты нематериальных активов;
  • утрата имущества, в первую очередь документации (патентов, свидетельств, лицензий и т.д.);
  • случайное и непреднамеренное использование прав, принадлежащих другим юридическим и физическим лицам;
  • невыполнение лицензионных соглашений;
  • недостижение заявленных параметров новой техники и технологий при их эксплуатации;
  • информационный риск;
  • невыполнение принятых обязательств перед третьими лицами и др.

Перечень материальных и нематериальных объектов риска в сфере недропользования может быть представлен в обобщенном виде следующим образом (таблица).

Таблица.

Объекты и предметы риска в сфере недропользования.


Объекты
риска


Предметы риска

Недвижимое имущество

Материальные объекты недр

участки,  блоки недр; месторождения полезных ископаемых; минерально-сырьевые,  энергетические,  водные и иные ресурсы,  скважины различного назначения; разведочные выработки,  шахты и т.д.; испытательные геолого-технические полигоны,  заказники,  геологические музеи,  кернохранилища и другие виды мест хранения геологических материалов; иные недвижимые объекты в сфере недропользования

Движимое имущество

Материальные объекты

документированная геологическая информация; минералогические,  палеонтологические,  кристаллографические и другие коллекции; пробы нефтей,  вод и газов,  пород и руд; результаты научно-технической деятельности;

НТПр и объекты интеллектуальной собственности; техническое оборудование,  применяемое в процессе геологического изучения и использования недр; акции приватизированных геологических организаций и учреждений и другие ценные бумаги

Нематериальные активы недропользования

природные ресурсы

право на: землю,  пользование участками недр для геологического изучения и использование минерально-сырьевых ресурсов; использование водных и других природных ресурсов

геологические информационные ресурсы

право на: геологическую информацию о недрах; образцы пород,  нефтей,  газов и вод, минералогические,  палеонтологические и другие виды коллекции и т.д.

интеллектуальная собственность

исключительное право на использование объектов авторского права:

научные произведения (включая программы для ЭВМ); географические,  геологические,  геохимические и другие карты,  планы,  эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии,  геологии,  топографии и другим наукам;

производные произведения (обзоры,  переводы,  обработки,  резюме и другие переработки произведений науки,  техники,  производства и литературы);

составные произведения – сборники (энциклопедии,  базы данных) и другие произведения (геологические отчеты, монографии и т.д.),  представляющие по подбору или расположению материалов результаты творческого труда

объекты промышленной собственности

право на: изобретения; полезные модели,  промышленные образцы,  торговые марки; торговые знаки,  знаки обслуживания,  наименование мест происхождения товара и т.д.

ноу-хау (“знаю как”)

право на использование секретов производства,  технических знаний; опыта административной,  финансовой или коммерческой деятельности и т.д.

патенты,  лицензии,  договоры

право на торговые операции; производство геологоразведочных работ; предоставление услуг; производство товаров; продукции; ремесленническую деятельность и т.д.

организационные расходы

право на погашение затрат на услуги консультантов,  рекламные мероприятия,  регистрационные и другие сборы,  подготовку документации для учета нематериальных активов при образовании акционерных обществ,  слиянии предприятий и т.д.

“незримый капитал”

право на защиту престижа предприятия,  торговой марки,  опыта деловых связей,  клиентуры; учет стоимости деловых связей; стоимость фирмы и т.д.

прочие объекты

право на охрану поданных заявок на изобретения,  полезные модели,  промышленные образцы,  торговые марки,  торговые знаки и т.д.

 

Как видно из таблицы, в состав объектов и предметов риска в сфере недропользования входит и ряд необычных для нее видов, таких как право на защиту репутации и престижа, на защиту от недобросовестной конкуренции и др., которые практически не использовались вообще, но существуют при рыночной экономике, поэтому должны учитываться.

В современных условиях изучением рисков и их управлением занимаются специалисты по риск-менеджменту, которые имеются практически во всех крупных компаниях и корпорациях западных стран, без заключения которых не реализуется ни один производственных или финансовый проект.

С точки зрения риск-менеджмента страхование – это экономический способ минимизации риска путем передачи его специализированной организации за определенную плату.

Таким образом, страхование –  важный, но не единственный инструмент борьбы с убытками в предпринимательской деятельности. Прежде чем прибегнуть к услугам страховщиков, следует убедиться в малой эффективности всех остальных способов противостояния риску.

В рыночных условиях вложение средств (государственных или частных) в любое производство должно окупаться полностью или частично в зависимости от социально-экономической значимости произведенной продукции. Этот тезис в полной мере относится и к недропользованию, где многие научные и производственные работы финансируются за счет средств государственного бюджета. Учитывая большую социально-экономическую значимость конечных результатов этих работ, особенно минерально-сырьевых ресурсов, без которых современное общество существовать не может, вложение финансовых средств государства в их развитие считается априори выгодным, поэтому к пользователям этих средств особых требований к рентабельности государственных средств не предъявлялось. Но такое положение будет не всегда. Рыночная экономика требует четкого разделения затрат на сферы деятельности, которые могут не приносить сиюминутные доходы – образование, фундаментальная наука, здравоохранение, защита окружающей среды и другое конкретное производство, которые должны окупаться в определенные сроки. Недропользование относится к такой сфере деятельности, где существуют эти оба направления деятельности – наука и производство, поэтому необходимо рассматривать их результаты и окупаемость, исходя из конкретных видов получаемой продукции.

Региональные геолого-геофизические исследования, сверхглубокое бурение, государственные геолого-съемочные, инженерно-геологические, экологические и геофизические съемки территории Российской Федерации являются научно-производственными работами, результаты которых необходимы обществу для решения прогнозных задач. Они должны выполняться независимо от технических, финансовых, природных и других видов рисков за исключением, пожалуй, информационных рисков, потому что основным результатом, ради которого эти затраты осуществляются, является геологическая информация, на базе которой при обработке и интерпретации решаются стратегические и оперативные задачи как о геологическом строении изучаемых недр, так и прогнозных ресурсах полезных ископаемых. Все остальные виды геологического изучения и использования недр должны оцениваться, исходя из рисков вложения государственных или частных средств, и обеспечиваться определенной защитой.

При осознании субъектом рынка необходимости защиты своих имущественных интересов возникает страховой интерес, т.е. объективно существующее юридическое отношение страхователя к объекту страхования, которое имеет денежную оценку. Каждому объекту недропользования соответствует собственный перечень рисков, которые следует заблаговременно определять.

Таким образом, вопрос “быть или не быть” при страховании рисков в недропользовании не существует. Рыночная экономика требует только “быть”. Вопрос заключается в том, где осуществлять страхование рисков – в обществе взаимного страхования или в страховых компаниях и из каких источников осуществлять страховые взносы при государственном финансировании работ по геологическому изучению и использованию недр.

Во многих странах мира для возмещения убытков, которые могут понести геолого-разведочные компании при опоисковании новых территорий, пришли к необходимости создания временных объединений взаимного страхования и взаимного кредитования. Этот прием особенно используется при постановке геолого-разведочных работ на континентальном шельфе. По данным авторов работы (Орлов В.П. и др., 2005) в настоящее время в развитых странах доля страхования недвижимости за счет объединений взаимного страхования достигает 40 %, что позволяет уверенно осуществлять геолого-поисковые работы в слабоизученных регионах на условиях компенсации рисков. Возможность применения системы объединений взаимного страхования в России при проведении геолого-поисковых работ показана в [5], что позволяет развивать это направление и в нашей стране. Однако на этот вид работ в России по данным МПР России приходится всего 16 % общего числа лицензий, выданных в 1992-2001 гг. на геологическое изучение и использование недр, а основная доля приходится на так называемые эксплуатационные лицензии, т.е. лицензии на добычу и разведку и добычу полезных ископаемых на месторождениях (66 %). Это свидетельствует о том, что при этих видах работ особое внимание следует уделять рискам и производить оценку последствий. В работе (Гостевских А. и др., 2001) предложена методика анализа рисков при проектировании добычных работ на месторождениях полезных ископаемых, а также расчетов на основе экономических показателей эффективности инвестиционных проектов, таких как чистый дисконтированный доход (ЧДД); индекс доходности (ИД) и внутренняя норма доходности (ВНД). Критическими значениями этих показателей для границы допустимого риска являются: ЧДД = 0, ИД = 1, ВНД = ПСД (принятой ставки дисконтирования). Оценками риска проекта могут служить вероятности наступления этих событий.

В настоящее время наиболее распространенными методами анализа рисков являются: метод точечных значений, метод дискретных вероятностей (древа вероятных исходов) и метод распределений (Монте-Карло). Любой из этих методов основывается на многовариантных расчетах ЧДД как функции некоторых задаваемых переменных. Предлагаемая методика была апробирована на примере технико-экономического обоснования освоения золоторудного месторождения Сопка Кварцевая (Магаданская область), результаты применения которой изложены в работе [3].

Несколько сложнее дело обстоит с нематериальными активами, представленными исключительным правом их правообладателей, таких, как объекты интеллектуальной собственности, авторского права, промышленной собственности, ноу-хау и др. В работе [3] утверждается, что основная проблема страхования объектов интеллектуальной собственности сводится к установлению страхового тарифа. Для ее решения требуется знать статистику предшествующих лет в области нарушения прав на объектах интеллектуальной собственности, причем такие данные должны быть сгруппированы по видам рисков с указанием не только числа случаев нарушения прав, но и убытков по ним в денежном выражении. Сомнительно, что каждая страховая компания, принимающая на страхование соответствующие риски, располагает подобной информацией. В лучшем случае она может попытаться использовать общие данные, а также выяснить историю (в том числе судебную) своего клиента. В конечном счете размер применяемого тарифа будет определяться соглашением и степенью доверия сторон договора друг к другу.

Что касается перечня принимаемых на страхование рисков, то здесь мнения специалистов варьируются в диапазоне от “страховать от всех возможных рисков” до “не страховать ничего, кроме традиционных имущественных видов”. Представляется, что обе точки зрения несостоятельны.

Страхование от всех рисков в условиях применения не вполне обоснованных тарифов приведет к невозможности для страховщика выполнять свои обязательства, а в итоге – к дискредитации самой идеи страхования в глазах собственников. Такая ситуация становится вполне вероятна в случаях погони за клиентом и занижения тарифов. Если же тарифы окажутся завышенными, то услуга не будет востребована основной массой нуждающихся в ней потребителей. В то же время слишком осторожный подход со стороны страховщика к приему на страхование нематериальных активов приведет к экономической незащищенности правообладателей, снижению их конкурентоспособности. При этом невостребованный спрос на страховую услугу на внутреннем рынке смогут удовлетворить зарубежные страховщики.

В связи с этим возникает вопрос: а как обстоят дела у зарубежных страховщиков? Анализ данных позволяет отметить, что в современной зарубежной практике страхование нематериальных активов наиболее востребовано как механизм компенсации расходов, связанных с судебными разбирательствами. При этом широкое распространение в Европе получили два вида страховых договоров:

1 – покрытие расходов, связанных с нарушением патентных прав (Patent Infringement Abatement Coverage – Offense coverage). Такой договор защищает страхователя от расходов, связанных с судебным преследованием лица, нарушившего принадлежащие страхователю исключительные права на объект права:

  • расходы в случае предъявления иска страхователем к третьим лицам в течение действия договора страхования;
  • расходы в случае предъявления встречного иска третьим лицом и обвинения в недействительности патента страхователя;
  • расходы на повторную экспертизу патента страхователя в патентном ведомстве;
  • расходы на повтор патента для подкрепления иска.

2 – покрытие расходов на защиту патентных прав (Patent Infringement Defense Cost – Defense coverage). Данный договор защищает страхователя в случае предъявления ему заявления о нарушении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности третьих лиц и покрывает расходы по защите в суде, а также по исполнению судебного решения или отступные при досудебном урегулировании претензий.

Зарубежные страховщики связывают перспективы страхования в сфере нематериальных активов не столько с расширением объема своей ответственности (т.е. разнообразием рисков), сколько с вовлечением в сферу страхования большего числа предпринимателей, в первую очередь предприятий малого и среднего бизнеса. Что касается отечественного рынка, то он делает пока первые шаги как в деле коммерциализации нематериальных активов, так и в разработке методики страхования при вводе объектов в хозяйственный оборот.

Сегодня в связи с выходом России на международный рынок капиталов вслед за международными стандартами менеджмента в нашу страну приходят и международные стандарты управления рисками. Конечно, говорить о процессе управления рынками на предприятиях России как о распространенном бизнес-процессе пока рано. Состояние этого процесса на сегодняшний день Н.Рыбкин оценивает следующим образом: “Лишь 4-5 компаний профессионально провели и внедрили у себя тотальный риск-менеджмент. Культура управления рисками в России невысока, до сих пор существует система, когда отдел промышленной безопасности подчиняется напрямую не генеральному директору, а техническому. Последний заинтересован в более интенсивном использовании промышленного потенциала, нежели в защите предприятия”. По мнению А.Синдецкой “Управлять рисками должны профессионалы, не стоит функции риск-менеджера совмещать с любыми другими. Увеличенная сфокусированность на риске позволяет выявить или создать конкурентные преимущества предприятия. Риск-менеджер повышает стоимость компании”.

Как видно, в целом ряде профессиональных производственных и страховых компаний России стали серьезно заниматься риск-менеджментом, что позволяет надеяться на развитие процесса страхования рисков различного рода, в том числе и в сфере недропользования. Необходимо отметить, что имеются и отдельные примеры участия крупных страховых компаний России в страховании рисков отдельных видов работ в сфере недропользования.

Так, компания “Росгосстрах” в 2003 г. разработала и утвердила “Правила страхования буровых работ”, которыми предусмотрено возмещение убытков страхователя при возникновении страховых случаев при производстве буровых работ:

а – выхода скважины из-под контроля;
б – повреждения бурового, ремонтного оборудования или буровых платформ:

  • взрывом над поверхностью земли или морского дна;
  • ударом молнии;
  • столкновением с наземными, водными или воздушными средствами транспорта;
  • бурей или ураганом;
  • наводнением;
  • падением буровой вышки, деррика или крана;
  • землетрясением, вулканической деятельностью и другими опасными природными явлениями;
  • в результате обрыва или зажима бурового инструмента.

Правила содержат также подробное описание условий, при которых указанные страховые случаи принимаются компанией для возмещения убытков, возникших в результате наступления страхового случая. Компания “Росгосстрах” работает и над проблемой геологических страховых случаев, определение которых имеет более сложный характер, чем риски при проведении буровых работ. Тем не менее изложенное свидетельствует о том, что в России постепенно начинает развиваться культура анализа страховых рисков и их материального возмещения за счет различных видов страхования, что позволяет надеяться на полное решение этой проблемы в недалеком будущем.

Специфика страхования позволяет сделать вывод: в каждом конкретном случае требуется индивидуализация страховой услуги. Это не означает, что страховщик для каждого потенциального страхователя должен разработать индивидуальные правила – они могут быть и стандартизированными. Однако каждый договор должен быть максимально конкретен и учитывать специфику страхуемого объекта. Теоретически потребность в защите нематериальных активов возникает у правообладателя на всех стадиях оборота продукта, но особенно отчетливо она проявляется на стадии использования и защиты. И если правообладатель не находит альтернативы страхованию, то именно на данной стадии оно становится наиболее востребованным. При этом закономерны два вопроса: существует ли законодательная база для страхования, какую страховую услугу могут предложить страховщики субъектам рынка. На эти вопросы имеются ответы в Гражданском кодексе Российской Федерации (гл. 48 “Страхование”) и в Федеральном законе от 10.10.2003 г. № 172-ФЗ “Об организации страхового дела в Российской Федерации”.

Необходимо отметить более сложное определение геологического риска при геологическом изучении недр, который может появляться на всех стадиях геолого-разведочного процесса, начиная с региональных исследований и кончая разведкой выявленных месторождений полезных ископаемых на стадии поисково-оценочных работ. Их определением, безусловно, должны заниматься профессионалы – геологи, а определением страховых тарифов и страховых сумм покрытия убытков – страховщики. При таком взаимодействии различных профессий можно надеяться на положительное решение проблемы рисков и их страхования в сфере недропользования.

Подводя итоги рассмотрения проблемы рисков в недропользовании и их страхования в России, можно сделать следующие основные выводы.
  1. Оценка рисков и их страхование являются неотъемлемыми атрибутами рыночной экономики, поэтому они должны изучаться, определяться и учитываться при недропользовании независимо от источников финансирования.
  2. Основными видами рисков при недропользовании являются геологические и имущественные риски, которые связаны как с отрицательными геологическими или научно-исследовательскими результатами работ, так и с полной или частичной потерей имущества.
  3. Возмещение убытков, связанных с рисками, возможно как путем организации фондов взаимного страхования на корпоративной основе, так и на условиях страховых компаний.
  4. В целях изучения и управления рисками в сфере недропользования необходимо внедрение риск-менеджмента в практику геологического изучения и использования недр, а также создание нормативно-методической базы на основе законодательства Российской Федерации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Боярко Г.Ю. Риски информационного обеспечения проектов недропользования // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. – 2002. – № 4.
2. Никифоров С. Прогноз неприятностей (в России появляется мода на риск-менеджмент) / Российская газета от 18 октября 2006 г. № 233 (4199).
3. Плахова Т. Перспективы страхования интеллектуальной собственности // Интеллектуальная собственность. – 2006. – № 9.
4. Подтуркин Ю.А. Учет неопределенности и риска при стоимостной оценке месторождений и установлении размера разового стартового платежа за право пользования ресурсами / Ю.А.Подтуркин, В.А.Коткин, С.А.Емельянов, Г.Н.Малухин // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. – 2006. – № 2.
5. Хакимов Б.В. Взаимное страхование и кредитование геолого-поисковых работ / Б.В.Хакимов, Ю.С.Сергеев, А.Н.Черников // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. – 2005. – № 4.


©  В.Ю. Зайченко, Журнал "Геология Нефти и Газа" - 2006-6.
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru