VIP Studio ИНФО Грязевые вулканы - очаги периодической газогидродинамической разгрузки быстропогружающихся осадочных бассейнов и важные критерии прогноза газоносности больших глубин
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Серия


    Серия "Гуманитарные
    науки"

  • Серия


    Серия
    "Экономика
    и Право"

  • Серия


    Серия
    "Естественные и
    Технические науки"

  • Серия


    Серия
    "Познание"

  • Журнал


    Журнал
    "Минеральные
    ресурсы России"

  • Журнал


    Журнал
    "Геология
    Нефти и Газа"

  • Журнал


    Журнал
    "Маркшейдерия и
    Недропользование"

  • Журнал


    Журнал
    "Земля Сибирь"

А.И. Алиев,  (Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики)

Журнал «Геология Нефти и Газа» # 2006-5
 

 

На современном этапе познания генетической сущности грязевого вулканизма установлено, что грязевые вулканы проявляются в наиболее активных тектонических зонах молодых депрессий с непрерывным и интенсивным накоплением мощной толщи молассовых формаций при наличии крупных скоплений газа и аномально высоких пластовых давлений. Стратиграфический диапазон и интенсивность проявления грязевых вулканов закономерно изменяются от областей развития мезозойских и палеоген-миоценовых отложений Северного и Центрального Кобыстана в юго-восточном направлении – в сторону значительного погружения мезозойских отложений и нижнетретичного комплекса и активизации современных тектонических движений. Так, ископаемая грязевулканическая брекчия в Центральном Кобыстане была обнаружена в олигоцен-миоценовом разрезе (Нардаран – Ахтарма, Гиджаки – Ахтарма и др.), в юго-восточных районах, начиная с отложений среднего плиоцена (Биби-Эйбат, Зых, Песчаный-море и др.) и в основном верхнего плиоцена и антропогена (Бакинский архипелаг). Вероятно, большинство современных грязевых вулканов формировалось в постплиоценовой фазе складчатости.

Изменение стратиграфического диапазона и интенсивности проявления в Азербайджане грязевых вулканов во времени с северо-запада на юго-восток связано с активизацией неотектонических движений и перемещением в юго-восточном направлении оси максимального прогибания и накопления наибольшей мощности терригенных осадков и в зависимости от этого зон газогидродинамической разгрузки осадочного чехла.

Выбросы значительного объема вулканических брекчий и глыб различных размеров во время извержения грязевых вулканов свидетельствуют об интенсивной генерации и накоплении огромного объема УВ-газов под большим давлением, а периодичность извержений доказывает наличие непрерывного потока УВ в эруптивный аппарат, в результате чего очередное извержение происходит при достижении критического давления.

Грязевые вулканы в пределах Южно-Каспийской впадины сконцентрированы в основном в бортовых и прибортовых частях и приурочены к антиклинальным зонам, осложненным продольными разрывами (рис. 1). Последние представляют собой очаги разгрузки пластовой энергии всего мезо-кайнозойского комплекса.

 

Рис. 1. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ГРЯЗЕВЫХ ВУЛКАНОВ НА ЗАПАДНОМ БОРТУ ЮЖНО-КАСПИЙСКОЙ ВПАДИНЫ
1 – глубинные разломы; 2 – разломы в осадочном чехле; 3 – грязевые вулканы; структурные этажи:
4 – раннегеосинклинальный (нижняя и средняя юра), 5 – позднегеосинклинальный (верхняя юра-эоцен),
6 – раннеорогенный (олигоцен – средний плиоцен), 7 – позднеорогенный (верхний плиоцен-четвертичный комплекс),
8 – изогипсы поверхности консолидированной коры

 

Непрерывное накопление мощных осадков и интенсивная генерация УВ в Южно-Каспийской впадине привели к значительному росту пластовой энергии, разгрузка которой продолжается и в настоящее время вдоль разломов в виде восходящих источников, образующих многочисленные озера и солончаки, выходов нефти, газа и грязевулканических проявлений.

О значительной энергии газогидродинамических систем в недрах Южно-Каспийской впадины свидетельствует аномальность пластовых давлений, градиенты которых за контурами нефтегазоносности погруженных структур достигает 0,018 МПа/м и более, а при наличии газовой залежи большой высоты градиенты пластовых давлений могут достигать значения геостатического градиента. Градиенты же поровых давлений в глинах обычно превышают градиенты пластовых давлений в смежных с ним коллекторах.

Грязевулканические проявления наиболее развиты на западном, относительно крутом, борту Южно-Каспийской впадины, окаймляющем область максимальной мощности как всего осадочного чехла, так и плиоцен четвертичного комплекса (см. рис. 1). Здесь на каждые 100 км2 приходится до 6-8 самостоятельных грязевых вулканов. При этом наибольшая плотность грязевулканических проявлений приурочена к Центральному и Юго-восточному Кобыстану и Западному Апшерону.

В пределах Южно-Каспийской впадины всего зафиксировано 270 грязевулканических проявлений, в том числе 218 на суше и 52 в акватории моря. Возможно, что целый ряд подводных грязевулканических проявлений и даже бурных извержений, в частности в глубоководной ванне Южного Каспия (на глубине более 200 м), остались незамеченными. Здесь сейсмическими работами в плиоцен-четвертичном этаже выявлено около 80 сильнодислоцированных локальных поднятий, подавляющее большинство которых выражено в рельефе дна моря. При этом высота отдельных зон поднятий в поперечном сечении достигает 4000 м по подошве акчагыла и 300-400 м по поверхности дна моря (вал Абиха – структуры Араз-Алов-Шарг). Эти поднятия, несомненно, осложнены грязевым вулканизмом. В глубоководной части Южного Каспия зафиксировано всего лишь одно грязевулканическое извержение в 1908 г., в 40 км к юго-востоку от Шаховой косы на глубине 300 м.

Большинство грязевых вулканов Южно-Каспийской впадины находится в грифонной стадии развития, выделяя илистую грязь, воду, газ и нефть. Сведения о бурных грязевулканических извержениях известны с 1810 г. За 1810-1980 гг. зафиксировано 216 грязевулканических извержений 74 вулканов в Азербайджане, в том числе 62 извержения 17 вулканов в морской акватории. В пределах восточного борта Южно-Каспийской впадины за этот же период отмечено всего 12 грязевулканических извержений, в том числе 9 в Прибалханском пороге.

Грязевулканические проявления служат прямыми показателями нефтегазоносности недр, поэтому механизм образования грязевых вулканов и периодичность их извержения привлекали внимание почти всех исследователей.

 

Рис. 2. ЗАВИСИМОСТЬ ГРЯЗЕВУЛКАНИЧЕСКИХ ИЗВЕРЖЕНИЙ ОТ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ
(западный борт Южно-Каспийской впадины)
А – частота землетрясений (более 3 бал.), Б – частота извержений грязевых вулканов

 
 

Рис. 3. ЗАВИСИМОСТЬ ГРЯЗЕВУЛКАНИЧЕСКИХ ИЗВЕРЖЕНИЙ ОТ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ
(западный борт Южно-Каспийской впадины [2])

 

Еще в XX в. Г.В.Абих, впервые исследовав грязевые вулканы Азербайджана, пришел к выводу, что они приурочены к разломам земной коры и импульсами для начала грязевулканической деятельности служат землетрясения [1]. Эти выводы были подтверждены при анализе данных о землетрясениях и бурных грязевулканических извержениях с 1810 г. Имеются многочисленные примеры, когда грязевулканические извержения происходили после сильных землетрясений (Алиев А.И., Рзаев М.М., 1984).

В 80-х г. XX в. были проанализированы сведения о землетрясениях с силой более 3 бал. и грязевулканических извержениях на западном борту Южно-Каспийской впадины за 1810-1980 гг. и составлены соответствующие частотные графики, сопоставление которых показало, что периодам активизации землетрясений соответствует наибольшие извержения грязевых вулканов (Алиев А.И., Рзаев М.М., 1984) (рис. 2).

В последующем, в работе [2], были приведены результаты аналогичных исследований зависимости грязевулканических извержений от землетрясений за 1810-­2000 гг. с той лишь разницей, что анализировались сведения о землетрясениях с силой более 4 бал. (рис. 3), что подтвердило сделанные нами выводы и дополнило нами исследования за 1980-2000 гг.

Активизация землетрясений “оживляет” сеть региональных разломов и нарушений, в результате эруптивный аппарат грязевых вулканов заполняется новыми порциями УВ-газов, что приводит к значительному росту давления и нарушению геостатического равновесия в канале вулканов, завершающим этапом которого являются новые извержения.

Важнейший вопрос исследования деятельности грязевых вулканов – выяснение периодичности их извержений – был в центре внимания многих исследователей и рассматривался М.В.Абрамовичем, М.Г.Агабековым, А.А.Ализаде, А.А.Архангельским, В.А.Гориным, Ф.Г.Дадашевым, М.М.Зейналовым, М.К.Калинко, А.А.Якубовым и др.

Периодичность извержения грязевых вулканов изменяется в широких пределах – от нескольких месяцев (о-ва Булла, Глиняный, Лось, Свиной, Большой Кумани, вулкан Чеилдаг, Бузовнинская сопка и др.) до 100 лет и более (Большой Кянизадаг, Ахзевир, Хамамдаг, Адживели, Каламадын, Малый Харами, о-ва Камень Игнатия, Дуванный, Обливной и др.)*.

* Здесь приведены старые названия грязевых вулканов.

В 1810-1980 гг. из 74 активно действующих в Азербайджане вулканов 33 извергались всего один раз, 25 – 2-3 раза, остальные 16 вулканов – более 5 раз. На эти вулканы приходится более половины грязевулканических извержений в Азербайджане, зафиксированных с 1810 г. Наибольшее их число относится к вулканам Локбатан (20 извержений), Шихзагирли (12), Кейреки (10), Большой Макарова, Кушчи, мыс Алят, о-ва Булла (по 8 извержений) и др.

Таким образом, почти 60 % зафиксированных извержений грязевых вулканов происходило с интервалами до 15 лет. Их интенсивность растет с северо-запада на юго-восток в сторону активизации тектонических движений, увеличения общей мощности неоген-четвертичного комплекса, повышения градиента пластовых давлений (поровых в глинах) и, наконец, непрерывной генерации УВ-газов. Подавляющее большинство наиболее активных грязевых вулканов, извергающихся более 5 раз, сконцентрировано в основном в пределах Бакинского архипелага, Джейранкечмезской депрессии и Юго-Западного Апшерона.

Грязевой вулканизм на Кавказе проявился в раннеорогенной стадии развития (олигоцен-нижний миоцен) в областях распространения преимущественно предгорных прогибов, характеризующихся благоприятными условиями для нефтегазообразования. В этих условиях интенсивное осадконакопление привело к значительному отставанию темпа разгрузки седиментационных вод и уплотнения осадков от скорости их погружения, что, в свою очередь, обусловило сохранение плас­тичных свойств глинистых пород и рост в них поровых давлений. В таких специфических условиях развития Шемахино-Кобыстанского краевого прогиба происходило формирование дисгармонической складчатости и диапиризма за счет выпирания пластичных глинистых пород в направлении наименьшего геостатического давления, разрядка геодинамического напряжения которых привела к грязевулканическим проявлениям (Aliyev A.I., Aliyev E.A., Murtuzayev I.R.).

Типичным примером разгрузки геодинамического напряжения в областях развития дисгармонической складчатости и диапиризма могут служить грязевые вулканы Котурдаг и Чеилдаг, где при их спокойной деятельности по разрыву непрерывно “выпирается” огромная масса пластичной глинистой брекчии (рис. 4).

 

Рис. 4. РАЗГРУЗКА ГЕОДИНАМИЧЕСКОГО НАПРЯЖЕНИЯ “ВЫПИРАНИЕМ” ПО РАЗРЫВУ МАССЫ ПЛАСТИЧНОЙ ГЛИНИСТОЙ БРЕКЧИИ НА ГРЯЗЕВОМ ВУЛКАНЕ ЧЕИЛДАГ
(фото А.И.Алиева, 1973 г.)

 

Бурные грязевулканические извержения в этом случае происходят при скоплении в эруптивном аппарате, заполненном разжиженной брекчией, значительного объема газа, разгрузка которого не обеспечивается его свободным выделением по грифонам на кратерном поле вулканов. Подъем сильногазированной пластичной глинистой брекчии в жерле вулкана происходит за счет расширения сжатых в микропорах и трещинах глин газов при их движении снизу вверх, что приводит к росту скорости движущейся в эруптивном аппарате массы в сотни раз. В этих условиях извержение грязевых вулканов происходит при последовательной разгрузке эруптивного аппарата, что вызывает резкий перепад давления, интенсивный рост эффекта расширяющегося газа и тем самым – увеличение скорости движущейся массы до полного высвобождения сильно насыщенной газом глинистой брекчии из жерла вулкана.

Таким образом, в принятой схеме извержение грязевого вулкана может быть объяснено в рамках теории газового лифта, а энергия извержения может быть связана с энергией расширяющегося газа. Продолжительность извержений вулканов зависит, по-видимому, от интенсивности разрядки эруптивного аппарата. При наиболее бурных грязевулканических извержениях происходит быстрая разрядка эруптивного аппарата, что приводит к значительному перепаду давления, обвалу, закупориванию жерла и прекращению деятельности вулкана. Поэтому не случайно, что сильные извержения грязевых вулканов бывают непродолжительными.

Интенсивность извержений грязевых вулканов может быть оценена по высоте столба пламени при возгорании выброшенного газа. Отмечено, что бурные извержения грязевых вулканов со значительной высотой пламени оказались кратковременными. Ф.Г.Дадашев приводит сведения о высоте столба пламени и продолжительности горения 15 извержений грязевых вулканов Азербайджана, описанных различными исследователями. При наиболее мощных извержениях грязевых вулканов высота пламени достигала 500 м, а продолжительность извержений изменялась от 10 до 15 мин. Вместе с тем извержение грязевого вулкана Большой Маразинский 31 ян­варя 1902 г. при высоте пламени 20-30 м продолжалось 3 дня [3].

Какой же объем газа выбрасывается в атмосферу при пароксизме грязевых вулканов? Этот вопрос всегда был в центре внимания исследователей, однако не была предложена обоснованная методика оценки объема выброшенного в атмосферу газа при извержении грязевых вулканов. Ф.Г.Дадашевым [3] была сделана попытка оценить объем выброшенного в атмосферу газа при извержении грязевых вулканов банки Макарова (15 ноября 1958 г., продолжительность 30-40 мин, 334,8 млн м3), Большого Кяниздага (12 мая 1950 г., продолжительность 12 мин, 119 млн м3), банки Кумани (14 декабря 1950 г., продолжительность 15 мин, 22,5 млн м3), Таурогай (13 ноября 1947 г., продолжительность 30 мин, 495 млн м3), о.Дуванный (4 ноября 1961 г., продолжительность 30-45 мин, 65 млн м3), Большой Маразинский (31 ноября 1902 г., продолжительность 3 дня, 120 млн м3). Сам же автор ставит под сомнение точность этой оценки.

При оценке объема выброшенного в атмосферу газа при извержении грязевых вулканов Ф.Г.Дадашевым были использованы данные по высоте и диаметру столба пламени и продолжительности горения [3]. По этому поводу следует отметить следующее:

  • извержение грязевых вулканов с возгоранием выброшенного в атмосферу газа происходит при взрывных реакциях газа с воздухом (“гремучей смеси”), т.е. при содержании газа (в основном метана) в воздухе 5-15 %, продолжительность горения зависит от продолжительности выбрасываемого в атмосферу газа;
  • при возгорании выброшенного в атмосферу газа объем пламени (высота и диаметр) увеличивается в зависимости от температуры горящей смеси газа с воздухом в 8-10 раз и более;
  • непродолжительность извержений грязевых вулканов с возгоранием связана с быстрой разгрузкой накопившегося в эруптивном аппарате газа и отсутствием непрерывного поступления газа высокого давления в эруптивный аппарат при извержении.

Таким образом, следует отметить значительную завышенность оценки Ф.Г.Дадашевым объема выброшенного газа в атмосферу при извержении грязевых вулканов.

Для сравнения отметим, что абсолютно свободный дебит скважины с глубины 6072 м при опробовании трещиновато-карбонатных коллекторов свиты Хантон (силур-девон) на месторождении Баффало-Веллоу в США составлял около 77 млн м3 газа/сут (или 3,2 млн м3/ч). На месторождении Гаджибай-Крик (США) с глубины 4600 м был получен абсолютно свободный дебит скважины объемом 48 млн м3/сут. При открытом фонтанировании скв.22 на месторождении Булла-море в Каспийском море в ноябре 1976 г. с глубины 5660-5630 м (VII горизонт продуктивной толщи) в атмосферу выбрасывался газ 3,5 млн м3/сут. Скважина продолжала гореть в течение 16 мес., и за это время выброшенный в атмосферу объем газа был оценен около 2 млрд м3. При разработке самых крупных газовых месторождений ( с запасами не менее 1 трлн м3) с годовой добычей 50 млрд м3 (высокий уровень добычи) объем добытого десятками скважин газа за 1 ч составлял 5,8 млн м3 (или 140 млн м3/сут).

Проведенные расчеты показывают, что при диаметре жерла вулкана 10 м объем выброшенного газа в атмосферу за 30 мин может быть оценен около 6 млн м3.

Таким образом, при извержении грязевых вулканов выброшенный в атмосферу за короткое время объем газа может исчисляться не сотнями, а несколькими миллионами кубических метров.

Важнейшим вопросом проблемы грязевого вулканизма является его генетическая связь с нефтегазоносностью недр. Известно, что основной действующей силой пароксизма грязевых вулканов служат УВ-газы.

Грязевой вулканизм свидетельствует об интенсивной генерации и аккумуляции УВ-газов в недрах. Эруптивный аппарат грязевых вулканов или раздробленная зона разрывов с перемятыми породами, многочисленными трещинами и кавернами служат благоприятными средами для миграции и аккумуляции УВ-газов. В зависимости от интенсивности их генерации, аккумуляции в указанных тектонически раздробленных зонах и условий дегазации эруптивного аппарата грязевой вулканизм проявляется в различных модификациях.

В зонах развития преимущественно глинистых образований (Шемаха-Кобыстанский краевой прогиб, Бакинский архипелаг, Западный Апшерон) в раздробленной зоне разрывов, представленной в основном неблагоприятной для дегазации глинистой брекчией, скапливается значительный объем УВ-газов и при достижении критического давления нарушается геодинамическое равновесие, происходит бурное грязевулканическое извержение.

В областях развития грубых молассовых образований и карбонатных пород в связи с благоприятными условиями дегазации раздробленных зон разрывов грязевулканические проявления выражены небольшими грифонами и сальзами. В таких районах грязевулканических извержений не происходит.

Некоторые исследователи считают, что грязевые вулканы создают благоприятные условия для формирования крупных скоплений нефти и газа путем миграции УВ-флюидов по эруптивному аппарату из глубоких недр. Однако имеется и противоположное мнение о том, что интенсивная грязевулканическая деятельность приводит к истощению или разрушению залежей на больших глубинах.

Для выяснения роли грязевулканических проявлений в формировании залежей нефти и газа был проанализирован большой фактический материал по известным месторождениям Азербайджана, пораженным грязевым вулканизмом, и рассмотрены зависимости запасов УВ-скоплений месторождений от интенсивности проявления осложняющих их грязевых вулканов.

Более 80 % известных месторождений на западном борту Южно-Каспийской впадины осложнены грязевыми вулканами, поэтому грязевому вулканизму была отведена значительная роль в формировании скоплений нефти и газа в Азербайджане. С этих позиций следовало бы ожидать прямую связь между интенсивностью грязевулканических проявлений и запасами нефти и газа одноименных месторождений, что фактически не наблюдается. При наибольшей частоте извержений грязевых вулканов Дашгиль, Кейреки, Боздаг, Гюльбахт и других запасы связанных с ними месторождений оказались небольшими. Вместе с тем при значительных запасах месторождений Балаханы-Сабунчи-Раманы, Нефтяные Камни, Азери-Чыраг-Гюнешли, Шах-дениз, Кюровдаг осложняющие их грязевые вулканы, характеризуясь слабой деятельностью, находятся в грифонной стадии развития.

Бурные грязевулканические извержения свидетельствуют о значительном росте давления газа в эруптивном аппарате. Очевидно, должен происходить переток УВ-газов из эруптивного аппарата в прилегающие песчаные коллекторы при наличии большого градиента давления. Однако проведенные промысловые наблюдения на месторождении Локбатан с наиболее активным грязевулканическим проявлением показали, что, несмотря на позднюю стадию разработки этого месторождения и значительное падение в большинстве залежей пластовых давлений ниже гидростатических, при неоднократных сильных извержениях грязевого вулкана каких-либо изменений запасов нефти и газа месторождения не наблюдалось. При наличии многочисленных скважин вблизи эруптивного аппарата вулкана в периоды его пароксизма не отмечалось особых изменений даже в эксплуатационных характеристиках этих скважин. Это доказывает отсутствие генетической связи грязевого вулканизма с формированием или разрушением залежей нефти и газа верхнего этажа (продуктивной толщи) месторождения Локбатан. Несмотря на позднюю стадию разработки этого месторождения, осложняющий его грязевой вулкан продолжает активную деятельность по настоящее время. Последние бурные извержения наблюдались в 1972, 1977 и 1980 гг., не исключены извержения и в будущем. Очевидно, эруптивный аппарат грязевых вулканов, будучи ослабленным сквозными зонами в осадочном чехле, подпитывается газами более глубоких горизонтов с наиболее жесткими термодинамическими условиями. Об этом свидетельствуют и значительные давления накопленного в эруптивном аппарате газа при пароксизме грязевых вулканов, которые не могут быть обеспечены за счет верхнего этажа нефтегазоносности.

Таким образом, в деятельности грязевых вулканов наряду со стратиграфической приуроченностью важное значение имеют и глубины источников генерации и аккумуляции УВ-газов. Вероятно, в пароксизме грязевых вулканов не участвует верхний этаж нефтегазоносности из-за недостаточности пластовых энергий для обеспечения сверхвысоких давлений в эруптивном аппарате. Очаги грязевых вулканов, обладая высокой пластовой энергией, погружены на значительную глубину. Поэтому не случайна приуроченность активнодействующих грязевых вулканов к зонам значительной мощности осадочного чехла. В зонах же небольшой мощности осадочных образований грязевые вулканы характеризуются слабой деятельностью, имеют грифонную стадию развития. Примером могут служить грязевулканические проявления в областях развития мезозойских отложений юго-восточного погружения Большого Кавказа или Северного Кобыстана.

Очаги грязевых вулканов, подпитывающие эруптивный аппарат УВ-газами, связаны исключительно с глубокозалегающими горизонтами, обладающими высокой потенциальной энергией пластовых систем. Об этом свидетельствуют активизация грязевулканической деятельности во времени и пространстве в направлении роста мощности осадочного чехла и отсутствие грязевых вулканов в зонах сокращенной мощности осадков (район Талыш-Вандамского выступа).

Следовательно, грязевые вулканы являются важными критериями оценки газоносности глубоких недр Южно-Каспийской впадины. В пределах этой впадины, несмотря на широкий стратиграфический диапазон нефтегазопроявлений, могут быть выделены в основном два этажа нефтегазоносности: верхний – плиоценовый и нижний – мезозойский, разобщенные мощной глинистой толщей палеогена – миоцена, в разрезе которой в отдельных случаях встречаются небольшие скопления нефти в песчано-алевритовых пропластках и линзах, замкнутых в глинах (Алиев А.И., Рзаев М.М., 1984).

Интенсивные грязевулканические проявления в Южно-Каспийской впадине в основном связаны с нижним этажом нефтегазоносности, характеризующимся наиболее благоприятными условиями для генерации, аккумуляции и консервации УВ-газов. Мощная глинистая толща палеогена – миоцена служит надежной покрышкой для сохранения крупных скоплений газа в мезозойских отложениях.

Верхний этаж нефтегазоносности в деятельности грязевых вулканов участвует лишь в наиболее погруженных зонах впадины, где глубокозалегающие газоносные горизонты характеризуются сверхвысокими пластовыми давлениями (80-100 МПа и более).

Таким образом, грязевые вулканы, будучи очагами периодической газогидродинамической разгрузки крупных седиментационных бассейнов, свидетельствуют об интенсивной генерации УВ-газов и являются надежными критериями оценки газоносности глубоких горизонтов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Абих Г.В. О появившемся на Каспийском море острове и материалы к познанию грязевых вулканов Каспийской области / Тр. Геол. ин-та АзФАН СССР. – 1939. – Т. 12/63.
2. Алиев Ад.А. Землетрясение и активизация грязевулканической деятельности (причинная связь и взаимодействие) / Ад.А.Алиев, А.Г.Гасанов, А.А.Байрамов, И.С.Белов // Тр. Ин-та геологии. – Баку: Nafta Hress. – 2001. – № 29.
3. Дадашев Ф.Г. Углеводородные газы грязевых вулканов Азербайджана. – Баку: Азернешр, 1963.


©  А.И. Алиев, Журнал "Геология Нефти и Газа" - 2006-5.
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru